Свобода слова.
Дорого.
Поддержи The New Times.

#Картина мира

За батьку

24.03.2011 | № 10 (195) от 21 марта 2011 года

RUBL_SHUTTER_490.JPG
Почти банкрот. Призрак бродит по Белоруссии — призрак дефолта. Белорусский рубль худеет на глазах, а новых кредитов Батьке после 19 декабря Европа уже не даст. Спасение Лукашенко начал искать там, где он обычно это и делает, когда сильно припрет, —  в Москве. Та откликнулась неожиданным визитом в Минск Владимира Путина. Чего теперь ждать белорусам — выяснял The New Times

Лукашенко устроил Путину пышный прием, много улыбался и замучил гостя разговорами о необходимости как можно быстрее сформировать единое экономическое пространство. Накануне визита Батька выпустил из тюрьмы арестованных 19 декабря в Минске двух россиян, нахваливал как мог Владимира Владимировича в интервью The Washington Post. Все не случайно: Батька хотел во что бы то ни стало взять у России кредит на строительство АЭС под Островцом, и еще немного — на спасение белорусской экономики. Вопрос: почему именно Россия, а не Иран, с которым Лукашенко, как все помнят, крутил шашни по атомным вопросам? Потому что Иран готов был строить АЭС строго по контракту, а с России Лукашенко надеялся по старой дружбе получить и атомные технологии, и деньги на их «освоение». Слишком уж припекло.

Кто строит, тот и тратит

Путин перед камерами торжественно пообещал ближайшему союзнику России «на АЭС» $6 млрд. Самые важные детали оказались за кадром: решение о кредите будет приниматься в июне, и даже если оно будет положительным, «бабки» лягут на счета «Росатома». То есть кто строит, тот и тратит. Но Батька согласен и на это, лишь бы получить помимо кредита на АЭС прямую финансовую помощь. Чистыми деньгами он просит у Путина $1 млрд. Правда, и этот вопрос, как в итоге выяснилось, будет решаться летом. Пока же Батьке пришлось молча проглотить путинскую шутку: Белоруссия «объегорила» Россию — экспорт в РФ нарастила почти наполовину, а импорт из РФ вырос намного меньше. И вообще Москва, мол, и без того в большом объеме субсидирует белорусскую экономику — беспошлинно поставили нефти на $4,3 млрд. Субсидии, правда, псу под хвост…

Покупайте валюту!

Любой, кто решит прогуляться по Минску утром, тут же убедится: стране нужна не АЭС, а новые кредиты. Белорусы выстроились в очереди у обменников. Неделю назад МВФ порекомендовал белорусским властям срочно провести девальвацию «как минимум на 25 %». Но белорусский Нацбанк упорствует: в ближайшее время нам ничто не грозит. Население не поверило. Опрошенные The New Times белорусские банкиры подтвердили: в марте спрос на валюту вырос в 10–12 раз. На всех желающих долларов не хватает. Нацбанк уже ввел ограничения на покупку валюты юрлицами: в банки завозят максимум по $5 тыс. на отделение, и раскупаются они людьми за первые же часы. Иногда ажиотаж приводит к потасовкам — у многих банковских филиалов теперь дежурят наряды милиции.
PUTIN_V_MINSKE_TASS_490.JPG
15 марта в Минске Владимир Путин пообещал белорусскому коллеге ну о-очень большие деньги

Параллельно финансисты получают тревожную информацию от зарубежных экспертов: рейтинговое агентство Fitch снизило со «стабильного» на «негативный» прогноз по долгосрочным рейтингам дефолта семи крупнейших белорусских банков* * Агентство Standard&Poor’s также понизило рейтинг Белоруссии в иностранной валюте с «В+» до «В», что всего на две ступени выше преддефолтного. Долгосрочный прогноз стал негативным. .

Нацбанк нищает

За первые два месяца 2011 года золотовалютные резервы Белоруссии уменьшились еще на 20%: у Нацбанка сейчас в «заначке» меньше $4 млрд, что примерно равно месячному объему импорта. «Если в срочном порядке не урезать расходы и не найти новых источников финансирования, девальвации Белоруссии в этом году не избежать», — делает прогноз в разговоре с The New Times экономист, экс-кандидат в президенты Ярослав Романчук. «Таких малых резервов Нацбанк не имел еще никогда. Ситуация может выйти из-под контроля в любой момент», — сокрушается в разговоре с журналом экс-глава Нацбанка Станислав Богданкевич. Белоруссии уже давно надо было девальвировать национальную валюту, так как курс «зайчика» искусственно завышен, считает Романчук. Но у Лукашенко свои опасения: в начале 2008 года уже было 25-процентное удешевление нацвалюты, и народ был сильно недоволен. Впрочем, население чувствует, что без повторения пройденного властям не обойтись и уже начало готовиться к суровым временам: запасается гречкой, солью, макаронами, крупами.

Без ясности

Гигантские дыры в бюджете Лукашенко раньше удачно затыкал с помощью иностранных кредитов. Но после жестокого подваления выступлений оппозиции в декабре прошлого года Евросоюз сказал Батьке: «Все, хватит!» Лукашенко вместе со своими топ-чиновниками стал невъездным в пространство ЕС. Последняя надежда Батьки, если не считать обращенной к Путину 15 марта просьбы подкинуть миллиардик, — антикризисный фонд ЕврАзЭС, также, по сути, контролируемый Москвой. Лукашенко у фонда просит $2 млрд. «Дадут денег или нет, станет ясно уже в марте», — высказал мнение в разговоре с вашим автором вице-премьер Белоруссии Сергей Румас. Разговор был в феврале. Сейчас уже на излете март, а ясности все нет. Как поведали источники журнала в администрации президента Белоруссии, ответ вряд ли придет раньше лета: «Решения по всем кредитам будут приниматься в одном месте и одним и тем же человеком».
 

Пока режим Лукашенко решил ограничиться продажей «фамильного серебра» — стратегически важных для страны объектов, вроде «Беларуськалия», «Нафтана» или «ГродноАзота»: их сбытом Батька займется лично    


 

Путин если и поможет Лукашенко, то не бескорыстно. «Цель Кремля — не только добиться от Батьки абсолютной лояльности, но и разрешения на скупку российским бизнесом всех более или менее ценных государственных предприятий, — напоминает белорусский политолог Виктор Мартинович. — И сейчас реализация этого сценария гораздо более вероятна, чем прежде. Минск почти банкрот». Поэтому пока Минск пытается на всем экономить. Получается довольно изящно.

Увольнения без шума

Пару лет назад Лукашенко упрятал в тюрьму за «злоупотребление служебными полномочиями» и «расхищение государственной собственности» Александра Боровского, тогда еще директора одного из белорусских НПЗ. А в декабре 2009-го неожиданно выпустил и «бросил» проводить в жизнь непопулярные меры. Так Боровский появился на Минском автомобильном заводе (МАЗ) в качестве директора. Сейчас власть зэком-директором довольна. «Спокойно, без шума, никого не обидев, убрал с предприятия 4,5 тыс. человек», — оценил проделанную Боровским работу вице-премьер Владимир Семашко. Тем не менее и сейчас МАЗ находится в плачевном состоянии: на этот год ему выделили ссуду на 375 млрд рублей ($122 млн).

Массовыми увольнениями на МАЗе «народная власть» Лукашенко довольствоваться не собирается: глава минфина Андрей Харковец говорит о необходимости уменьшить численность работников бюджетного сектора на 10–15 %. Сокращать будут не чиновников, а учителей и врачей. «Штаты (госучреждений. — The New Times) должны подстраиваться под возможности бюджета, а не наоборот», — разъяснил Харковец, рассчитывающий сэкономить таким образом до 2 трлн рублей ($660 млн) в год.

Поможет ли все это заваливающейся набок экономике — вопрос. У страны есть только один перспективный выход — полностью перестроить свою экономическую систему, заявил The New Times независимый белорусский экономист Леонид Злотников. Но и эта цель труднодостижима. «У государства нет денег для технического перевооружения предприятий, у руля которых стоят старые директора советской школы, не способные мыслить рыночными категориями, — констатирует собеседник журнала. — У них, как в СССР, в голове только планы по производству». Кругом — тупик.

Фамильное серебро

Похоже, это понял и сам Лукашенко. Сегодня он уже готов продавать: в 2011–2013 годах в Белоруссии планируется продать акции 244 «тонущих» государственных заводов. Суммарно государство хочет за них выручить $1 млрд. С другой стороны, если люди, работающие на этих заводах, окажутся на улице без работы, народных волнений не избежать. Поэтому пока режим Лукашенко решил ограничиться продажей «фамильного серебра» — стратегически важных для страны объектов, вроде «Беларуськалия», «Нафтана» или «ГродноАзота». Как поведали нашему журналу источники в президентской администрации, продажей этих объектов Лукашенко займется лично.

Вот, правда, инвесторам необходимо помнить: в один прекрасный момент режим Лукашенко может без обиняков забрать 50% плюс одну акцию предприятия, заплатив «продавцу» по цене, которую определит сам, предупреждает белорусский политолог Леонид Заико: «Сегодня приватизация, а завтра, когда государственная машина проест вырученные от распродажи деньги, может настать и черед национализации».


Главная проблема белорусской экономики — растущее отрицательное сальдо внешней торговли. Страна стала больше покупать, чем продавать, еще в 2006 году. В прошлом году разница между проданным и купленным составила $6,4 млрд. Это на $2,7 млрд выше, чем прогнозировали чиновники в 2009-м.

Согласно данным минэкономики Белоруссии, в этом году 5 из 17 важнейших индикаторов экономической безопасности выйдут за пределы пороговых значений. Каждый пятый субъект хозяйствования в стране работает в убыток.






×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.