Свобода слова.
Дорого.
Поддержи The New Times.

#Деньги

Заклинило на шельфе

24.03.2011 | Докучаев Дмитрий | № 10 (195) от 21 марта 2011 года

37_200.jpg
Встреча на шельфе. Акционеры ТНК-ВР не смогли договориться об участии в альянсе British Petroleum и «Роснефти». В результате сделка между британской и государственной российской компаниями, которую благословил лично премьер Владимир Путин, может быть расторгнута. Что не поделили — выяснял The New Times

Начиналось все под фанфары: ВР и «Роснефть» еще 14 января в присутствии премьера Путина заключили соглашение, по условиям которого российская госкомпания должна получить 5% акций ВР в обмен на 9,5% акций «Роснефти». Стороны договорились о совместной разведке и добыче нефти на российском шельфе Арктики. Сделка выглядела весьма масштабной: объем соглашения об обмене акциями составил $16 млрд, а размер инвестиций в освоение арктического шельфа только на первом этапе оценивался в $1,4–2 млрд* * См. подробнее The New Times № 2 от 24 января 2011 г. .

Проект сразу же вызвал неоднозначную реакцию в мире. Российским властям сделка дала в руки мощный аргумент в споре с теми, кто считает инвестиционный климат в нашей стране неподходящим для бизнеса. А политические круги Великобритании и США осудили альянс, не преминув заметить, что у его участников «рыльце в пушку»: на совести ВР — крупнейшая экологическая катастрофа в Мексиканском заливе и долги за $40 млрд, а на совести «Роснефти» — сомнительный с точки зрения международного права отъем активов ЮКОСа.

Против альянса выступила российская «дочка» британской компании ТНК-ВР в лице ее российских акционеров из консорциума ААR* * По 50% ТНК-ВР принадлежит британской BP и российскому консорциуму AAR (25% — «Альфа-Групп» Михаила Фридмана, по 12,5% — «Ренове» Виктора Вексельберга и Access Industries Леонарда Блаватника). .

Как пояснил глава ААR Стэн Половец, между ААR и ВР существует соглашение акционеров, по одному из пунктов которого все проекты в России и на Украине партнеры реализуют через ТНК-ВР, за исключением случаев, когда совет директоров ТНК-ВР посчитает проект неинтересным для компании. Однако в случае с планами по сотрудничеству с «Роснефтью» ВР не прошла соответствующую процедуру согласования с советом директоров ТНК-ВР.
 

Вопросы по ТНК-ВР решаются в соответствии с английским правом. С тем, чтобы исполнить решение в Англии, проблем не будет. Но в России они могут возникнуть    


 

Соответственно, сразу после того как о сделке между ВР и «Роснефтью» было объявлено публично, консорциум ААR оспорил ее в Лондонском суде. 1 февраля суд поддержал требования ААR, приняв решение отложить обмен акциями ВР и «Роснефти» до вынесения вердикта Стокгольмским коммерческим арбитражем, заседание которого по данному вопросу, в свою очередь, уже несколько раз откладывалось. Как считают юристы, знакомые с практикой работы Стокгольмского арбитража, вердикта стоит ждать не ранее апреля.

Директора разошлись

Тем временем, как и предписывало соглашение между ААR и ВР, на одобрение совета директоров ТНК-ВР было вынесено предложение менеджмента, касающееся участия компании в альянсе ВР — «Роснефть». Рассмотреть его удалось лишь с третьей попытки: заседания 25 февраля и 4 марта не состоялись, так как не было кворума — члены совета директоров от ВР их проигнорировали. В результате заседание состоялось в Париже в субботу вечером, 12 марта — это был крайний срок, предусмотренный корпоративным правом: совет директоров ТНК-ВР должен был проголосовать по данному вопросу в течение 45 дней с момента получения предложения. В конце января консорциум AAR отправил в ВР свой вариант схемы участия в сделке по слиянию ВР и «Роснефти». В соответствии с ней консорциум собирался выкупить 5% акций британского концерна ВР за $8,16 млрд и обменять этот пакет на акции «Роснефти». Если сложить эти акции с теми, что BP уже была готова обменять на акции «Роснефти», то у российской госкомпании образовался бы уже вполне солидный пакет акций в мировом нефтяном гиганте.

Но в Париже предложение российского консорциума было отклонено советом директоров. Как уточнили в пресс-службе ТНК-ВР, в соответствии с условиями соглашения акционеров ТНК-ВР данное предложение является «предметом единогласного голосования». Для его одобрения необходимо, чтобы все директора и от АAR, и от ВР (по четыре человека) проголосовали «за». Единодушия не случилось: все директора от ВР проголосовали «против». В свою очередь, все директора от AAR и три независимых директора проголосовали «за».

«Менеджмент крайне разочарован результатами заседания совета директоров, — не стал скрывать управляющий директор ТНК-ВР Михаил Фридман. — Участие TНK-BP в сделке с «Роснефтью» могло быть чрезвычайно интересно для компании и для ее акционеров как финансово, так и стратегически. Альянс ТНК-ВР с «Роснефтью» был бы крайне выгоден и для «Роснефти».

В свою очередь, компания ВР по итогам совета директоров распространила заявление, в котором объяснила свой отказ от предложений менеджмента ТНК-ВР тем, что содержавшийся там пункт о продаже акций ВР за деньги невозможен, так как размывает долю других акционеров. Представители ВР предложили совету директоров исключить этот пункт из рассмотрения и сосредоточиться на вопросах «глобального сотрудничества и разработки шельфа в Арктике». Что, в свою очередь, не встретило понимания у членов совета директоров от ААR.

Каждая из сторон уверена в обоснованности своей позиции. «Предложение директоров ВР могло позволить ТНК-ВР начать дискуссию с «Роснефтью» о возможностях разработки арктического шельфа, а ВР произвести обмен акциями с «Роснефтью», — считает пресс-секретарь московского офиса ВР Владимир Буянов.

«Исключение обмена акциями из предложения менеджмента позволило бы ВР самостоятельно осуществить обмен акциями с «Роснефтью», сформировав, таким образом, альянс между BР и одним из основных конкурентов ТНК-ВР. В этом случае переговоры по проекту в Арктике стали бы бессмысленными», — поясняет позицию ААR Стэн Половец.

«Роснефть» угрожает

За фасадом всех этих разборок остается «Роснефть». Официально российская госкомпания занимает позицию невмешательства в спор между акционерами ТНК-ВР и «надеется, что данный корпоративный конфликт будет разрешен в короткие сроки и без ущерба интересам ОАО «НК «Роснефть».

Но эта «отстраненная» позиция сопровождается рядом важных нюансов. Во-первых, «Роснефть» четко дает понять, что не желает, чтобы российские акционеры ТНК-ВР работали в Арктике вместе с ней и британской ВР, сообщил вице-президент «Роснефти» Питер О’Брайен, подчеркнув, что сотрудничество с ТНК-ВР в рамках стратегического альянса по арктическому шельфу невозможно, так как эта компания не обладает ни технологиями, ни опытом шельфовых работ, ни специально обученным персоналом.

Во-вторых, в «Роснефти» считают, что требование все российские контракты ВР согласовывать с ТНК-ВР вовсе не носит безусловного и универсального характера. В качестве примера там ссылаются на разработку ВР проектов «Сахалин-4» и «Сахалин-5» без всякого одобрения или участия ТНК-ВР.

В-третьих, руководство «Роснефти» угрожает в случае срыва сделки наказать виновных в этом материально. Председатель совета директоров «Роснефти» вице-премьер Игорь Сечин заявил, что если сделка с ВР не будет реализована, «Роснефть» вправе потребовать компенсации. А чуть раньше, в интервью Wall Street Journal, Сечин вполне прозрачно угрожал и руководителям ТНК-BP Герману Хану и Михаилу Фридману.

В ожидании суда

Теперь судьба сделки между «Роснефтью» и ВР зависит исключительно от решения Стокгольмского арбитражного суда. Такое мнение в разговоре с The New Times высказал президент Российского союза промышленников и предпринимателей, независимый член совета директоров ТНК-ВР Александр Шохин. Ведь запрет лондонского суда для ВР реализовывать стратегические договоренности с «Роснефтью» (включая обмен акциями и соглашение о сотрудничестве в Арктике) остается в силе. По словам Шохина, досудебное решение возможно только в том случае, если обе стороны согласны пойти на мировую, не дожидаясь решения суда. «Но пока у меня нет информации, что такой сценарий возможен», — добавил глава РСПП.

Впрочем, считают независимые аналитики, российских акционеров могут принудить пойти на мировую с их британскими коллегами — не стоит забывать, что «папа» «Роснефти» — «настоящий Игорь Иванович», а сделку освятил сам премьер Путин. Старший аналитик «Арбат Капитала» Виталий Громадин, например, и вовсе сомневается, что AAR (Фридман — Вексельберг — Блаватник) всерьез попытается помешать обмену акциями между ВР и «Роснефтью», учитывая большой риск впасть при этом в немилость российского правительства. «Доля в ТНК-ВР является не единственным активом российских акционеров: им есть что терять», — напоминает эксперт. С коллегой согласен и Валерий Нестеров, аналитик по ТЭК «Тройки Диалог». «Скорее всего, российские акционеры ТНК-ВР в результате этого скандала пытаются выторговать у ВР более выгодные для себя условия участия в других проектах британской компании», — считает Нестеров.

Со своей стороны партнер Paragon Advice Group Александр Захаров предполагает, что новые шаги сторон последуют уже после вердикта Стокгольмского арбитража и зависят от того, в чью пользу он будет вынесен. «Вопросы по ТНК-ВР решаются в соответствии с английским правом. С тем, чтобы исполнить решение в Англии, проблем не будет. Но в России могут возникнуть проблемы», — предупреждает Захаров.

Могут — ясно дает понять и Игорь Сечин. «Какое бы решение ни вынес британский суд, к которому мы относимся с глубочайшим уважением, «Роснефть» — самостоятельная публичная компания и вправе сама определять, с какой компанией осваивать российские месторождения Арктики», — заявил вице-премьер.


ТНК-ВР была создана в 2003 году. Ее добывающие активы расположены в Западной и Восточной Сибири, а также Волго-Уральском регионе. ТНК-BP принадлежат НПЗ в России и на Украине и розничная сеть из 1,4 тыс. АЗС. ТНК-ВР также владеет около 50% российской нефтегазовой компании «Славнефть».

ТНК-BP является третьей крупнейшей нефтяной компанией России: на ее долю приходится около 16% добычи нефти в РФ. Совокупные доказанные запасы компании — 8,8 млрд баррелей нефтяного эквивалента (по состоянию на 31 декабря 2010 года). Чистая прибыль ТНК-ВР в 2010 году выросла на 17% — до $5,8 млрд.

По 50% ТНК-ВР принадлежит британской BP и российскому консорциуму AAR (25% — «Альфа-Групп» Михаила Фридмана, по 12,5% — «Ренове» Виктора Вексельберга и Access Industries Леонарда Блаватника).

Между акционерами уже был один громкий конфликт: в 2008 году россияне обвинили британцев в том, что они самовольно управляют компанией, игнорируя совместные решения. Результатом конфликта стала отставка руководителя ТНК-ВР Роберта Дадли. Теперь он работает гендиректором всей ВР.


Последнее обновление:

Стокгольмский арбитражный суд в четверг вынес решение о запрете сделки между "Роснефтью" и британской компанией BP, сообщает агентство "Интерфакс" со ссылкой на представителя российского консорциума ААР. Сделка в том числе предусматривала стратегическое партнерство в Арктике и обмен акциями. 

Британская компания BP будет искать возможность реализовать сделку с "Роснефтью", несмотря на временный запрет на завершение процесса сделки, наложенный Стокгольмским арбитражем, цитирует РИА "Новости" заявление BP. 

Компания намерена теперь обратиться за разъяснениями о том, может ли обмен акциями состояться отдельно от других параметров соглашения, сообщает также РИА "Новости"

"BP ждет возможности разрешить разногласия с российскими партнерами, чтобы дать возможность в будущем все-таки осуществить эти важные проекты на российском арктическом шельфе", – сказано в заявлении компании. 

1 февраля суд в Лондоне принял решение отложить сделку по обмену акциями между ВР и ОАО "Роснефть" до рассмотрения иска ААР в Стокгольмском суде, напоминает "Газета.ру". Российский акционер ТНК-ВР – консорциум ААР ("Альфа", "Аксесс", "Ренова") – обратился в Лондонский суд с иском о приостановлении действий по сделке между ВР и "Роснефтью".


×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.