Свобода слова.
Дорого.
Поддержи The New Times.

#Родное

Химкинская рубка

22.03.2011 | Литой Александр | № 10 (195) от 21 марта 2011 года

Процесс над антифа обещает сюрпризы
RODNOE_TASS_490.JPG
Милиционеры составляют протокол после атаки на администрацию Химок

Химкинская рубка. 23 марта состоится второе заседание суда над антифашистами Максимом Солоповым и Алексеем Гаскаровым, которых обвиняют в организации «погрома», как утверждает следствие, здания городской администрации Химок в июле 2010 года. Что за лесом — разбирался The New Times

Первое заседание, состоявшееся 14 марта, вышло сумбурным — прокурор Ольга Егорова опоздала, представитель потерпевшей стороны вообще не явился, так что 23 марта процесс, по сути, и начнется. Солопова и Гаскарова обвиняют по части второй статьи 213 УК — групповое хулиганство по предварительному сговору. Возможное наказание — до 7 лет лишения свободы. Подсудимые вину отрицают: да, они оба были на акции, но Гаскаров — как журналист, а Солопов лишь участвовал в демонстрации и ничего не громил.

Свидетели обвинения

Защите антифашистов в первом же заседании удалось добиться успеха: вопреки прокурорскому ходатайству показания трех важнейших свидетелей обвинения будут не просто зачитаны в суде — им придется выступить лично. Вопросов же к свидетелям более чем достаточно. Как рассказал The New Times Максим Солопов, два протокола допросов свидетелей из трех повторяют друг друга до запятой. Ни один из трех свидетелей не является жителем Химок. Один якобы приехал в Химки к некому родственнику, договорился о встрече, но родственник на нее не пришел, и тут-то приезжий нечаянно стал свидетелем антифа-акции и даже смог запомнить обвиняемого Алексея Гаскарова. Двое других свидетелей утверждают, что видели и Солопова, и Гаскарова. По их словам, они познакомились с двумя девушками, которые пригласили их в Химки. Там девушки куда-то пропали, а молодые люди вместо романтической прогулки стали свидетелями атаки на горадминистрацию.

Методы

Друзья подсудимых убеждены: Солопов и Гаскаров оказались «крайними» случайно. Просто в первые недели после акции милиционеры хватали всех подряд, назначая виновных и выбивая признательные показания* * К каким методам прибегали милиционеры, The New Times рассказывал в № 28 от 6 сентября 2010 г. . «О том, что меня собираются брать за Химки, удалось узнать за несколько часов до того, как на мою квартиру приехали, — вспоминает антифашист Виталий С. — Валить из Москвы нужно было буквально сразу. Я несколько месяцев провел за границей, зарабатывал грузчиком на еду и жилье. Так как разрешения на работу в чужой стране не было, даже на одежду заработка не хватало. Соответственно, все, что у меня с собой было, — это шорты, спортивные штаны и кофта с жирафом».

Андрею Ф. повезло меньше: «Я собирался помогать с охраной антирасистского футбольного турнира, который милиция сорвала в подмосковном Подольске вскоре после демонстрации в Химках. Чтобы поехать в Подольск на электричке, была назначена стрелка у метро «Комсомольская». О ней опера прознали, и там меня и задержали. Я показался им похожим на фоторобот одного из участников химкинских событий. Поочередно несколько следователей меня допрашивали 16 часов без перерыва, только один раз выпустили в туалет, не давая даже попить воды. Били, но аккуратно, следов побоев не осталось. Без ордера дома провели обыск. Выжать из меня признание они так и не смогли. Подвело то, что при задержании у меня изъяли два травматических пистолета: «Осу» и несертифицированный в России ствол иностранного производства. Сначала иностранный травмат милицию не заинтересовал, но, когда я решил уехать из Москвы, они провели экспертизу, которая постановила, что из этого ствола можно выстрелить боевым патроном. Этот травмат признали боевым оружием и меня объявили в розыск. По совету адвоката, я "сдался", состоялся суд, и мне дали один год условно. По Химкам меня больше не беспокоили».
RODNOE_490.jpg
Победой Гаскарова (слева) и Солопова стало то, что их выпустили на время следствия из СИЗО под подписку о невыезде. Следующую они попытаются одержать в суде

Химкинские беженцы

Владимир Скопинцев, которым тоже в связи с историей в Химках интересуется милиция, музыкант группы «Политзэк», рассказал The New Times, что вообще был не в России, когда толпа атаковала мэрию Химок. Музыкант решил в Россию до поры до времени не возвращаться. А вечером 2 сентября по месту прописки Владимира в подмосковном Троицке был его младший брат Андрей. Он вышел на балкон поговорить по телефону, и в него выстрелили, как позже выяснилось, из самодельного огнестрельного оружия. Озвучивалось две версии: стреляли фашисты или химкинские бандиты. В пользу последней версии говорит то, чо приехавшая милиция не помогла Андрею, которого только что чуть не убили, а доставила его в отделение, где его избили, пытаясь узнать, где его старший брат. По словам Владимира, вокруг его дома до сих пор крутятся и названивают на домашний телефон люди, похожие на оперативников.

В поисках организаторов акции в Химках подмосковная милиция проделала впечатляющую работу. Следователи даже ездили в Самару и Нижний Новгород. За участие в акции до сих пор ищут Романа Белоусова — он стал известен после судебной тяжбы с биофаком МГУ за право не резать животных на учебной практике.

Следствие очень хочет получить в свое распоряжение Дениса Солопова — родного брата Максима. Денис скрылся от милиции, но был арестован 2 марта в Киеве. Сейчас он задержан на 40 суток и теоретически может быть выдан России. Денис получил статус мандатного беженца ООН, а вот в статусе беженца на Украине ему отказали. По словам Максима, разбирательство с этой правовой коллизией может занять до полутора лет.

В розыске и организатор, по версии следователей, нападения на горадминистрацию Химок — вокалист группы «Проверочная линейка» Петр Силаев. Он скрывается в Европе, путешествуя из одной страны в другую. Силаев ведет путевой дневник на Openspace.ru под псевдонимом Петя Косово. Его повесть «Исход» об уличных бандах современной Москвы попала в шорт-лист премии Андрея Белого. В интервью The New Times Петр Силаев подвел итоги акции, за которую его объявили в международный розыск: «Влияния всех либеральных СМИ, всего интернета, при 80% поддержки всех россиян вообще, оказалось недостаточно для того, чтобы сместить подмосковного главу городской управы. Идеальный эксперимент — 100% бандит против всех нормальных людей — и система выстояла, не выдала своего. Но и всей мощи карательного аппарата всех силовых подразделений власти оказалось недостаточно для того, чтобы подавить небольшое молодежное движение, субкультуру. Система розыска и укрощения обветшала и зажирела. Слишком сильно опасаться ее не надо — менты могут только запугивать родных, вламываться без ордера, избивать в отделе, но это ведь несерьезно: если у вас есть голова на плечах, вы легко этого избежите. Российское государство не играет никакой — ни позитивной, ни негативной — роли в жизни своих граждан. Это просто мощная преступная группировка, от которой надо держаться подальше. То, что это стало очевидно большому количеству россиян в последнее время, я думаю, главный результат химкинской акции».

Лес

Сам Химкинский лес, как рассказала The New Times Евгения Чирикова, пока больше не рубят — и это явный успех экологов. Другой безусловный успех химкинской кампании — то, что Солопова и Гаскарова из СИЗО выпустили под подписку о невыезде. Такое случается крайне редко. Арестовали возможных заказчиков и исполнителей избиения химкинского эколога Константина Фетисова. При этом изначально дело о его избиении вел тот же следователь, что и дело об атаке на горадминистрацию, а аресты начались лишь после того, как дело у него забрали и передали в Следственный комитет. Но экологов продолжают прессовать. У Евгении Чириковой угрожают отобрать детей. Другую активистку, Аллу Чернышеву, пытались обвинить в ложном терроризме. В офисе компании мужа Евгении Чириковой Михаила Матвеева в среду 16 марта прошла выемка документов: сотрудники главного управления МВД по Приволжскому федеральному округу в рамках дела об уклонении от уплаты налогов некой нижегородской компании, давнего клиента фирмы Матвеева, изъяли документы по всем финансовым операциям. А еще прошлым летом на адреса всех клиентов компании Матвеева пришли милицейские запросы-сообщения о том, что их партнеры проверяются на возможное финансирование экстремистов. По словам Матвеева, многих это напугало и ущерб от такого «расследования» для его бизнеса составил несколько миллионов рублей, проверка прекратилась после депутатского запроса. Теперь — новая атака, под другим предлогом. Формула «лес рубят — щепки летят» в подмосковных Химках наполняется новыми смыслами.





×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.