Свобода слова.
Дорого.
Поддержи The New Times.

#Главное

#Суд и тюрьма

«Чужим» здесь не место

15.09.2008 | Барабанов Илья | № 37 от 15 сентября 2008 года

Как Юрий Грымов разоблачил американцев

Трусливый, развратный и сумасшедший тип нетрадиционной сексуальной ориентации — таким в глазах россиянина должен выглядеть стандартный американец. The New Times побывал на закрытом показе нового фильма Юрия Грымова «Чужие», который 13 ноября выйдет на широкий экран

Создатели «Чужих» утверждают, что их фильм — о «столкновении культур». На практике эта картина о не очень умных американцах, наделенных всеми возможными пороками, и хороших русских воинах. Выйди фильм Грымова в другое время — и его бы вряд ли кто заметил, но конфликт в Южной Осетии придает «Чужим» особенную актуальность. По информации The New Times, новую героическую ленту уже посмотрели все члены Совета безопасности России, включая президента Дмитрия Медведева. Руководство страны, как подтвердил сам режиссер и автор сценария Грымов, поставило картине высший балл.

Между плохим и очень плохим

Действие грымовского фильма разворачивается где-то на Востоке. Российские войска проводят то ли «операцию по принуждению к миру», то ли «контртеррористическую операцию», то ли просто выполняют свой «интернациональный долг». Знай режиссер заранее о приближающейся кавказской войне, может, и место выбрал бы иное, а так перед зрителем предстают знакомые афганские декорации. И надо же такому случиться, что в район боевых действий, где то русские солдаты поле разминируют, то талибы его снова минируют, и так до бесконечности, прибывает группа американских врачей. «Настоящая американская команда», — как характеризует своих коллег главный герой, американский доктор по имени Том.

Американские медики направляются в район боевых действий проводить вакцинацию местных детей, но путь им преграждают наши военные. Майор не самой героической, но вполне заслуживающей доверия внешности объясняет неразумному заокеанскому медику, что ехать в район боевых действий сейчас никак нельзя — убьют. Американец (ну что с него возьмешь!) начинает возмущаться. «Кажется, нас обижают», — сообщает майору солдат-переводчик. «Значит, демократию приехал наводить?» — сурово интересуется офицер, и никаких сомнений в его самом негативном отношении к этой демократии не остается.

Но врачей не остановить. Они пробираются в пункт назначения через минное поле. Это уже сильно позже на нем подорвется российский солдат, прикрывший своим телом маленькую девочку, а сейчас два джипа спокойно минуют все смертоносные препятствия, и пятеро героических американских медиков начинают спасать местное население, делая инъекции детям и приучая их к западному образу жизни.

Тут надо заметить, по ходу действия картины выясняется, что спасать восточных младенцев отправилась очень разношерстная компания. Например, бездетная семейная пара, которая очень хочет завести ребенка, но муж, он же глава медгруппы, к зачатию не способен. Решая эту и множество других семейных проблем, его жена находит очень нестандартный выход: заводит себе любовника из числа талибов. В группе есть и еще одна пара, но уже сугубо мужская. Медики-геи постоянно ругаются, но друг друга любят и даже подумывают об усыновлении маленького восточного детеныша. Плюс какая-то абсолютно сумасшедшая дама предпенсионного возраста, которая даже и не врач толком, а учитель.

«Столкновение культур»

Вот такой веселый коллектив и пытается лечить несчастных местных жителей на протяжении долгих трех дней. Единственное, что разнообразит сюжет, — случайное ранение одного из медиков, когда он пытается разнять мальчишескую драку. Эта ошибка была в действиях американцев не единственной: поиграв на аккордеоне, они пытаются заставить местных детей аплодировать, их же они хотят научить есть ножом и вилкой и даже мыть руки перед едой, а напоследок из самых лучших побуждений умудряются еще и напугать ребятню, выйдя к ним в непонятно зачем захваченных с собой карнавальных масках. Все эти действия натыкаются на стену глухого непонимания местного населения, и в этом, видимо, и есть «столкновение культур» по Грымову.

Но тут одного из американцев ранят, и на помощь приходит оказавшийся в плену у талибов русский военный хирург, который буквально вытаскивает американца с того света. Думаете, они ему благодарны? Ничего подобного. Спустя буквально 15 минут экранного времени в поселок входят русские солдаты. Один из них тоже ранен. Подорвался на мине, спасая девочку. Но американские врачи отказываются помогать раненому. «Мы спасаем жертв вашей агрессии. Вы империя зла. Вы хуже Саддама», — снова кричит все тому же майору изрядно напуганный американский врач.

Солдат в итоге умирает, а майор, сочиняя похоронку родителям, слезно просит у повешенной в уголке палатки иконы «простить и нас, и американцев, и азиатов» за эту войну. В финале грымовской картины глава медгруппы, неожиданно приревновавший свою жену, убивает пленного русского хирурга, а совсем не того талиба, с которым она спала. Хеппи-энд

Смена декораций. Врачи возвращаются в США, и главный герой, выступая перед блестяще одетой публикой, говорит: «Я был свидетелем убийства русского врача террористами. Америка не может стоять в стороне. Америка должна действовать». После чего он едет домой, где его встречает любимая жена с темнокожим сыном того самого талиба.

Вывод, который должен сделать российский зритель, очевиден: американцы — это абсолютное зло, спасение от них — русские солдаты. Вот такое новое патриотическое кино, высоко оцененное кремлевским руководством и снятое при поддержке Федерального агентства по культуре и кинематографии. Оно, это самое агентство, даже выделило на создание картины $1 млн. 13 ноября «Чужие» выйдут в прокат. В успехе картины на волне послевоенной патриотической истерии сомневаться не приходится. Если кино вам вдруг не понравится, не спешите сообщать об этом соседу. Велик шанс оказаться «чужим».


×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.