Свобода слова.
Дорого.
Поддержи The New Times.

#Родное

#Суд и тюрьма

Почему Медведев уступил Саркози

15.09.2008 | Альбац Евгения | № 37 от 15 сентября 2008 года

В понедельник, в день, когда этот номер будет уже в киосках, российские войска должны покинуть Западную Грузию — «пять наблюдательных постов на линии от Поти до Сенаки», как сказано в скорректированном плане Медведева—Саркози, подписанном 9 сентября. В начале октября «принуждение к миру» должно закончиться и в буферной зоне от Гори до границы Южной Осетии. Все войска согласно плану должны отойти на позиции, предшествующие вооруженному конфликту, а их места займут наблюдатели (не менее 200) Европейского союза. Аналитики теряются в догадках: что заставило Москву пойти на попятную?

По данным источников в Министерстве обороны РФ, войска должны были оставаться на территории, как принято сейчас говорить, «собственно Грузии» вплоть до декабря. По сообщениям журналистов, и в Поти, и в районе Гори войска вполне серьезно окапывались и явно не предполагали, что сниматься с военных квартир придется так скоро. Что же такое сказал/предложил Саркози, что президент Медведев не только поставил свою подпись под конкретными датами вывода войск, но и согласился с формулировкой об отводе войск «в соответствии с численностью и схемой дислокации по состоянию на 7 августа 2008 года», то есть в места расположения до начала боевых действий, чему всячески противились российские дипломаты?

Бытие определяет сознание

Версий несколько. Есть — вполне конспирологическая: американцы передали Саркози номера счетов больших российских начальников, объемы средств на которых позволяют их заморозить под предлогом «незаконного отмывания денег». Нечто подобное власти США уже проделывали в свое время со счетами белорусских начальников — правда, особого успеха эти шаги не принесли. Впрочем, у Лукашенко со товарищи счета были — если были — явно с меньшим количеством нулей: по данным записки, которая легла на стол Медведеву еще в апреле 2008 года, цена вопроса — 4 трлн рублей, которые фигурировали во всяких «выводных» схемах и серых экспортно-импортных операциях (The New Times подробно писал об этом в № 14, 7 апреля 2008 года). И тем не менее эта версия кажется маловероятной: покуситься на самое дорогое — это для Запада, который надеется на нормализацию отношений с Россией в некотором более светлом завтра, слишком радикальный шаг.

Прайс-лист на патриотизм

Две другие версии кажутся значительно более реалистичными. Одна связана с состоянием российской военной машины: несмотря на победу и в десятки раз увеличившийся за последние годы бюджет, война с Грузией показала, что армия по-прежнему находится в плачевном состоянии. Причем как на уровне управленческого звена — Минобороны и Генштаба, так и в плане материально-технического обеспечения и военной подготовки войск (см. The New Times №№ 33 и 34 за 2008 год). Усмешка, с которой западные официальные лица откомментировали предполагаемые учения в Тихом океане совместно с ВМС Венесуэлы, — де, у русских нашлась пара кораблей, способных переплыть океан (примерно так высказался пресс-секретарь Белого дома), да посылка двух стратегических бомбардировщиков полковнику Чавесу (а-ля Карибский кризис-2008!), похоже, привели в чувство самые горячие головы. Очевидно, к эскалации военного конфликта Россия попросту не готова. А требование Запада вывести войска из Грузии было весьма категоричным.

Наконец, о третьей причине говорят самые разные источники. А именно, что обрушение фондового рынка привело в неистовство российских богатых и очень богатых товарищей, которые за последние недели заполонили кремлевские кабинеты и коридоры, слезно умоляя прекратить разбрасывать пальцы и собираться в великий поход на Запад. Ибо «переход через Альпы» обещает проблемы с рефинансированием долгов и серьезное удорожание новых кредитных денег. Можно представить себе эти диалоги:

— Э, вы чего делаете? Мы скупаем банки, фабрики, заводы и пароходы, себе — бабло, вам — политическое влияние, лояльных министров и депутатов от Европарламента до вполне конкретных ребят в странах X, Y и Z, а вы тут устраиваете великую империю, е-ть…

— Россия встала с колен…

— А мы, вашу мать, на коленях собираем то, что осталось от нашей капитализации: бабки взяты под залог наших акций, а они подешевели на треть — вы, что ли, отдавать долги будете?

Ну как-то так. Говорят, жесткого мата в диалогах было значительно больше. Короче, как говаривал один из героев Ионеско, «все принципиальны и все — при известных обстоятельствах». Урапатриотизм, оказывается, хорош, когда индекс РТС в районе 2400 пунктов, а цены на нефть — далеко за сотку за баррель. Когда и то и другое падает, рубахи на груди оставляют рвать тем, кто вещает в телеящике. Что и говорить: «Родина–мать зовет!» тоже имеет вполне конкретную цену.


×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.