Свобода слова.
Дорого.
Поддержи The New Times.

#Главное

#Суд и тюрьма

Альянсы поют романсы

22.09.2008 | Гольц Александр | № 38 от 22 сентября 2008 года

Нелегкая судьба нашей НАТО

Господин Журден, как известно, не знал, что говорит прозой. Вряд ли нынешние руководители страны знают, что являются последовательными сторонниками теории международных отношений, именуемой Real Politik. Причем — в интерпретации XIX века

Согласно этой теории каждое государство — это эгоистичное животное, беспрестанно воюющее с другими за распространение сферы своего влияния. Причем влияние это обеспечивается созданием союзов с другими, желательно более слабыми государствами, которые как пешки можно использовать в великой шахматной игре.

Военный альянс

Истовым следованием Real Politik только и можно объяснить ажиотаж, охвативший российские околоправительственные круги в связи с недавним саммитом Организации договора о коллективной безопасности (ОДКБ). Утверждается, что лидеры России, Армении, Белоруссии, Казахстана, Киргизии, Таджикистана и Узбекистана приняли полтора десятка документов, нацеленных на укрепление, говоря словами Дмитрия Медведева, «военной составляющей» альянса. Как уточнил генсек ОДКБ Николай Бордюжа, «мы предполагаем… иметь пятистороннюю группировку в Центрально-Азиатском регионе. Пятисторонняя — это пять государств: четыре государства Центральной Азии (Казахстан, Киргизия, Таджикистан и Узбекистан) и Россия». Группировка мыслится весьма значительной. По словам Бордюжи, в нее должны бы входить не просто подразделения, а части и соединения, то есть полки, бригады и дивизии. Опираться эта группировка должна на 4-тысячные силы быстрого развертывания, состоящие из 10 батальонов. Кроме того, у ОДКБ будет постоянный штаб, обладающий собственными системами управления. Если иметь в виду, что все решения приняты в момент резкого обострения отношений между Россией и Западом, то становится очевидным — вот он наш ответ. Москва решила создать «нашу НАТО».

История повторяется как фарс

Одна беда: этот военный альянс носит такой же фарсовый характер, как и холодная война, ведение которой Москва старательно имитирует в настоящее время.

Полноценный военный союз должен иметь ясное представление об угрозах, которым он намерен противостоять, и единое мнение о том, как это делать. Между тем государства, подписавшие в начале 90-х Договор о коллективной безопасности (помимо нынешних членов ОДКБ тогда это сделали Азербайджан и Грузия), хотели обезопасить себя от угроз, которые видели… друг в друге. Неопределенность с границами, вдруг поделившими бывшие советские республики, опасность того, что новые государства бросятся разрешать свои проблемы с помощью военной силы, — все это подвигало к созданию организации с целями ОБСЕ. То есть такой организации, участники которой давали бы друг другу гарантии безопасности. В таком состоянии ДКБ и просуществовал все бурные 90-е. В 1999-м участие в нем отказались продлить Азербайджан, Грузия и Узбекистан. Правда, последний, оказавшись в международной изоляции после андижанской бойни, вернулся в договор в 2006-м и был радостно принят.

Новая жизнь у договора возникла, когда московские «реал-политики» пожелали иметь некий аналог НАТО. В 2002 году ДКБ был преобразован в Организацию договора о коллективной безопасности (ОДКБ). Лишняя буква в аббревиатуре должна была обеспечить некое интегрирование вооруженных сил стран-участниц в единую систему. Однако до последнего времени военное сотрудничество в рамках ОДКБ носило, мягко говоря, спорадический характер. По сути дела, главным объединяющим проектом остается создание общей системы ПВО. Правда, зачем она нужна центральноазиатским государствам — не ясно. Но России было удобно реализовывать именно этот проект. Впрочем, и он не шел дальше ежегодных совместных стрельб на полигоне Капустин Яр.

Прочее военное сотрудничество ограничивалось двусторонними учениями российских войск с вооруженными силами Белоруссии, Армении и государств Средней Азии. Было объявлено о создании Коллективных сил быстрого развертывания в Центрально-Азиатском регионе численностью 1300 человек. Однако подразделения России, Казахстана, Таджикистана, Киргизии, выделенные в состав этих сил, находятся в районах постоянной дислокации. Довольно трудно предположить, что проводимых раз в год маневров достаточно, чтобы быстро развернуть их в кризисной ситуации. Если иметь в виду весьма скромную численность армий центральноазиатских государств (Казахстан — 75 тыс. военнослужащих, Узбекистан — 50 тыс., Киргизия — 11 тыс., Таджикистан — около 10 тыс.), трудно понять, откуда возьмутся бригады и дивизии в составе совместной группировки, обещанные Николаем Бордюжей.

Каждый за себя

Но дело даже не в ограниченных военных возможностях государств-участниц. Как и в 90-е, ОДКБ полноценным военным союзом никак не является. Каждое из государств, пребывая в альянсе, пытается решить собственные проблемы, которые никак не пересекаются с проблемами других участников. Белоруссия находится там, чтобы демонстрировать свою готовность «защитить» Россию от НАТО, Армения — потому что рассчитывает на помощь в случае конфликта с Азербайджаном. Что до центральноазиатских республик, то они опасаются и друг друга, и проникновения вооруженных формирований из Афганистана. При этом представить, что Минск или Ереван вдруг решат послать свои войска в Таджикистан в случае кризисной ситуации, весьма затруднительно. Так же как допустить, что Казахстан, имеющий обширные экономические связи с Азербайджаном, выступит в случае военного конфликта на стороне Армении. А белорусская Конституция вообще запрещает посылку войск за рубеж.

Рубеж-2008

Недавно прошедшие в рамках ОДКБ совместные учения «Рубеж-2008» показали всю условность этого союза. На предварительных этапах учения все участники ОДКБ отрабатывали систему принятия решений для применения военной силы в случае нападения на одно из государств. Однако когда дело дошло до заключительного этапа, а именно действий войск по отражению агрессии, то в них участвовали воинские подразделения Армении — страны, где проходили учения, да российские военнослужащие, расквартированные на базе в Гюмри.

Если называть вещи своими именами, то «наша НАТО» фактически нужна лишь для того, чтобы создавать иллюзию, что Москва не одинока на международной арене. Посему и главный результат деятельности ОДКБ сводится к совместной критике американских планов развертывания системы противоракетной обороны.

Впрочем, нежелание союзников признать вслед за Россией Абхазию и Южную Осетию показывает, что Москве трудно добиться единства даже на уровне деклараций.


×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.