Свобода слова.
Дорого.
Поддержи The New Times.

#Картина мира

#Суд и тюрьма

«Лавров и Милибэнд прекрасно поняли друг друга»

22.09.2008 | Альбац Евгения | № 38 от 22 сентября 2008 года

Сэр Энтони Брентон — The New Times

Сэр Энтони Брентон, посол Ее Величества королевы Великобритании, не похож на своих коллег по дипломатическому корпусу

Во-первых, он знает, что Москва — это далеко еще не вся Россия: за четыре года своей службы он немало поездил по стране. Во-вторых, он не считает необходимым общаться только с чиновниками и мидовцами: он приезжал в редакции газет и журналов, и отнюдь не только в те, что обласканы российской властью, — в The New Times он побывал через пару месяцев после выхода первого номера. Он доступен для журналистов, говорит ровно и не больше того, что считает нужным сказать, но при этом умеет создать атмосферу откровенного и непринужденного разговора. Он не считает вуаль и междустрочье дипломатического языка единственным способом общения с властями страны пребывания и позволял себе весьма резкие суждения о положении дел со свободами в России. За это его преследовали активисты прокремлевского движения «Наши», а он, пытаясь понять нынешнюю российскую молодежь, собирал ее в здании на Смоленской набережной — приглашал на обед известных блогеров, в том числе и тех, кто симпатий к послам западных стран отнюдь не испытывает.

В конце сентября сэр Брентон покидает Россию. Известно и имя нового посла Ее Величества — Энн Прингл, командор ордена Св. Михаила и Св. Георгия. Что было и что будет — об этом сэр Брентон рассказал в интервью The New Times

Обмен репликами между министром иностранных дел России Сергеем Лавровым и главой Форин офис Дэвидом Милибэндом вызвал большой интерес. Британская Daily Mail обнародовала расшифровку этого телефонного разговора, в котором Лавров использовал f-word — как минимум в характеристике всенародно избранного президента Грузии Михаила Саакашвили1. Почему эта история вызвала такой невероятный шум?

Хороший вопрос… Думаю, что для СМИ эта история стала красочной иллюстрацией тех разногласий, которые есть между Россией и Великобританией. И мне кажется, что это очень печально. Это спровоцировало претензии со стороны МИД РФ — нас обвинили в том, что это была сознательная, политически мотивированная утечка. Нам пришлось опровергать, что мы как-то участвовали в раскрытии этой информации. На самом деле важнее факт, что наши министры честно и откровенно разговаривали друг с другом, что происходит далеко не всегда. Когда случается кризис, подобный грузинскому, это оправданно, когда две стороны говорят друг с другом в подобной манере, они яснее понимают точку зрения друг друга. И иногда для этого нужно и можно использовать любые языковые средства.

Даже бранные слова?

Конечно, было бы лучше, чтобы люди этого не делали, хотя бы потому, что это может нарушить открытость беседы. В действительности Лавров — очень прямой и профессиональный дипломат. Милибэнд не столь прямой, но столь же профессиональный и компетентный. Какие бы слова ни были использованы, они прекрасно поняли друг друга и провели очень результативную беседу.

Таким образом, английская сторона отрицает только то, что допустила утечку разговора в прессу, но не отрицает использование бранных слов?

Мы это никак не комментируем. Мы не даем комментариев по поводу конфиденциальных бесед министров — что было или не было сказано на самом деле. Но мы категорически отрицаем, что произошел «слив» информации, и в особенности то, что это произошло по политическим причинам, потому что это неправда. Мы хотим, чтобы у нас были хорошие отношения с Россией, а эта история, которая появилась в прессе, никоим образом не способствует таким отношениям. Зачем же нам делать это?

В конце месяца вы покидаете Россию…

Да, и это печально. Мне нравилось здесь жить.

Причем говорят, что вы вообще покидаете дипломатическую службу, уходите в отставку. И на этот счет существует две версии. Первая — вы покидаете Форин офис, так как вы не согласны с позицией вашего правительства. Вторая — Москва оказала давление на правительство Великобритании, чтобы вас отозвали с этого поста.

Оскар Уайльд как-то сказал, что хуже того, что о вас говорят, может быть только то, что о вас не говорят вовсе. Вокруг меня постоянно ходят слухи, но все это неправда. Я пробыл здесь 4 года, и этот пост занимают именно четыре года, срок подошел к концу, к сожалению. А с дипломатической службы я ухожу потому, что работал на самом интересном посту, который только возможен в британской внешнеполитической службе, — они просто не могут предложить мне ничего столь же интересного, как то, чем я занимался последние 4 года. Это было сложно, это требовало много сил, но это было увлекательно. Я хочу продолжать связи с Россией и заниматься новыми вещами, хочу написать книгу о России, хочу заниматься бизнесом, налаживать британско-российские связи. И конечно же, Россия не оказывала никакого давления на наш Форин офис, и я уверен, что если бы даже такое давление оказывалось, то Форин офис тому эффективно бы противостоял. Наконец, я просто устал. Мне 58 лет.

Отношения между Великобританией и Россией сложные и, кажется, становятся еще сложнее. Премьер-министр Гордон Браун был одним из самых жестких критиков России во время войны с Грузией. Он, в отличие от ряда его европейских партнеров, поддерживает укрепление связей Грузии и Украины с НАТО и ЕС.

У нашего премьер-министра очень четкие взгляды и на Грузию, и на то, что происходило. Заметьте, что его взгляды во многом совпадают с позицией Запада в целом. Не только Великобритания, но и ЕС высказали желание отложить следующий этап переговоров по договору о сотрудничестве между ЕС и Россией. И весь ЕС решил пересмотреть свои отношения с Россией, и опять же не отдельные страны, но весь Европейский союз принял решение искать альтернативные источники поставки энергии.

Предположим, апрельское заседание НАТО в Бухаресте закончилось бы подругому и Грузия стала бы частью альянса. Какой была бы реакция НАТО в случае, если бы российские войска вошли на территорию Грузии? Последовал бы военный ответ?

Невозможно ответить на этот вопрос. И прежде всего: членом НАТО может стать страна, которая отвечает определенным условиям. В эти условия входят: наличие сложившейся политической системы, контроль над вооруженными силами, границы четко определены и нет территориальных разногласий. Пройдет долгое время, прежде чем Грузия будет отвечать данным условиям. Поэтому никто не говорит о том, что Грузия сможет завтра вступить в НАТО. Когда же страна уже в альянсе, то она получает определенные гарантии, и это значит, что нападение на страну — участницу НАТО — это нападение на все НАТО. Поэтому мы должны быть уверены, что, когда Грузия будет готова вступить в НАТО, вероятность событий, подобных тем, что происходили в последние недели, будет нулевой.

Вы можете представить себе войну между странами НАТО и Россией?

Нет. Я думаю, что это вчерашний страшный сон. Россия все больше интегрируется в мировую экономику, она очень тесно сотрудничает с Западом, например в улаживании проблем с Ираном. Но есть одна вещь, которую мне все так же трудно понять: почему Россию так волнует, какие страны вступят в НАТО, а какие нет? Единственное, чем сейчас занимается НАТО в мире, — это борьба с исламскими экстремистами в Афганистане. И в этой борьбе Россия заинтересована даже больше, чем мы.

Однако ряд экспертов утверждает, что нынешняя ситуация, скорее, не из XX века, а из XIX с его территориальными войнами и прочим…

Да, некоторое сходство есть, но — где? Войны на Балканах, конфликт в Грузии — вот, собственно, и все. Европа, напротив, более озабочена в наведении мостов между странами, нежели дискуссиями о границах. И Россия — часть этого процесса. Самое печальное в грузинском конфликте — помимо, конечно, потерянных жизней — это то, что он порушил доверие. Мы должны вернуть это доверие и стать на путь интеграции.

Доверие требует институтов, где формируются общие правила игры. Но ситуация с Грузией показала, что Совет Безопасности ООН фактически ничего не решает. Европейский союз с помощью Саркози добился прекращения огня, но потом этот план из 6 пунктов пришлось снова корректировать. И чем все закончится — пока неясно…

Несколько недель у нас были очень сложные, это так. Но Европейский союз, несмотря на разногласия, сумел выступить в роли миротворца. И мы смогли продвинуться от той точки, когда люди убивали друг друга, до этапа, когда выводятся войска. Наконец, еще один положительный момент: нам всем жестко напомнили, насколько далеко может зайти конфликт, если позволить ему развиваться. Я думаю, что эта история даст толчок к решению других территориальных конфликтов, которые до сих пор существуют. Например, Приднестровье, Нагорный Карабах. Не ушла и проблема с Балканами. Ведь мы признали независимость Косово, а вы нет. Но надеюсь, что теперь, признав независимость Абхазии и Южной Осетии, Россия поймет, что логично было бы признать и Косово. Что касается институтов, то первым шагом должно стать возвращение к переговорам между Россией и Европейским союзом по договору о сотрудничестве. ЕС и Россия — естественные партнеры, отношения между ними в торговой области, во многих других областях уже очень значительны. Многое зависит и от вступления России в ВТО.

Россию могут исключить из «Большой восьмерки»?

Думаю, что нет, хотя это во многом зависит от того, что произойдет в последующие несколько месяцев. Я думаю, что единственное, что будет предпринято, это строгое выполнение соглашения, заключенного между Саркози и Медведевым, и тесное взаимодействие, которое поможет проследить за тем, чтобы мирное урегулирование в регионе шло своим ходом. Если Россия сама будет стараться завоевать доверие и покажет свою готовность к сотрудничеству, то исключение России из «Большой восьмерки» кажется мне весьма сомнительным.

Какая-либо из стран «восьмерки» признает независимость Абхазии и Южной Осетии?

Нет.

НАТО даст «зеленый свет» — дорожную карту — Украине и Грузии в декабре?

Это еще предстоит обсудить. Все были настолько заняты войной… Так что этот вопрос будет обсуждаться, и никто не может предсказать исход обсуждений. Конфликт в Грузии оказался большим шоком для многих людей. Отношение к России заметно изменилось и в Германии, и во Франции… И их правительства примут это во внимание во время декабрьской встречи НАТО.

Восемь лет назад Тони Блэр, который тогда был премьер-министром, первым среди мировых лидеров протянул руку Владимиру Путину…

Вы правы, Тони Блэр был другом Владимира Путина. А потом возникли критические противоречия. Например, Россия была очень недовольна, когда мы отказали в экстрадиции Закаева и Березовского. Она выразила это недовольство целым рядом шагов — натравили, например, налоговое управление на Британский совет. Потом было дело Литвиненко, и нам пришлось очень жестко отреагировать на убийство британского гражданина на британской территории. А Россия потом отказалась экстрадировать главного подозреваемого по этому делу — Лугового. Короче, проблемы наваливались одна за другой, и в итоге исчезли вообще какие-либо контакты между Кремлем и Даунинг-стрит, 10, между МИДами двух стран. Мне кажется, что мы начинаем выбираться из всего этого. Встреча Медведева и Гордона Брауна в рамках саммита «Большой восьмерки» прошла достаточно хорошо и продуктивно. Между нами идет торговля в больших объемах, Великобритания инвестирует в Россию, 250 тысяч русских живут в Лондоне. Мэр Лондона уже побывал здесь и говорил о расширении торговых отношений. Я надеюсь, что в конце месяца к нам приедет министр торговли. А до моего отъезда мы, я надеюсь, сможем провести встречу объединенного комитета, в которую входят и политики, и бизнесмены. Поэтому я думаю, что все вернется на круги своя.

Дело Лугового и Литвиненко де-факто закрыто?

Нет. Если Луговой окажется на территории стран Евросоюза и даже на территории стран НАТО, он будет немедленно выдан Великобритании. Он утверждает, что невиновен, но тогда он должен прийти в суд и доказать свою невиновность.

А что с Британским советом?

Офисы Британского совета были закрыты после того, как сотрудников подвергла допросу ФСБ. И они остаются закрытыми. Но я знаю, что, несмотря на все политические разногласия, люди заинтересованы в его деятельности. Они постоянно спрашивают, как с ним связаться, просят рассказать о грантах и стипендиях, об образовании в Великобритании.

Вы собираетесь писать книгу о князе Меншикове, почему именно о нем?

Что меня особенно привлекает в России, так это драма ее истории — это фантастическая история! Я знаю, что в эти времена очень сложно жить, но такая история создает очень ярких людей, и Меншиков, по моему мнению, именно такой. Но нет ни одной книги о нем на английском, что совершенно несправедливо. Я хочу восполнить этот пробел, а кроме того, это дает мне возможность вновь бывать в России и встречаться с моими друзьями в Москве и Петербурге.

И все же почему именно Меншиков? Казнокрад, ловелас, закончивший свою жизнь в ссылке?

Меншиков был ключевой фигурой Полтавской битвы! Он был великим человеком и совершал великие поступки, он жил в интересное время. Скучно писать биографии героев, а вот если один и тот же человек и герой, и злодей, то это исключительно интересно.

Вы недавно получили титул сэра. Как и почему получают такой титул? Как изменилась ваша жизнь?

Это предмет гордости: королева подтвердила, что моя работа пошла на пользу стране. С практической точки зрения… Теперь люди гораздо более вежливы со мной — например, когда я заказываю столик в ресторане. Еще у меня есть лента и звезда. А еще мои дети теперь могут пожениться в соборе Святого Павла. И раз в год я буду приглашен на замечательный обед с другими сэрами.

Спасибо, что вы нашли время для The New Times.

Это вы оказали мне честь своим приглашением.

Энтони Рассел Брентон работал в Москве дважды: в 1994–1998 годах был советником посольства по экономическим и научным вопросам. До и после занимал разные должности в миссиях в Вашингтоне, Каире и Брюсселе. А в 2004-м был назначен послом Ее Величества в России. Он был первым британским послом, который к моменту назначения не имел титула «сэр», равно как и опыта службы в вооруженных силах: «Холодная война закончена, и этот опыт больше не требуется», — сказал он тогда в одном из интервью. Любимые русские писатели сэра Брентона — Гоголь и Чехов, любимая книга — «Ревизор», любимая героиня — Наташа Ростова. Еще г-н посол в России занимается благотворительностью — в частности, спасает амурского тигра. А дома у него живут два кота: Виски и Сода.

Энн Прингл станет хозяйкой домов на Софийской и Смоленской набережных Москвы уже в начале октября. Она считается одним из самых опытных экспертов по Восточной Европе в Форин офис и представляет женское меньшинство в мужском и весьма кастовом клубе британских карьерных дипломатов. Последние три года она возглавляла важнейший Департамент стратегии и информации, а до этого была послом в Чехии. Но Москва для нее тоже не новый город — она работала в посольстве Великобритании в самом начале 80-х, еще до эпохи Горбачева. В Форин офис с ее назначением связывают надежды на потепление российскобританских отношений, которые сейчас находятся в точке замерзания.

_______________

1 Сергей Лавров сказал на прессконференции, что привел характеристику грузинского президента, данную ему «одним моим европейским коллегой». Звучала она так: fucking lunatic (гребаный сумасшедший)


×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.