Свобода слова.
Дорого.
Поддержи The New Times.

#Родное

#Суд и тюрьма

Слежка в законе

01.06.2009 | Прилепин Захар | №21 от 01.06.09

Конституционные поправки от Захара Прилепина
Впервые в России судебным решением был подтвержден факт организации политического сыска

Нижегородский районный суд отклонил жалобу правозащитника Сергея Шимоволоса на УБОП и Центр по борьбе с экстремизмом. Правозащитник утверждал, что установленное за ним наблюдение было незаконным и нарушающим конституционное право на неприкосновенность частной жизни. Суд с этими аргументами не согласился. «Заявитель является представителем Московской Хельсинкской группы, является общественным активистом, председателем Нижегородского правозащитного союза, является организатором круглых столов, семинаров правозащитников, — говорится в решении Нижегородского суда. — По роду своей общественной деятельности он бывает во многих городах России. Так, в мае 2007 года он следовал в город Самара, целью его поездки было проведение независимого расследования фактов ограничений протестных мероприятий, приуроченных к саммиту «Большой восьмерки» в Самарской области. Суд полагает, что, учитывая общественную деятельность заявителя, ГУВД по Нижегородской области имело право на внесение его в базу данных «Сторожевой контроль», так как согласно ст. 11 Закона РФ «О милиции» милиции для выполнения возложенных на нее обязанностей предоставляется право «получить от граждан и должностных лиц необходимые объяснения, сведения, справки, документы и копии с них...» Поскольку сотрудники ГУВД по Нижегородской области «не создали ему препятствий к осуществлению его прав и свобод, незаконно на него не возложили какой-либо обязанности, он незаконно не был привлечен к какой-либо ответственности», судья Татьяна Баженова отклонила иск правозащитника, фактически узаконив слежку.

Писатель Захар Прилепин поддерживает это решение суда и предлагает его творчески развить...

Суд признал правомерность организации слежки за любым гражданином, в том числе и не причастным к какой-либо противоправной деятельности.
Прецедент случился в том городе, где живет автор, — в Нижнем Новгороде. В истории этой фигурирует правозащитник Сергей Шимоволос, который пытался судиться с нашими доблестными органами. Шимоволос просил суд обязать МВД изъять и уничтожить все полученные в порядке осуществления «сторожевого контроля» сведения на граждан, не признанных в судебном порядке лицами, причастными к экстремистской деятельности. И суд ему, естественно, отказал.
Признаться, мне все это нравится. Я давно считаю, что современное российское государство обязано легализовать и узаконить все то, чем оно и его представители занимаются. Только так мы и поймем, с кем имеем дело. Мы что, не знали, что у нас есть сыск? Лично я знаю, что заинтересованные люди читают мою почту и слушают мой телефон. Мания преследования тут ни при чем: просто они сами при встрече пару раз пересказывали мне особенно понравившиеся места из моей же переписки с друзьями. Ничего уникального в моем опыте нет — он обыденный. И если какие-то вещи стали обыденными, их надо оформлять в виде законодательных актов.
Как вам, скажем, пункт в законодательстве:
«Органы внутренних дел имеют право:
. применять пытки к подследственным;
. использовать в ходе ведения следствия шантаж и угрозы;
. за неимением улик в случае необходимости фабриковать дела;
. применять физическую силу и спецсредства к участникам любых оппозиционных предприятий, в том числе санкционированных и не представляющих угрозы власти и правопорядку;
. осуществлять нападения на руководителей и активистов оппозиционного движения».
Давайте принудим Государственную думу прописать все это, чего стесняться? Вот в американской Конституции прописано, что народ имеет право на бунт — а мы ничем не хуже: возьмем и напишем, что государство имеет право подавить любой бунт в зачаточном состоянии. В итоге у нас будет почти то же самое, что и у американцев, только чуть-чуть наоборот. А можно вообще отменить все законы и оставить только один, предельно простой: «Государство имеет право на все». И всё.
Если кому-то хочется еще каких-нибудь подробностей, то мы можем их предоставить, нам несложно. Записывайте, господа депутаты.
Итак.
«Действующие представители российского правительства, парламента, губернаторского корпуса и аппарата пре­зидента, а также люди, находящиеся в близких или родственных отношениях с ними, имеют право:
. уходить от налогов, в случае если их деятельность связана со сферой бизнеса;
. беспрепятственно покидать места совершенных ими административных или уголовных преступлений;
. в случае необходимости использовать родст­венные связи для давления на суд;
. в случае необходимости использовать соответствующие подразделения органов внутренних дел для давления на политических или экономических конкурентов;
. продавать и покупать должности в любых органах власти;
. получать процентные отчисления от ут­верж­­денных или пролоббированных ими сделок».
И нечего тут стесняться, в третьем тысячелетии живем, пора называть вещи своими именами. Вот мы и называем, записывайте дальше.
«Представители власти, служители органов сыска и дознания, судьи и прокуроры Российской Федерации имеют право использовать действующую на настоящий момент Конституцию Российской Федерации:
. в качестве подставки для чая и бутербродов;
. в качестве предмета, которым в случае необходимости или в состоянии аффекта можно кинуть в собеседника;
. в качестве подкладки на стул, если неудобно смотреть в монитор.
Также отдельные страницы Конституции Российской Федерации могут использоваться вместо салфетки. Из них же можно сделать бумажные самолетики для развивающих игр детей представителей власти, служителей органов сыска и дознания, судей и прокуроров.
Схема изготовления самолетика прила­гается».

×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.