Свобода слова.
Дорого.
Поддержи The New Times.

#Наука

Дальше расти некуда

09.03.2011 | Клещенко Елена | № 08 (193) от 7 марта 2011 года

В XXI веке акселерация закончилась?
NAUKA_PXP_490.jpg
Антропологи отмечают снижение мышечной массы у подростков и юношей

Расти большой. Дети двухтысячных, вопреки старой присказке, почти не прибавили в росте по сравнению с предыдущими десятилетиями, но прибавляют в весе и теряют в силе. Особенности акселерации цифровой эпохи — изучал The New Times

Акселерацию «придумали» ауксологи — антропологи, изучающие рост человека, превращение ребенка во взрослого. Надо сказать, что простейшие ауксологические измерения ведут многие родители, когда периодически взвешивают свое чадо или отмечают его рост на дверном косяке. Ученые, разумеется, снимают гораздо больше параметров: ширину и обхват груди и бедер, длину рук и ног, толщину жировых складок на туловище и конечностях. И самое важное — изменения во времени. То, как растет ребенок, как он набирает вес, может многое сказать о его индивидуальной судьбе. Сопоставляя антропометрические данные детей в разных регионах, можно делать выводы об условиях жизни в этих регионах. А если сравнить, допустим, лондонцев или москвичей 20-х и 60-х годов рождения, это даст информацию об отличиях в уровне жизни между довоенным и послевоенным периодом.

Секулярный тренд

Под акселерацией обычно понимают увеличение роста и более раннее созревание новых поколений по сравнению с предыдущими. Но «акселерированными» называют и детей, которые растут быстрее сверстников. Поэтому ученые последние полвека все чаще используют другой термин — секулярный, то есть поколенческий тренд.

Темпы этого процесса впечатляют. За сто лет, с 1880-го по 1980 год, то есть за пять поколений, мужчины — жители Нидерландов «выросли» примерно на 15 см, шведы — на 10, французы — на 8, а вот португальцы — всего на 3,7 см. Речь идет о мужчинах, потому что в европейских странах веками копилась статистика по новобранцам, поступающим в армию, а женщин начали измерять позднее.

Основной причиной считается глобальное улучшение условий жизни, в первую очередь питания. В самом деле «дети войны» ниже ростом, чем те, кто вырос в мирное время, в стабильной среде. А прибавление в росте начинается там, где достигнуто устойчивое благосостояние. В Европе этот период начался с 60-х годов. При этом растут люди не бесконечно, кривая роста постепенно выходит на плато. Швейцарские исследователи* * Педро Маркес-Видал и соавторы, BMC Public Health 2008, 8:166, http://www.biomedcentral.com , изучавшие секулярный тренд на Сейшельских островах в Тихом океане, отмечают, что там акселерация еще вовсю идет. С 1998–1999-го по 2005–2006 годы они ежегодно замеряли рост 15-летних подростков: рост мальчиков в среднем увеличивался на 1,14 см в год, девочек — на 1,82 см. В европейских странах таких темпов роста не наблюдают уже давно. Там, где на протяжении жизни нескольких поколений детям обеспечены полноценное питание, своевременная медицинская помощь и профилактика опасных болезней, возможности организма уже реализованы по максимуму.

Однако существует и генетическая теория акселерации. Известно, что при прочих равных животные бывают тем крупнее, чем сильнее генетически отличаются их родители — это называется «эффектом гетерозиса». Кстати, именно так получают быстрорастущих цыплят-бройлеров — скрещиванием далеких друг от друга куриных пород. Не в обиду долговязым подросткам будет сказано, у человека, возможно, действует тот же механизм. Глобализация сопровождалась массовыми переездами, притоком новых людей в города, все чаще вступали в брак мужчины и женщины из разных губерний, потом из разных стран… Законы биологии для всех одни — генное разнообразие делало нас крупнее. Впрочем, в Японии, например, сильного «перемешивания» не наблюдалось, тем не менее японцы к новому тысячелетию заметно вытянулись вверх. Правда, питание у них стало обильнее и разнообразнее.

Сегодня в ученом сообществе принято считать, что работают два основных фактора: и генетика, и среда. Но при этом есть факты, которые не укладываются ни в одну из теорий. Немецкий ауксолог Михаэль Хермануссен опубликовал феноменальные данные, показывающие, что после объединения ФРГ и ГДР рост призывников на территории Восточной Германии быстро увеличился и стал таким же, как у западных немцев. С генетикой за такой срок ничего произойти не могло, да и мгновенных экономических улучшений в восточных землях не наблюдалось. Неужели причина в психологических изменениях?

В последние десятилетия рост человечества замедлился (по крайней мере в Европе и США). Видимо, питание достигло оптимума и даже становится более калорийным, чем следует, серьезные детские болезни практически исчезли, да и генное разнообразие в новых поколениях уже не увеличивается так сильно.

Длинные и худые

В Советском Союзе и в России происходят во многом похожие процессы. По данным доктора биологических наук Елены Годиной из НИИ антропологии имени Д.Н. Анучина, которая измеряет детей и подростков не одно десятилетие, быстрее всего увеличивался рост детей в 70–80-е годы — это те самые поколения акселератов, которым приходилось наклоняться, чтобы посмотреть родителям в глаза. Теперь акселераты сами стали родителями, и новое поколение перерастает их не столь заметно — кривая роста «спрямилась» уже в 90-е годы. Меняются и другие параметры. Вес акселератов увеличивался не так быстро, как рост, а в последнее десятилетие ХХ века у девочек он вообще начал снижаться. И у мальчиков, и у девочек уменьшается обхват груди. Московские девочки почти не обгоняют мальчишек по ширине таза (поперечному расстоянию между боковыми точками) — раньше, по наблюдениям антропологов, такого не бывало. По обхвату бедер — «нижним девяноста» — девочки, хоть и ненамного, пока опережают сверстников — ягодицы у них, слава богу, еще есть. У подростков обоего пола заметно снизилась мышечная сила. Настораживает антропологов то, что снижение мышечной массы сопровождается увеличением жировой. Впрочем, то же самое происходит и в других странах: раньше дети больше играли во дворе, теперь больше времени проводят за компьютерами.

Весь этот комплекс изменений антропологи называют астенизацией. Причем астенизация у девочек проявляется сильнее, чем у мальчиков, притом у девочек из обеспеченных семей сильнее, чем у бедных. Аналогичные явления наблюдаются и в странах Западной Европы, и в США, и в Японии. Относительно причин этого явления ауксологи к единому мнению не пришли. Некоторые видят в этом воздействие социальных стереотипов — так называемого синдрома Барби. Крепкое телосложение становится непрестижным, ассоциируется с неудачами, социальной отверженностью. Этот феномен на стыке экономики, психологии и биологии человека сегодня изучает множество специалистов, особенно в США. По-видимому, психические факторы формируют наше тело куда эффективнее, чем принято считать.
NAUKA_GR.jpg
Неожиданностей нет?

Группа Годиной последние исследования проводила в Архангельске. Там она измеряла школьников еще в 80-е годы. С тех пор земляки Михайлы Ломоносова, как оказалось, немного подросли, однако, что характерно, у них увеличилась не длина ноги, как это обычно бывает при акселерации, а длина туловища. Увеличилось жироотложение на корпусе, что считается более характерным для малообеспеченных слоев городского населения. Жировая масса у детей в целом выше, чем раньше; однако девочки подросткового возраста опять-таки более астеничны. В общем, ничего неожиданного для исследователей эти измерения не принесли, наши дети укладываются в общемировую тенденцию. Елена Година говорит, что какие-то более глубокие выводы мешает делать ограниченность исследований — их число и география все сокращаются. Нет возможности увидеть и региональные различия. Между тем статистические данные нужны и врачам, и производителям одежды, и работникам образования. Последним особенно — если иметь в виду затевающуюся ныне реформу образовательных стандартов.





×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.