Свобода слова.
Дорого.
Поддержи The New Times.

#Главное

«В интересах дуумвиров — сохранить статус-кво»

07.03.2011 | Барабанов Илья | № 08 (193) от 7 марта 2011 года

Эксперты The New Times — о ближайшем будущем
12-13_490.jpg
Кто — Дмитрий Медведев или Владимир Путин — возглавит страну в 2012 году? Возможно ли их соперничество на выборах и может ли власть выдвинуть в президенты третьего, «мистера Икс» ? На какие монополии, финансово-индустриальные группы могут опереться дуумвиры? 

«Ответить на вопрос, кто из тандема будет избираться в 2012 году, можно, наверное, только гадая на кофейной гуще, а я в последнее время пью только растворимый кофе, — говорит президент Компании развития общественных связей (КРОС) Сергей Зверев. — Маловато информации». Трудно не согласиться: огромная страна, 140 млн, сидит и ждет, что решат меж собой два человека, один из которых давно уже поверил, что власть ему дана от Бога, а второй — что от Путина. Все остальные — ни при чем.

Но вот что любопытно: The New Times опрашивал экспертов и полгода назад, и год назад. Тогда большинство с уверенностью предсказывали возвращение в Кремль Владимира Путина. Обратная картина сейчас: «Медведев» — сошлись люди самых разных, порой диаметрально противоположных взглядов: от единороссов Сергея Маркова и Александра Хинштейна до левых — Сергея Удальцова и Константина Косякина; от центристов Геннадия Гудкова и Леонида Гозмана до политтехнологов Игоря Минтусова и Станислава Белковского.

Почему Медведев?

Еще любопытно, что аргументировать, почему все-таки президентом станет Медведев, а не Путин, никто из экспертов толком не смог. Их ответы скорее отражают общую усталость от давно пребывающего на властном олимпе Путина, из серии — ну сколько же можно? Плюс какие-то неясные надежды, что слова Медведева о том, что «государство не может держаться на закрученных гайках», сказанные им совсем недавно, 3 марта, на праздновании 150-летия отмены крепостного права в России, материализуются наконец и в какую-то реальную политику. «Он начинает обрабатывать электорат, склонять его на свою сторону. Это — серьезный шаг. Люди понимают, что вся полицейщина связана с Путиным. А у Медведева более демократический настрой», — говорит Константин Косякин, один из организаторов «Стратегии 31» и активист «Левого фронта».

«Президент Медведев периодически произносит слова насчет того, что не надо бояться свободного человека. Владимир Владимирович таких слов обычно не произносит. Обычно он произносит слова типа «отоварить дубинкой по голове». «Дубинкой по голове» можно получить при любом варианте. Но чиновник в тьмутаракани смотрит выступление первого лица, который говорит, «а давайте дубинкой по голове», и принимает это как руководство к действию» — говорит сопредседатель «Правого дела» Леонид Гозман.

Долю рациональности привнес в дискуссию политолог Станислав Белковский: «Путин безальтернативен, потому что без него все бы рухнуло. Медведев безальтернативен, потому что без него вернется Путин. Никакого третьего варианта быть не может. Процентов 70 — президентом снова станет Медведев».

Еще больше рациональности у тех, кто говорит только на условиях строгой анонимности — у людей бизнеса. Нынешний президент — не герой их романа, «мелочен и мстителен», но и Путина устали бояться. К тому же репутация премьера на Западе сейчас стремится к нулю, за глаза его называют не иначе как «киллер», а значит, и в продвижении русских бизнесов на Запад он более не помощник, а игры с диктаторами вроде Каддафи привели к тому, что не один и не два российских олигарха теперь ломают головы, как вынуть деньги, вложенные в ливийский газ и нефть. Но правда и то, что шансы Медведева устранить на пути в Кремль Путина (который по их представлениям таки хочет туда вернуться) невелики. Для этого президенту надо еще весной отправить в отставку правительство и самого премьера, потому что осенью будет уже поздно: «Единая Россия» может выдвинуть Путина в качестве своего кандидата и «тогда — все», говорят собеседники. Шансы, что президент на это решится, 40 на 60 — картины «Блудный сын» и «Иван Грозный убивает своего сына» висят в Третьяковке, а кажется — в главном корпусе Кремля.

Из всех опрошенных только бывший депутат Госдумы от фракции ЛДПР Алексей Митрофанов уверенно заявил в интервью The New Times: «Будет Путин. Если не произойдет каких-то резких системных изменений. Он держит основные нити управления страной, влияет на силовиков. Для аппарата, номенклатуры и просто большинства людей он более понятный человек».

Но известный политолог и главный научный сотрудник Института Европы РАН Дмитрий Фурман полагает, что в интересах дуумвиров — сохранение нынешнего статус-кво: премьер, полагает он, может сам отказаться от претензий на Кремль: «Его, Путина, главный сейчас страх — оказаться в одной лодке с Нурсултаном Назарбаевым, окончательно расписаться в том, что Россия — это Египет или Казахстан. Путин все-таки вполне западный человек, он глубоко ориентирован в первую очередь на Европу».

Мистер Икс?

Удивительно, но возможность появления третьего кандидата от власти допускают представители именно правящей партии. «Вероятность выдвижения третьего кандидата есть», — говорит Александр Хинштейн. «Он вполне может появиться, — согласен и другой депутат Госдумы от «Единой России», политолог Сергей Марков. — Это мог бы быть какой-нибудь сильный человек из путинско-медведевской команды. Возможно, кто-нибудь из губернаторского корпуса». Кстати, единственный из оппозиционеров, допустивший выдвижение на выборы кого-либо, кроме правящих дуумвиров, Сергей Удальцов также видит потенциальную замену Дмитрию Медведеву среди нынешних губернаторов: «Любой, начиная с Хлопонина и заканчивая Собяниным». А, например, Леонид Гозман, работавший на всех выборах, начиная с 1993 года, уверен, что такой сценарий нереализуем: «Вы что, смеетесь? Это раскол страны!» «Теоретически такая ситуация возможна, — рассуждает зампред Комитета Госдумы по безопасности Геннадий Гудков, — но только в случае серьезного конфликта между Путиным и Медведевым. Мне кажется, этого не произойдет».

Денежный вопрос

В 90-е годы ключевым был вопрос: кого поддержат крупные монополии, влиятельные финансовые группы? Накануне 2012 года такой вопрос, и в этом единодушны все опрошенные эксперты, больше не стоит, и бизнес лоялен власти даже не на 100% — на все 150%. «Кому скажут, тот и будет финансировать, — уверен Гозман. — Владелец любого бизнеса, когда его вызовут и скажут: «Слушай, нам кажется, ты хочешь такую-то сумму выделить на поддержку», — ответит: «Да! Вы правы! Спасибо! Я хочу дать даже больше». И даст больше. Эта система выстроена». «Силовики, госкорпорации, госбанки — все работают в одном направлении, — поддерживает его и Алексей Митрофанов. — Противопоставить им вообще нечего. Никакой частный бизнес не в состоянии этого сделать, да и не хочет участвовать в политике, его от нее отучили». «В сегодняшней системе координат люди избираются, опираясь на финансовые ресурсы группы, которая называется Российская Федерация, — иронизирует президент КРОС Сергей Зверев. — За тем, кто выдвигается в президенты на 6 лет, встают все финансовые группы. Вы, например, можете себе представить, чтобы одна финансовая группа поддерживала одного из дуумвиров и вошла в жесткое противостояние с другим? Была у нас одна финансовая группа, которая попыталась так…» Название этой группы всем известно — ЮКОС. «Любой из крупных бизнесменов готов подстроиться как под Путина, так и под Медведева, — уверен Станислав Белковский. — Наверное, и Игорю Сечину, и Геннадию Тимченко был бы удобнее Путин. Но все эти люди сориентируются по ситуации и будут служить тому, кто останется».



 
 

×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.