Свобода слова.
Дорого.
Поддержи The New Times.

#Главное

Март-2012: опознание президента

07.03.2011 | Ухов Владимир , Ермолин Анатолий | № 08 (193) от 7 марта 2011 года

GLAVNOE_REUTERS_490.jpg
Ровно год остался до того момента, когда мы узнаем, кто же будет править страной в 2012–2018 годах.
Медведев, Путин, мистер Икс — интрига сохраняется. В прогнозах и сценариях недостатка нет. Одни полагают, что дуумвиры, напуганные Арабской весной, всеми силами попытаются сохранить статус-кво. Другие убеждены, что столкновение лбами неизбежно: Кремль манит и старшего и младшего партнера по тандему и ни один уступить не готов.

05_181.jpg
3 марта, то есть через три года и один день после того, как Медведев принимал поздравления с победой в безальтернативных выборах-2008, президент выступил в Санкт-Петербурге с речью на праздновании 150-летия отмены крепостного права в России, в которой снова говорил о необходимости свободы — как бы давая понять, что обещаний («свобода лучше, чем несвобода») не забыл, но, что поделаешь, и царю-реформатору Александру II ставили палки в колеса и не давали исполнить задуманное. «Россия тоже должна была измениться, стать передовой страной, которую объединяют с Европой единые ценности», — напомнил Медведев о контексте полуторавековой давности. И добавил, что «по сути, мы все продолжаем тот курс», и завершил программным слоганом: «свобода от страха, от унижений, от бедности, от болезней, свобода для всех — такова, на мой взгляд, и наша сегодняшняя цель развития». Кажется, в этот момент он даже в это верил. А премьер Путин в этот же день занимался
06_181.jpg
 важной обыденностью: решал квартирный вопрос для шахтерских вдов. Короче, каждый занимался своим делом, и если судить по телевизионной картинке, в тандеме тишь да гладь да божья благодать. Однако и в Кремле, и за его пределами аналитики в погонах готовят сценарии действий на случай непрогнозируемого развития событий. Сценарий № 1 — инертный, сценарий № 2 — на случай апокалипсиса. Например, как могут повести себя силовики в случае, если Медведев таки решится и отправит в отставку премьера со всем его правительством? На кого ставят эксперты? На какие медийные ресурсы смогут опереться члены правящего тандема? Наконец, что собой представляет человек, который будет делать президента-2012, — очерк о Владиславе Суркове. Результаты своих изысканий The New Times предлагает читателям в главной теме номера.


Сценарий № 1: инертный. Революции в Тунисе и Египте, гражданская война в Ливии, протесты по всей Северной Африке преподнесли тандему предвыборный подарок в виде 20-процентного скачка мировых нефтяных цен. Однако нефтяные цены — это та самая «трость надломленная» из Книги Исаии, «которая, если кто опрется на нее, войдет тому в руку и проколет ее». В Кремле об этом, кажется, вспомнили. И тут же составили перечень мнимых и реальных угроз. The New Times изучал кремлевские страхи и слухи

Как поведут себя обожатели телеканала ТНТ и алюминиевых коктейлей, если Россия, лишенная прежних финансовых «подушек», вдруг окажется в ситуации Египта и Туниса? Коридоры 14-го корпуса Кремля полны слухов о секретном документе, содержащем «комплексный анализ угроз политической устойчивости Российской Федерации на среднесрочный период», который вроде бы был представлен главе государства аппаратом Совета безопасности в середине февраля. 

В переводе с арабского

По словам видевших документ чиновников, эксперты в погонах прямо взывают к дуумвирам о немедленном прекращении политико-информационных интриг вокруг сценария президентских выборов-2012. Именно неспособность правящих элит к консолидации сделала режимы Бен Али и Мубарака заложниками дирижируемых извне (в этом люди в погонах традиционно убеждены) твит-революций, считают авторы секретного труда про угрозы. Владимир Путин и Дмитрий Медведев должны доказать свою готовность пройти грядущий выборный цикл плечом к плечу, без сбоев. В противном случае внутриэлитные конфликты, многократно усилившись на возвратной волне кризиса, окончательно лишат и властную вертикаль, и полупарализованные реформами силовые структуры способности противостоять внутренним и внешним угрозам. А для политического кризиса наподобие египетского, уверены президентские аналитики, в России достаточно совпадения четырех факторов: глубокого обвала цен на нефть; критического углубления конфликта между дуумвирами и их командами; крупной техногенной аварии, затрагивающей благополучие нескольких сотен тысяч граждан; а также готовности западных партнеров к публичной игре на повышение акций митинговой оппозиции. 

Чего боятся

Западные партнеры, подчеркивают эксперты Совбеза, «в случае чего» не моргнув глазом сдадут российских союзников вместе с их заманчивыми углеводородными проектами. Ровно так же, как это сейчас происходит с Хосни Мубараком и Муамаром Каддафи, еще недавно обласканными ЕС и США. Более того, в Кремле теоретически не исключают и массированного дипломатического и даже военного давления на Москву в связи с возможным неконтролируемым развитием событий на Северном Кавказе. «Экспорт революции, как у нас теперь думают, пройдет через кавказский терминал, — комментирует эти опасения чиновник администрации. — Логика такая: докатится волна революций до Кавказа, начнется массовое насилие, последует непропорциональная силовая реакция. И тогда, мол, за кровь спросят с нас, как с Каддафи. Вплоть до Международного уголовного суда в Гааге». 22 февраля на заседании Национального антитеррористического комитета во Владикавказе президент Медведев произнес знаменитый пассаж о ближневосточном революционном сценарии, который некие «они» «раньше готовили для нас, а сейчас тем более будут пытаться его осуществить». В этих словах явно слышен отзвук страхов совбезовского аналитического шедевра, убежден инсайдер. 

 

Дмитрий Медведев может остаться президентом, но тогда Владимир Путин должен реально возглавить «Единую Россию»    


 
Оба участника торга за президентское кресло-2012 не остаются глухими к доводам консервативных интеллектуалов. Февральские опросы вполне лояльного Фонда общественного мнения (ФОМ) выявили фактическое удвоение протестных настроений в сравнении с летом 2010 года: сегодня 49% опрошенных готовы принять участие в акциях протеста, не доверяют президенту и премьеру 20%. Это заставило дуумвиров прекратить прямую пикировку в федеральном эфире, и они даже начали появляться на публике вместе. В кремлевских и правительственных кругах надеются, что к концу лета алгоритм решения «проблемы-2012» будет найден. 

Кому, что и сколько

Дмитрий Медведев может остаться президентом, допускают они, но тогда Владимир Путин должен реально возглавить «Единую Россию», а его люди — обе палаты парламента и правительство. Медведев якобы хочет взамен получить право назначать глав аппаратов Госдумы и Совета Федерации своим указом. С подачи, как заверяют, Путина его заместитель Алексей Кудрин уже подал заявку на амплуа нового либерального премьера, выступив в феврале на VIII Красноярском экономическом форуме. Если же Путин все же решит вернуться в Кремль в 2012 году, то Медведев и его команда, рассказывают, получат достойную компенсацию, но, вероятнее всего, в корпоративной сфере. 

Путин уже сделал примирительный жест, отложив на послевыборный период вопрос о разработке программы развития страны до 2030 года — чтобы Медведев мог позиционировать себя как концептуального лидера модернизации. Пусть ему: все равно предложенный близкой к президенту главой Минэкономразвития Эльвирой Набиуллиной «инновационный сценарий» не встретил понимания в правительстве. Медведев, со своей стороны, отказался от нервировавших Белый дом планов создания единого Следственного комитета на базе следственных подразделений правоохранительных органов. Ставленник премьера Александр Бастрыкин получил пост главы автономного от Генпрокуратуры Следственного комитета Российской Федерации. Правда, глава государства не позволил ему свести счеты с главным врагом — генпрокурором Юрием Чайкой. И тоже не за «так»: в обмен в верхушке МВД сохранятся оба приближенных к премьеру клана — министра Рашида Нургалиева и его заместителя Евгения Школова. А статус Следственного комитета при МВД, на пост начальника которого президент планировал продвинуть свою протеже Татьяну Герасимову, снижен в ходе полицейской реформы до департамента. При этом, по данным The New Times, несколько дней назад генерал-майор юстиции Герасимова подала рапорт об отставке с поста заместителя начальника СК МВД. Наконец, президент подставил плечо «Единой России», согласившись уже весной-летом провести ротацию нескольких непопулярных губернаторов из тех десяти, чьи полномочия заканчиваются как раз во время парламентских и президентских выборов. И наоборот, пролонгировать полномочия тем из них, кого «Единая Россия» сочтет возможным поддержать, несмотря ни на что. 

По мнению знакомых с ситуацией чиновников, премьер ценит понимание партнера по тандему, и тот старается отвечать ему тем же. «Кидаться калом из темноты неспортивно, это признак слабости, — резюмирует один из близких к Путину чиновников. — Надо глядеть на табло».
Сценарий № 2: апокалипсис на завтра. 
Что будет, если тандем окончательно расколется? Какова будет реакция силовиков, если президент Дмитрий Медведев отправит в отставку правительство, а с ним и главного своего наставника и конкурента — премьера Владимира Путина? Вопросы не праздные, сценарии прорабатываются и проигрываются экспертами. The New Times выслушал аргументы

Кульминация операции «Преемник-2008»: вечер 2 марта, избирательные участки уже закрыты, Владимир Путин, тогда еще президент, и Дмитрий Медведев, уже избранный президент, выходят из ворот Спасской башни и вместе, бок о бок, идут к Васильевскому спуску, где проходит грандиозный гала-концерт для сторонников дуумвирата. Уже к этому моменту, утверждает высокопоставленный источник The New Times в Администрации президента, кремлевскими стратегами из Управления внутренней политики был разработан план действий на случай провала операции «Тандем» и выхода президента из-под контроля старшего товарища. Каков он, этот план, — тайна за семью печатями.

Но: в армии, спецслужбах и особенно в разведке такого рода сценарии существуют, что называется, по умолчанию, на случай любой нештатной ситуации — от возгорания на территории части до начала ядерной войны. По просьбе The New Times несколько офицеров спецслужб разных стран бывшего СССР, которым довелось участвовать как в подавлении государственных переворотов, так и в их реализации на территории иностранных государств, прописали, какие могут стать первые шаги, если завтра утром, проснувшись, мы обнаружим на сайте Кремля новость об отставке правительства, а премьер — такое ведь можно себе представить? — откажется уходить и призовет себе на помощь силовиков.

 

На данном этапе главное — не потерять время и не дать вышедшему из-под контроля президенту получить признание со стороны населения и лидеров иностранных государств    


 
Программа-12

«Важный момент: мягкие варианты сдерживания в таких случаях сознательно не просчитываются разработчиками: потеря власти для большинства из них равносильна потере свободы и состояний, — говорит один из экспертов The New Times. — Главная задача — эффективно противостоять попыткам бунтовщика взять под контроль управление государством».

Программа действий, полагают эксперты, может быть при силовом развитии событий следующей:

1. Немедленная реакция парламентского большинства («Единой России») в Госдуме и Совете Федерации, ставящая под сомнение легитимность действий президента. На данном этапе главное — не потерять время и не дать вышедшему из-под контроля президенту получить признание со стороны населения и лидеров иностранных государств. Установить эффективный контроль над государственным аппаратом и обществом. Лояльный премьеру депутатский корпус заявляет об инициации процедуры импичмента.* * Статья 93 Конституции РФ гласит, что президент может быть отрешен от должности «только на основании выдвинутого Государственной думой обвинения в государственной измене или совершения иного тяжкого преступления». Правда, для этого требуется заключение Верховного и Конституционного судов. Пренебрегут или принудят судей?

2. Аналогичную реакцию на региональных и муниципальных уровнях должны будут воспроизвести все контролируемые ЕР законодательные собрания и муниципальные органы местного самоуправления.

3. Массированное медийное воздействие на население страны и психологическое давление лично на президента и его окружение. Обвинение последнего в предательстве премьера, их общей команды и общества в целом, выбиравшего младшего дуумвира лишь в паре с более сильным и более авторитетным лидером; вытаскивание «грязного белья» из персонального досье с компроматом; тиражирование стандартных клише насчет продажности Западу и «мировой закулисе»; разбор провалов президентской политики.

4. Срочная расконсервация бренда «Путин — национальный лидер России». Правящая партия наделяет председателя правительства чрезвычайными полномочиями до конца преодоления политического кризиса* * Конституция РФ, глава 6 ст. 117 п. 5, указывает, что «В случае отставки или сложения полномочий Правительство Российской Федерации /…/ продолжает действовать до сформирования нового Правительства Российской Федерации». Правда, «действовать» оно должно «по поручению Президента Российской Федерации», но эта вводная легко может быть проигнорирована заявлением, что страна не может остаться без правительства. . Личное обращение премьера к нации. Как вариант, применение модели де Голля — приказ губернаторам, мэрам, военнослужащим и обычным гражданам не подчиняться «незаконным действиям» «узурпатора».

5. Особое внимание — финансовой системе, в первую очередь частным банкам, чтобы президент и его окружение были отрезаны от любых финансовых потоков.

6. ФСБ перенацеливается исключительно на задачи политического сыска. Силы специального назначения ФСБ, как это было в случае с КГБ в последние годы СССР, получают задачи выявления и пресечения «антигосударственной» деятельности наиболее активных и влиятельных деятелей из числа сторонников президента. Силовые акции подавления массовых выступлений населения будут поручены наиболее лояльным Внутренним войскам (это единственные войска в России, где на протяжении всех последних лет у офицерского состава не было проблем с денежным довольствием, массовыми сокращениями и т.п.). По лидерам оппозиции «второго эшелона» работает ОМОН и МВД. ГУИН готовится к массовому приему арестованных и проведению фильтрационных мероприятий. МЧС (чья численность уже сегодня соизмерима с численностью Вооруженных сил) берет под охрану многочисленные объекты гражданской инфраструктуры и поддерживает бесперебойную работу объектов обеспечения жизнедеятельности населения.

7. В критической ситуации правительство может пойти не только на спецмероприятия (похищение и физическое устранение наиболее харизматичных, компетентных и влиятельных лидеров оппозиции), но и на прямые репрессии в отношении отдельных социальных групп (студенты). По ближневосточному сценарию атаке подвергнутся независимые журналисты и любые лица, пытающиеся вести фото- и видеодокументирование происходящих событий. Операторы сотовой связи и телекоммуникационные компании будут принуждаться к блокированию интернет-сервисов и мобильной связи.

8. Собственно Вооруженные силы, как наименее лояльные, для непосредственного силового контакта с населением будут использованы только в самом крайнем случае с активным применением провокаций (обстрел и убийство военнослужащих командами специально подготовленных снайперов, как это было во время событий 1993 года).

9. Отдельным козырем давления может стать позиция руководителя Чеченской Республики Рамзана Кадырова, который однозначно поддержит председателя правительства и заявит, что ни при какой другой власти Чечня, а значит, и Кавказ не останутся в составе РФ.

10. Население: формирование атмосферы растерянности, разобщенности и бездеятельности. Пассивное население — критический фактор успеха борьбы правительства с командой президента.

11. Для усиления мер «низового контроля» может быть разыграна националистическая карта, инспирированы митинги и шествия русских радикалов. Привлечение на местах боевых структур местных криминальных кругов типа «цапковских» бригад и т.п.

12. Для демонстрации «всенародной лояльности» председателю правительства будут мобилизованы все квазиобщественные молодежные организации типа «Наших», «Молодой гвардии», «Местных», задача которых — занять центральные площади и разгонять оппонентов, для чего могут быть задействованы все провокаторы и боевые фанатские структуры.

Итог операции — признание нелегитимности действий президента и отказ сотрудничать с ним, прежде всего со стороны силовых структур и административных аппаратов всех уровней.

Варианты

Какова вероятность такого апокалиптического сценария? «Подобный сценарий вполне реален с технологической точки зрения, — считает ветеран СВР, нелегал Управления «С», внедренный накануне вторжения советских войск в Афганистан в ближайшее окружение руководителя страны Амина для подготовки и осуществления государственного переворота. — Вопрос в том, захочет ли Путин поставить на кон все свои личные достижения, как то: членство в клубе мировых элит, размещенные на Западе подконтрольные активы и банковские счета, благополучие детей и близких. Драматические судьбы Мубарака, Бен-Али и Каддафи показывают, что диктаторские методы подавления собственных народов в одночасье делают изгоями вчерашних респектабельных лидеров. Путин не фанат и не идейный боец созданной им же системы. Только «реактивная защита», вызванная необходимостью физического выживания и сохранения личной свободы, может сподвигнуть его на подобный сценарий. При наличии гарантий безопасности, в том числе на мировом уровне, он скорее станет договариваться».

«Путин вряд ли может рассчитывать на силовой блок, если дело дойдет до массового кровопролития, — согласен и высокопоставленный сотрудник Центра специального назначения ФСБ, объединяющий сегодня в своей структуре Управление «А» (в прошлом — Группа «А») и Управление «В» (в прошлом — Группа «Вымпел»). — Единственный его полноценный резерв, способный пойти на кровопролитие, — это Внутренние войска, и в первую очередь спецназ ВВ — так называемые «краповые береты». Именно они в 1993 году, после отказа одной из групп «Вымпела» участвовать в подавлении гражданского населения, выполнили поставленную задачу (речь идет о предотвращении штурма телецентра «Останкино». — The New Times). Что касается спецназа ФСБ, то после стольких лет «переформатирования» силовых подразделений офицеры вряд ли будут усердствовать в подавлении гражданского населения. Противно. Не для того они рисковали жизнями на Кавказе». Самое слабое звено, по мнению того же эксперта, — это армия: «В войсках очень много негатива и недовольства проводимыми реформами. Обещания, что лейтенант будет скоро получать 50 тыс. рублей, так и остаются обещаниями, квартирный вопрос не решается. После массового увольнения офицеров — только за прошлый год на улицах оказались 140 тыс. вполне еще молодых «резервистов» — они легко вернутся в строй, а кто их противник, они теперь знают. Плюс расформированные «спецназёры» ГРУ. В итоге у оппозиции будет что противопоставить Внутренним войскам. Так что генералы тысячу раз подумают, прежде чем отдавать приказ открывать огонь, а если будет хоть малейшее подозрение на нелегитимность полученной задачи, сделают все, чтобы ее саботировать».

Опрошенные The New Times эксперты сошлись в одном: кровавый сценарий с вероятностью более 50% возможен в одном случае: если премьер и его ближайшее силовое окружение будет всерьез опасаться за свою жизнь и собственность и не получит гарантий безопасности. Но перед их глазами есть сейчас и живой пример: мирно ушедший на покой Мубарак имеет шансы сохранить хоть часть из замороженных в Швейцарии миллиардов, у стреляющего в свой народ Каддафи таких шансов уже нет.
1160043_55759154_2_490.jpg



 
 

×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.