Свобода слова.
Дорого.
Поддержи The New Times.

Президент Владимир Путин, совершив все задуманные кадровые перестановки...

19.02.2007 | Артур Соломонов , Барабанов Илья | № 02 от 19 февраля 2007 года

...обратил внимание на литературу, встретившись в своей резиденции в Ново-Огарево с пятнадцатью молодыми писателями.

В почетный список попали лауреат Букеровской премии за 2005 год Денис Гуцко, лауреат премии “Дебют” 2005 года Анастасия Чеховская, критик из Москвы Валерия Пустовая, финалист премии имени Белкина 2005 года Игорь Савельев из Уфы. Выделялся из общего писательского ряда финалист “Букера” 2006 года Захар Прилепин. Его появление в президентской резиденции стало сюрпризом, поскольку писатель является одним из лидеров отделения запрещенной Национал-большевистской партии в Рязани. Лидер кремлевского антифашистского движения “Наши” Василий Якеменко, узнав о присутствии Прилепина на встрече с Путиным, заявил The New Times, что “наша власть более демократична и либеральна, чем следовало бы”.

Подробности беседы с Путиным The New Times рассказал один из ее участников, писатель Денис Гуцко:

“Я спросил его про поиск национальной идеи: власть изобретает формулы вроде «суверенная демократия», если заглянете в интернет, там люди в «Живом журнале» выкладывают проекты. Я спросил, насколько эта идея нужна России, не делает ли национальная идея общество более уязвимым.

Президент подчеркнул, что общество должно само выработать национальную идею — спущенная сверху, она не будет работать никогда. Но мне понравилось, что он сказал, что сам до конца не имеет ответа, может ли Россия существовать вне идеологии.

Я так понял, что для президента туманная еще национальная идея лежит в поле православия, того, в котором все равно — еврей ты или татарин, был бы ты православным. Но он сказал, что и здесь он видит проблемы, потому что у него была некая формула, он называет ее для себя «русский мир». Формула «русский мир» кажется мне вполне нормальной, если она будет предложена обществу вместе с жесточайшей борьбой с ксенофобией. Я предложил ему тогда пересажать всех бритоголовых.

Когда заговорили о поддержке литературы, было произнесено слово «госзаказ». Президент сказал, что не понимает, как может существовать литература — да, успешная, так как ее покупают, но коммерческая (видимо, дешевая по своей сути. — The New Times ). В таком случае, сказал президент, государство должно решить, что ему нужно, что оно хочет видеть, в чем заинтересовано. Это может быть пропаганда здорового образа жизни, например. Сказать, что слово «госзаказ» приняли аплодисментами, — нет.

Встреча длилась часа два. Сначала все было довольно официозно: присутствовала пресса. Но она застала только разговоры о поддержке литературы. Затем последовали другие вопросы — спрашивали о Чечне, не разразиться ли там третья чеченская в связи со смещением Алханова. Президент сказал, что как бы тяжело ни шли там процессы, не может существовать в Чечне власть, которая постоянно оглядывается на Москву и держится на федеральных штыках. Чеченское общество должно само что-то родить, как бы тяжело это все ни было и как бы дорого ни обходилось.

Очень скрашивала встречу собачка Кони — замечательный пес. Клянчила у всех пирожки, но все помнили, что президент неоднократно говорил, что просит не кормить собаку. Она клала морду на колени и смотрела печальными добрыми глазами. Ей нравилось, когда ее чесали за ухом. Мне кажется, ей нужно присвоить какой-то дипломатический статус.

В конце президент сказал, что у него назначена еще одна встреча и ему, «как говорили у него во дворе, пора валить».


×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.