Свобода слова.
Дорого.
Поддержи The New Times.

#Деньги

#Суд и тюрьма

Нынешнее поколение молодых будет жить без пенсии

19.02.2007 | № 02 от 19 февраля 2007 года

Пенсионная реформа зашла в тупик. Рецепта выхода из кризиса не предлагает никто. Любой из существующих государственных пенсионных проектов никому не даст возможность рассчитывать на достойную старость. Даже использование средств Стабилизационного фонда проблему не решит, а только увеличит инфляцию и подсадит пенсионную систему на нефтяную иглу.

Выход из самого настоящего пенсионного кризиса, по версии чиновников ведомства Михаила Зурабова, очень прост — через шесть лет надо вернуться на пять лет назад. То есть поменять существующую сейчас распределительно-накопительную систему на старую — распределительную, но только с 2013 года. Однако в минувший четверг Зурабов заявил, что пока не собирается полностью отказываться от накопительной части, а хочет лишь дать гражданам «право перевести накопительную часть пенсии в страховую».

Как сообщил The New Times источник, очень близкий к экономическому блоку правительства, «здесь нет государственного решения, пенсионный тупик разрушает экономику страны, это путь в никуда, к катастрофе».

Из главных вопросов новой повестки дня, продолжил источник, это один из самых острых: «Возможно, в будущем для тех, кто выбрал частные фонды, РТС станет как сейчас курс доллара... И тогда любое глупое заявление правительства или ошибка, которые покачнут этот индекс, сразу выведут людей на улицы».

Чтобы 40 миллионов пенсионеров все-таки пока оставались дома, предлагаются несколько способов заштопывания пенсионной дыры, сопоставимой с госбюджетом.

В теории дефицит пенсионного фонда возможно погасить путем удвоения единого социального налога или повышения пенсионного возраста до 70 лет. Впрочем, у политиков и экономистов появились другие рецепты — несколько вариантов решения пенсионного кризиса: дивиденды от вложений Стабфонда, нефтяные сверхдоходы, перевод инвестиций за рубеж.

Президент «Центра стратегических исследований» Михаил Дмитриев рассказал The New Times о таком варианте, как пополнение пенсионных накоплений за счет государственной собственности: речь идет о крупных государственных предприятиях (земля, лесной, водный фонд), что возможно лишь в рамках развития накопительной системы. Использование этих активов и стимулирование интереса к механизму накопительной системы, по мнению Дмитриева, могут обеспечить к 2012—2015 годам рост пенсий больший, чем рост зарплат.

Научный руководитель Государственного университета — Высшей школы экономики Евгений Ясин объяснил The New Times, что для покрытия дефицита ПФР нужно использовать газовую ренту. И только. Он сказал, что надо повысить цены на газ на внутреннем рынке и часть средств отчислять в Пенсионный фонд. Михаил Дмитриев также не против возможности задействовать новые ресурсы, но, если говорить о долгосрочной перспективе, одной газовой ренты, по его расчетам, не хватит на то, чтобы обеспечить рост пенсий будущим пенсионерам.

Средства Стабилизационного фонда использовать для тех же целей ни в коем случае нельзя, считает Евгений Ясин, так как при относительно низкой деловой активности высока инфляция, сейчас она составляет 8%. «Цель Стабфонда — убирать лишние деньги, использование этих средств еще больше повысит инфляцию», — сказал Ясин.

Наполняемость Стабфонда напрямую зависит от высоких цен на нефть, и при их падении средств Стабфонда хватит ненадолго. В этом случае пенсионная система рухнет. Так что в условиях нестабильности нефтяных цен полагаться на Стабфонд и подсаживать ПФР на зависимость от него крайне опасно для жизни пенсионной системы.

«Продлить агонию
— до 2013 года» —

Дефицит Пенсионного фонда России рос, растет и будет расти — покрывать его нечем. Минздравсоцразвития предлагает направить на спасение ПФР средства из накопительной части пенсии будущих пенсионеров, которые не перевели их в частные управляющие компании...

Логика такого варианта состоит в том, что накопительная часть пенсии «молчунов» переводится из государственной управляющей компании (Внешэкономбанк) обратно в Пенсионный фонд и учитывается при расчете страховой части пенсии. Страховая часть при этом (в отличие от накопительной) ежегодно индексируется — в зависимости от инфляции и роста средней зарплаты по стране, что должно уберечь пенсионные средства от обесценивания.

Предложение Зурабова фактически исключить накопительную часть «молчуновских» пенсий из системы обязательного пенсионного страхования не было встречено апплодисментами. «Это полный провал реформы, которая была обречена с самого начала», — говорят депутаты «Справедливой России», они категорически против накопительных пенсий. Депутат Государственной думы, заместитель председателя комитета по бюджету и налогам Оксана Дмитриева ссылается на то, что доля от зарплаты составляла до начала реформы 36%, а сейчас 24%. Доходность средств в накопительном фонде обесценивается инфляцией. «Было очевидно, что отказаться от накопительной части придется, — заявила Дмитриева The New Times. — Но это решение должно идти только в пакете с отставкой Зурабова и команды, так как его концепция заключается лишь в том, чтобы продлить агонию до 2013 года».

Однако не всем очевидна необходимость отказа от накопительной части пенсии. Минфин, например, оптимистично рассчитывает обеспечить ей старость. «Накопительная пенсия нужна, это связано с демографическим разрывом, который будет в будущем», — считает министр финансов Алексей Кудрин. Возможно, накопительная часть будет усилена, добавил Кудрин, но конкретными мерами поделиться нужным не счел.

«Отмена накопительной части пенсий — это фактически ограбление. Это приведет к тяжелейшему кризису доверия, оно и сейчас не слишком высоко как к государственным, так и частным институтам», — сказал Михаил Дмитриев. В самом деле реформаторы уже во второй раз хотят поменять коней на переправе. Исключение из пенсионной системы средних возрастов в 2005 году уже сильно подорвало авторитет реформы и многих заставило усомниться в надежности предлагемых вариантов пенсионного обеспечения. Кто отдаст свои средства системе, которая может поменяться через год, и по новым правилам все деньги сгорят?

— Назад в СССР —

Евгений Ясин опасается реализации законопроекта Зурабова, он считает, что это грозит возвратом к советской системе, которая сейчас жить не может, «так как в то время было 12% пенсионеров, а у нас скоро число пенсионеров и число работающих сравняются».

Президент УК «Тройка Диалог» Павел Теплухин тоже не хотел бы отмены накопительной части. Теплухин признался корреспонденту The New Times: «Надеюсь, что у лиц, принимающих решения, хватит мужества сохранить правила игры в неизменном виде, потому как велик соблазн в предвыборном году потратить деньги будущих пенсионеров на пенсионеров нынешних, которые, несомненно, являются основным электоратом, и такие меры были бы на руку политическим амбициям».

МЭРТ не ограничилось одними словами: в ответ на инициативу Минсоцразвития чиновники готовят законопроект, предполагающий передачу пенсионных накоплений, которыми сейчас управляет Внешэкономбанк, в руки частных компаний. Руководитель Центра Института экономики РАН Евгений Гонтмахер тоже согласен с МЭРТ, он сказал, что давно пора средства «молчунов», сгорающие от инфляции, отдать частным компаниям. Но в Минздравсоцразвития нашли, чем возразить на эту инициативу. Директор департамента развития социального страхования Минздравсоцразвития Юрий Воронин говорит о «молчунах»: «Люди сделали свой выбор в пользу государства, они хотят, чтобы именно государство гарантировало им выплату пособий по старости. Поэтому «принудительно» направлять накопления в частные управляющие компании или негосударственные фонды нельзя». Так что пока чиновники не могут найти консенсус, пенсионные накопления подавляющего числа граждан хранятся в ВЭБе и приносят доходность в 5,7% годовых при инфляции в 9%.

— Альтернативная старость —

Интерес к частному сектору в целом растет, но слишком медленными темпами, говорит начальник отдела рыночной аналитики ОАО «Брокерский дом Открытие» Валерий Пивень. Население все еще относится к частному сектору с подозрением: позади печальный опыт общения с пирамидами типа АО «МММ», кризис 1998 года. Поэтому люди предпочитают не связываться с частным сектором и по старинке уповают на государство. Оказалось, что времени на формирование интереса к самостоятельным действиям требуется гораздо больше. Исполнительный директор «Большого пенсионного фонда» Андрей Неверов также видит причины низкого интереса граждан к распоряжению собственными пенсионными средствами в отсутствии у будущих пенсионеров осознания необходимости участия в накопительной системе: «Люди не готовы, например, платить консультанту за составление индивидуального пенсионного плана, в то время как за рубежом это распространенная практика, они просто не осознают, насколько важно сегодня задуматься о завтрашнем дне». Эксперты сетуют и на сложность самой системы. «Большинство просто ее не понимает. За руль посадили всех, а ПДД так никто и не объяснил», — говорит Неверов. Если уж идеолог чилийской пенсионной реформы Хосе Пиньера сказал о российской реформе: «Я прочел о ней все, что можно было прочесть. Сообщаю — я ничего не понял», — чего хотеть от населения? Этим вопросом задается советник генерального директора УК «Рост капитала» Иван Заргарян. Он напоминает, что в 2003 году на мероприятия с целью информирования населения в бюджете ПФР было выделено 149 млн рублей. Еще $1,5 млн из займа Всемирного банка предоставили Пенсионному фонду России на информирование населения о выборе управляющих компаний. Целевое использование этих средств совершенно не очевидно. Руководитель проекта «Ваш Пенсионный Брокер» Сергей Зайцев согласен c тем, что общество крайне плохо осведомлено о принципах реформы и не задумывается о том, что ему нужно делать со сбережениями. А связано это, в первую очередь, с тем, что само государство не заинтересовано в участии частного сектора в пенсионной системе.

Распределительно-накопительный механизм пенсионной реформы, запущенной в 2002 году, забарахлил так, что один из отцов-основателей пенсионной реформы глава Минздравсоцразвития Михаил Зурабов фактически готов убить собственное детище и вернуться к 2013 году к государственной распределительной системе пенсий.

В конце 2004 года в закон о пенсионном страховании была внесена поправка, предусматривавшая участие в накопительной системе граждан, родившихся только в 1967 году и позже. В результате люди среднего возраста, 1953—1966 годов рождения, — наиболее социально активная часть трудящихся и наиболее заинтересованная в пенсионной системе — были лишены дополнительного источника повышения размера пенсии. Сделано это было вследствие того, что 2-процентная накопительная часть за оставшиеся до пенсии годы даст минимальные дополнительные доходы, т.е. это поколение уже не успеет накопить значительных средств, и эти 2% из накопительной вернули в страховую часть, чтобы было чем платить нынешним пенсионерам.

Советник генерального директора УК «Рост капитала» Иван Заргарян недоумевает, почему ранее никому из реформаторов не пришла в голову мысль о том, что невозможно одновременно снижать ЕСН, выплачивать пенсии, не изменяя их размер, и вводить накопительную составляющую. Ростислав Кокорев из Бюро экономического анализа говорит о том, что эта мера сыграла явно не в пользу реформы, подорвав доверие населения к ее стабильности попутными изменениями. Сейчас это доверие хотят подорвать еще больше.

На 1 июля 2006 года Внешэкономбанк управлял 93,35% накопительных пенсий. Частным управляющим было передано 3,21% средств, а негосударственным пенсионным фондам — 3,44%. Чистые активы под управлением ВЭБа на 1 января 2007 года составляют 267 млрд рублей.

...

Как все начиналось

Средневековые трасты — первая попытка доверительного управления, повлиявшая на всю систему англосаксонского права. На принципе доверительного управления и основывается накопительный механизм современной пенсионной системы, когда у человека есть возможность доверять часть заработанных средств управляющей (частной или государственной) компании.

Конструкция траста как схема, позволявшая уходившему на войну рыцарю оставить землю и дом, все имущество, на попечение доверенного лица (trustee, или «попечителя»), сформировалась в XI—XII века в Англии во время крестовых походов. Эти доверенные лица были действительно собственниками оставленного имущества. Единственное ограничение прав назначенных собственников заключалось в том, что они могли распоряжаться всеми ресурсами исключительно в интересах назначившего их рыцаря (который, кстати, не факт, что возвращался). Поэтому назначались уважаемые люди, которым собственная репутация была важнее, чем возможность нажиться на чужом состоянии...

Позже трасты стали инструментом налогового планирования все с тем же предназначением — отделить имущество вкладчика от него самого, тем самым обеспечить на законных основаниях его защиту от всевозможных посягательств и в случае смерти вкладчика передать наследникам.


×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.