Свобода слова.
Дорого.
Поддержи The New Times.

#Картина мира

Черный полковник

01.03.2011 | № 07 (192) от 28 февраля 2011 года


38_490.jpg

Полковнику никто не напишет. Как дерево, стоящее в охваченном пожаром лесу, Ливия не могла не загореться после успехов соседних революций. И она загорелась. Но этот пожар не похож на другие. Никто из арабских владык-долгожителей не хочет идти на эшафот. И все хотят попасть в рай. Бен Али в Тунисе просто сбежал. Хосни Мубарак, поколебавшись, ушел. Алжирский президент Бутефлика упредил революционный девятый вал, отменив 19-летний режим ЧП. Король Бахрейна суннит Иса Аль-Халифа выпустил из тюрем политзаключенных-шиитов. Эмир Кувейта раздал всем подданным по $10 тыс. и вдвое поднял зарплату. Саудовский монарх выделил народу льготы на $35 млрд. И только полковник Каддафи дал своему народу последний и решительный бой, стреляя в него из всех видов оружия. Говорят, уже погибли тысячи

35-6.jpg

Предпосылки к ливийскому восстанию все те же, что и повсюду в арабском мире. Старый режим, от которого устал и народ, и местные элиты, в данном случае представленные лидерами ущемленных центральной властью племен; угроза передачи власти по наследству; слишком неравномерное распределение богатств, что особенно важно для Ливии с ее запасами углеводородов**Ливия — на 3-м месте в Африке по запасам нефти и на 4-м — по запасам газа.. Но в отличие от Бен Али и Хосни Мубарака полковник Муамар Каддафи решил так просто не сдаваться.

Три ошибки…

Каддафи не так прост, каким кажется в своих экстравагантных нарядях. 17 февраля, на следующий день после первых беспорядков на востоке страны, он собрал наиболее политически зрелых из своих сыновей — Сейфа аль-Ислама, Хамиса и Мутасима — и четко распределил между ними обязанности: первый отвечает за ключевые гражданские ведомства и контрпропаганду, второй берет на себя руководство элитными частями и наемниками, третий вместе с главой разведки Абдуллой Сануси едет в восточные районы страны и отвечает там за охрану нефтепроводов. Но 18-го пришли плохие новости: стратегическое шоссе между западом (историческая область Триполитания) и востоком (богатая нефтью Киренаика) безопасно только на протяжении 200 км от столицы, остальные 600 — под контролем мятежников. Другую, параллельную скоростную дорогу должны были построить вдоль моря итальянцы: контракт был уже подписан. Но, видать, с опозданием. Режим, ворочавший миллиардами долларов, за 40 лет своего существования даже не озаботился нормальным транспортным сообщением между различными частями страны. Диктаторы не дорожат временем. За что в конце концов и расплачиваются.

Каддафи привык покупать лояльность старейшин кланов и вождей племен: в Ливии племена, а не армия, как в Египте, главный и самый уважаемый социальный институт и залог стабильности. Но послав 19-го числа две боевые эскадрильи бомбить Бенгази, Аль-Бейду, Дерну и Тобрук, он «забыл» поставить об этом в известность тех самых вождей и старейшин. И тем самым совершил еще одну серьезную ошибку: племена варфалла, тархун, зинтан, ряд берберских племен и туареги отвернулись от полковника. И даже клан казазафа, к которому всегда причисляла себя семья Каддафи, начал открыто симпатизировать восставшим.

Вслед за этой ошибкой клан Каддафи совершил еще одну, скорее всего, роковую для себя: сделал ставку на гражданскую войну.

35-5.jpg

…и три аргумента

Выступая вечером 22-го по ТВ, Каддафи предрек соотечественникам «реки крови». Войны между социальными слоями или представителями разных этнических или религиозных групп, как это было в Ливане и как это происходит сейчас в Ираке, в Ливии нет. Здесь идет война между вооружившимся населением и элитными вымуштрованными подразделениями. Пятнадцать тысяч «муртазаков» — преторианская гвардия режима, состоящая из выходцев из субэкваториальных районов юга, с детства воспитывавшихся в специальных интернатах в духе беззаветной преданности вождю, — были выведены на улицы Триполи и его пригородов. Остальным двадцати было приказано пробиваться с боями на восток. Расколотая на две части Ливия полковнику Каддафи ничего не дает: ведь на западе почти нет углеводородов. Только вода. Кормиться здесь нечем.

Еще один «аргумент» Каддафи — 80-тысячная «революционная милиция», которая по численности почти вдвое превосходит плохо вооруженную и плохо обученную 45-тысячную армию (половина солдат служит на контрактной основе), — армии-то вождь особо никогда не доверял. А сейчас он и вовсе не может рассчитывать на солдат, набранных из тех же самых племен, что выступили против его режима. Так что у «короля» остается «последний аргумент» — отряды наемников, набранные в соседних Чаде, Нигерии, Судане и более отдаленных африканских странах. Им нечего терять: на родине их ждет нищета, а служба в Ливии, мечта любого деревенского паренька, зависит от устойчивости режима. Именно поэтому бомбежки мирных кварталов, сотни погибших и тысячи раненых кажутся страшным сном лишь непосвященным: для личной гвардии вождя Ливийской Джамахирии это лишь суровые будни.

Союзник по Сахелю

Помимо личной гвардии, готовой биться до последнего воина, Каддафи рассчитывает еще на снисходительность Запада, в особенности США. Вождя не беспокоят грозные требования прекратить насилие, доносящиеся из европейских столиц и Вашингтона. В отличие от Мубарака он не зависит от иностранной помощи, напротив, сам щедро раздает миллиардные контракты европейским компаниям. Пока он применяет против собственного народа тактику выжженной земли, просвещенная Европа тратит трое суток на обсуждение вопроса о скромных санкциях против Триполи. Нетрудно представить себе реакцию западных политиков и международных институтов, если бы самолеты расстреливали демонстрации, скажем, на улицах Тегерана! Но Каддафи уверен в своей незаменимости.

В 2005–2006 годах США приступили к разработке так называемой «стратегии Сахель».**Сахель — экорегион полузасушливых полей, саванн, протянувшийся на 3900 км от Атлантического океана на западе до Красного моря на востоке. Сегодня включает в себя Сенегал, Мавританию, Мали, Буркина-Фасо, Нигер, Нигерию, Чад, Судан и Эритрею Вашингтон был обеспокоен бесконтрольностью огромного региона, по которому, согласно донесениям разведки, свободно передвигаются террористы «Аль-Каиды» и наркоторговцы. Была у стратегии и попутная цель: ограничить в перспективном с точки зрения ресурсов районе усиливающееся влияние Китая. По слухам, замгоссекретаря США Роберту Зеллику, курировавшему тогда африканские вопросы в госдепе, на одной из международных встреч вручили шутливое послание-записку от Каддафи, в которой было написано: «Я вам нужен?» Послание было со смыслом, который американцы прекрасно уловили. Семья Каддафи, все члены которой, по некоторым данным, являются негласными бенефициарами National Oil Company и самолично распоряжаются половиной доходов от экспорта нефти, принялась доказывать союзнические намерения делом: ливийцы попросту перекупали сырьевые и строительные контракты у китайцев — в Чаде, Нигере, Мали… А потенциальных рекрутов «Аль-Каиды» и прочих радикальных группировок вербовали в наемники. И все были довольны.

«Либо я, либо хаос»

Политические и экономические связи с Западом — еще один козырь, которым пытается бравировать Каддафи. «Либо я, либо хаос и анархия — альтернативы нет» — таков смысл его мессиджа остальному миру, который всю минувшую неделю озвучивал на телеэкранах его сын Сейф аль-Ислам. (То же самое говорил миру Хосни Мубарак, и пока его пророчество не сбывается.) «Кроме нас судьбу Ливии может решить только пустыня», — заявил на встрече с европейскими дипломатами в Триполи 20 февраля секретарь Высшего народного комитета (премьер-министр) Багдади аль-Махмуди. Мол, ясных перспектив для страны при возможном демонтаже режима не просматривается. Оно и понятно: организованной оппозиции в Ливии нет — в основном благодаря усилиям самого Каддафи, планомерно уничтожавшего «врагов революции» как на территории Ливии, так и за ее пределами: еще в начале 80-х последовала серия убийств противников режима в Риме, Лондоне, Бейруте и Афинах. Тем не менее во время восстания заявили о себе Фронт национального спасения Ливии (лидер Иса Мансур) и Партия справедливости («Аль-Адаля») во главе с Мухаммедом Шаллюфом.) Это достойные политические силы, вполне способные взять на себя ответственность за будущее страны, предотвратить ее бесконтрольный распад.

Впрочем, для Европы основная проблема заключается даже не в дезинтеграции Ливии. Затянется ли в Ливии гражданская война или нет, Старый Свет почти стопроцентно накроет новая волна иммиграции из Магриба. И она будет подобна цунами: европейские эксперты говорят о 300–400 тыс. человек в течение ближайшего года. До сих пор Каддафи в прямом смысле шантажировал Европу в целом и Италию в частности, возможностью/невозможностью ограничить поток мигрантов из африканских стран через территорию Ливии. Подписанного двустороннего соглашения с Италией не хватило. Дабы «укрепить границы в Сахаре», Каддафи полтора года назад попросил у ЕС €5 млрд, которые в итоге были обещаны ему Еврокомиссией, — официально, правда, «на цели развития «всего африканского континента». Что станет с этой программой в случае смены режима в Ливии, пока неясно. Но Италия уже бьет тревогу: если реально грянет «переселение народов» с той стороны Средиземного моря, раскошелиться и сплотить ряды придется всему ЕС, предупредил глава итальянского МИД Франко Фраттини.



Конституцию в Ливии заменяет «Зеленая книга» — главный философско-политический труд Каддафи, написанный еще в середине 1970-х годов.
Советское издание вышло уже при Горбачеве, в 1989 году: далеко не все высказывания революционера-полковника вмещались в разрешенные в брежневском СССР рамки

38-1.jpgО парламентаризме
«...представительство народа в парламентах является обманом, а парламентаризм — это порочное решение проблемы демократии. Основное назначение парламента — выступать от имени народа, что само по себе недемократично, поскольку демократия означает власть самого народа, а не власть тех, кто выступает от его имени...»

О партиях
«Партия — это племя современной эпохи, это — клан. Общество, которым правит одна партия, ничем не отличается от общества, которым правит одно племя или один клан... Межплеменная борьба и борьба между кланами оказывают на общество такое же негативное разрушающее воздействие, что и межпартийная борьба».

О демократии
«...демократическая система представляет собой прочную и монолитную структуру, каждая ячейка которой имеет надежную опору в виде первичных народных конгрессов, народных конгрессов и народных комитетов, которые встречаются на заседании Всеобщего народного конгресса. Никакой иной концепции подлинно демократического общества существовать не может».

О печати
«Демократическая печать — это печать, издаваемая народным комитетом, включающим различные общественные группы».

О черной расе
«Порабощение черной расы белой расой было  последним этапом в истории рабства... Ныне наступает период господства черной расы».

О человеческой индивидуальности
«Человек, как физическое лицо, должен иметь свободу самовыражения и, даже будучи умалишенным, иметь право свободно выражать свое безумие»



Только трое из семи сыновей Каддафи сыграли активную роль в решающие для режима дни

38-5.jpg
Сейф аль-Ислам, 38 лет.
Выпускник Лондонской школы экономики, где получил степень доктора философии. Глава Фонда развития Каддафи. Самый публичный из сыновей, который рассматривался отцом в качестве возможного преемника, хотя в этой связи находился в некоторой конфронтации со старшим братом Мухаммедом. Изучал архитектуру в Австрии, где состоял в дружеских отношениях с главой ультраправой партии Йоргом Хайдером, погибшим в автокатастрофе в 2008 году. Именно Сейф аль-Ислам занимался урегулированием отношений с Западом в начале нулевых годов, когда Ливия признала «ответственность, но не вину» за совершенные теракты на бортах самолетов в Шотландии в 1988 году (270 погибших) и в Нигерии в 1989-м (170 погибших). В результате переговоров Ливия обязалась уплатить $3 млрд родственникам жертв катастроф. Сейф сыграл ключевую роль и в урегулировании кризиса с болгарскими медсестрами, которые были обвинены в том, что заражали ливийских детей вирусом СПИДа. Усилиями Сейфа аль-Ислама в страну вернулся международный бизнес, в частности, нефтяные гиганты Exxon Mobil, ENI и British Petroleum, которые, по слухам, должны были возместить режиму выплаченные компенсации.

38-2.jpg
Мутасим Биляль, 35 лет.
В начале нулевых годов провел несколько лет в ссылке в Египте — отец заподозрил его в участии в попытке переворота. В 2007 году при посредничестве Хосни Мубарака вышел из опалы и был назначен шефом Совета национальной безопасности. В начале 2010-го в Ливии разгорелся скандал, когда в интернет попало видео с новогодней вечеринки Мутасима Биляля, организованной на французских Антильских островах, на которой для сына лидера революции спела американская певица Бейонсе. По слухам, выступление обошлось в $2 млн.

Хамис, 29 лет.
Кадровый военный. Проходил подготовку в России, после возвращения на родину командовал подразделением, которому присвоено его имя. Отец доверил Хамису подавление оппозиционных выступлений на востоке страны



«Корпорация Каддафи»

38-3.jpg
Мухаммед Каддафи в 2006 г. получил диплом инженера и бизнес-менеджера в Университете Ливерпуля

38-4.jpg
Айша, дочь Каддафи, о которой на днях писали, будто она на борту самолета без опознавательных знаков пыталась сбежать из Ливии на Мальту, — умница и, как мы видим, красавица — была, оказывается, одним из адвокатов, защищавших в свое время Саддама Хусейна на процессе в Ираке. Юридические навыки, возможно, ей пригодятся очень скоро для защиты самой себя и своей семьи
Семья Муамара Каддафи принадлежит к богатейшим кланам мира. Ее бизнес-интересы: от прямых инвестиций в газовом и нефтяном секторах до телекоммуникаций и системы распределения товаров широкого потребления.

Главными источниками доходов семьи являются два инвестиционных фонда — Lybian Investment authority (LIA) и Lybian arab foreign investment company (Lafic). Cовокупный капитал обоих фондов — $70 млрд.

В 2005 году Сейф аль-Ислам Каддафи основал медиагруппу One-Nine, которая получила эксклюзивные права на распространение иностранной прессы в Ливии. Кроме того, им же учреждена компания One-Nine Petroleum, через которую проходит часть финансовых потоков государственной нефтяной корпорации National Oil Company и ее филиалов.

Три других сына Каддафи — Мутасим Биляль, Хамис и Ганнибал имеют свою долю от доходов нефтяного экспорта благодаря Libyan Tamoil oil marketing company, зарегистрированной в одной из европейских стран.

Дочь Каддафи Айша возглавляет благотворительную организацию Wa’atassemo, под патронатом которой в стране часто проходили международные бизнес-форумы. В сфере деловых интересов Айши — энергетика и строительный сектор, на развитие которых из бюджета выделены немалые средства. Кроме того, у Айши есть финансовые интересы в частной трипольской клинике «Сент-Джеймс», одной из двух лучших в стране, специализирующейся среди прочего на пластической хирургии.

В 2005 году три сына Каддафи — Саади, Мухаммед (сын от первого брака) и Мутасим Биляль, по слухам, начали между собой борьбу за право обладать лицензией на производство в стране кока-колы. В итоге победил Мухаммед: возглавляемый им Олимпийский комитет Ливии получил 40-процентную долю в компании Libyan Beverage, обладающей франшизой Coca-Cola в Ливии. Кроме того, под полным контролем Мухаммеда — сфера услуг, телекоммуникации и интернет.

В 2006 году клан Каддафи объявил о проекте строительства нового города на западе страны. Объявлено, что строительство города будет осуществляться под руководством инженера Саади Каддафи. Однако реализация проекта так и не началась.



УСИЛИВАЮЩЕЕСЯ НАПРЯЖЕНИЕ МЕЖДУ СЕЙФОМ АЛЬ-ИСЛАМОМ И МУТАСИМОМ

Создано: 09/03/2009

09ТРИПОЛИ208

КОНФИДЕНЦИАЛЬНО — SIPDIS

РАССЕКРЕТИТЬ НЕ РАНЕЕ 22/02/2011

ТЕМА: ОПЕРАЦИЯ «ПРЕЕМНИК» В ЛИВИИ НЕОЧЕВИДНА, Т.К. ДЕТИ КАДДАФИ ВЕДУТ МЕЖДОУСОБНЫЕ ВОЙНЫ

1.(C) Некоторые события прошлого лета показывают, что между детьми Муамара Каддафи усилились трения — XXXXXXXXXXXX. Во многом напряжение обосновано позиционированием Сейфа аль-Ислама в качестве публичного лица режима; /…/ Аресты и акции устрашения в отношении нескольких единомышленников Сейфа аль-Ислама прошлым летом и постепенное ограничение роли Мутасима в поставках военной техники подсказывают, что на этот раз раздор среди детей Каддафи довольно серьезный. /…/

4. (C) /…/Как сообщается, Каддафи решил уменьшить роль Санусси — ментора его самых проблемных детей (который все еще занимает пост ключевого советника Сейфа аль-Ислама) — и вместо него контроль над деятельностью неудачников Саади, Ганнибала и Сейфа аль-Араба (младшие сыновья Каддафи. — The New Times) поручить своей дочери Айше Каддафи.

6.(C) /…/ С прошлой осени усилилась конкуренция между Сейфом аль-Исламом, которого до сих пор считают наследником, и Мутасимом, чья жизнеспособность в качестве потенциального альтернативного преемника возросла с момента назначения советником по вопросам национальной безопасности. /…/ Мутасим сопровождал Муамара Каддафи во время визита последнего в Москву, Минск и Киев в прошлом году (доклад D) и сыграл ключевую роль в переговорах о потенциальных поставках оружия. /…/



Кристиан Граеф, французский дипломат, публицист, эксперт по арабскому миру, посол Франции в Ливии в 1982–1985 гг.: «Кровь к крови»

То, что происходит сегодня в Ливии, — драма, которую можно было предсказать еще в 1969 году. Ливия никогда не была единой, политика Каддафи состояла в постоянном сдерживании, часто репрессивными методами, трех областей, которые в той или иной степени противостояли его режиму. Рано или поздно это взорвалось бы в любом случае. Нужна была только искра, а там, как говорят бедуины, «кровь к крови».

Отличие от Египта и Туниса в том, что у Ливии очень смутное будущее. В стране нет оппозиционного лидера, способного объединить разные регионы и племена одной идеей. Борьба с режимом неоднородна, разные группы не объединены друг с другом, никто не может гарантировать, что, победив силы Каддафи, они не начнут сражаться между собой. При этом сам Каддафи со своими сыновьями обладает большим военно-финансовым потенциалом, достаточным для долгой и упорной борьбы. Поэтому завтрашний день Ливии представляется погруженным в хаос гражданской войны. Войны бедуинской, в которой слова про «борьбу до последней капли крови» не пустой звук: для бедуина большая честь умереть в битве. Это будет война всех со всеми, как в Ливане: наемники Каддафи будут бороться с повстанцами, племена будут воевать между собой, радикальные исламисты — с более умеренными мусульманами, черные мигранты — с коренным бедуинским населением.

Немаловажно и то, что сам Каддафи многие годы играл со своим окружением, не исключая и своих сыновей, по принципу «разделяй и властвуй». Он ссорил всех со всеми: сегодня ты министр, завтра — в опале и в ссылке, послезавтра — снова у кормушки. Это помогало ему сохранять между приближенными атмосферу постоянного страха, но в то же время стяжательства и недоверия. Вполне вероятно, Каддафи скоро будет убит кем-то из своих близких, который попытается занять его место, что приведет к дополнительной борьбе между наследниками, а следовательно, к очередной крови.





×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.