Свобода слова.
Дорого.
Поддержи The New Times.

#Деньги

По заветам Карла Маркса

28.02.2011 | № 07 (192) от 28 февраля 2011 года

О чем не сказал Игорь Сечин в своем интервью

28_490.jpg

По заветам Маркса. Вице-премьер российского правительства Игорь Сечин 21 февраля дал интервью газете The Wall Street Journal, в котором высказался по многим злободневным вопросам: о «деле ЮКОСа», об альянсе BP и «Роснефти», о закрытии въезда в Россию для Уильяма Браудера… The New Times с помощью экспертов оценил заявления Сечина

О ЮКОСе

Сечин: Налоговые претензии предъявлялись не только к ЮКОСу, но и к другим компаниям… Одни компании урегулировали свои налоговые споры путем соответствующих выплат в бюджет, а другие предпочли судебные решения. И я напомню, что все решения налоговых органов были закреплены в судах. Не производилось никаких экспроприаций! Я считаю, что подход был ко всем равный.

Вадим Клювгант, адвокат Михаила Ходорковского:
Обвинение и приговор по второму делу Ходорковского и Лебедева полностью противоречат первому обвинению и приговору. В соответствии с первым приговором ЮКОС был владельцем той нефти, которую добывали его «дочки»: он эту нефть продавал, получал доходы от реализации, недоплатил налоги с этих доходов. По второму хамовническому приговору у ЮКОСа не было никакой нефти вообще: всю добытую «дочками» нефть тут же крали Ходорковский с Лебедевым. Поэтому два приговора являются взаимоисключающими. И Сечин в части, связанной с отъемом ЮКОСа, не столько претензии формулировал, сколько пытался оправдываться. Все, что связано с отъемом, налоговыми претензиями, банкротством, процедурами по распродаже активов ЮКОСа, уже получило оценку во многих решениях иностранных и международных судов. И ни одно ходатайство РФ о правовой помощи или об экстрадиции, связанной с ЮКОСом, не было удовлетворено ни в одной стране мира. Везде отказывали на основании того, что это явно выраженное политическое преследование с нарушением основополагающих норм, регламентирующих справедливое правосудие и защиту права собственности.

От редакции:
7 января 2011 года Верховный суд Нидерландов вернул бывшим топ-менеджерам ЮКОСа $1,2 млрд, вырученных от продажи контрольного пакета литовского нефтеперерабатывающего завода Mazeikiu nafta. Предприятие было продано в мае 2006 года польскому концерну PKN Orlen. Год спустя ООО «Промнефтьстрой», созданное «Роснефтью», купило голландскую компанию, на счетах которой находилась выручка от продажи Mazeikiu nafta. Затем «Промнефтьстрой» добился в суде ареста этих средств. В апреле 2009 года бывшие топ-менеджеры ЮКОСа уже отсудили у «Роснефти» 12,9 млрд рублей. Полученные деньги истцы обещали раздать миноритарным акционерам ЮКОСа.

Сечин: Напомню, что шлейфом за ЮКОСом тянутся не просто нарушения, но тягчайшие уголовные преступления — убийства, истязания, шантаж. Эти дела расследованы, доказаны мотивы убийств, предъявлены орудия преступлений. Виновные изобличены и наказаны по суду. Например, получил пожизненное заключение глава отдела внутренней экономической безопасности ЮКОСа Пичугин, у которого руки по локоть в крови (…).

Можно ли забыть убитого мэра Нефтеюганска Владимира Петухова, которого в день рождения Ходорковского бандиты расстреляли средь бела дня на людной улице, когда он шел на работу? А вспомните об убийстве предпринимателя Валентины Корнеевой, застреленной киллером у дверей ее квартиры на глазах у собственного мужа! (…) Вспомните историю с Евгением Рыбиным (управляющий компанией East Petroleum Handelsgez MbH. — The New Times): он пережил два покушения, его взрывали и расстреливали… А подрыв квартиры матери журналистки Ольги Костиной, которая, работая в ЮКОСе, посмела иметь собственное мнение? (…) По всем этим эпизодам вынесены судебные решения, осуждены их конкретные исполнители. И что, руководство ЮКОСа не имеет отношения к тому, что организовывала его служба безопасности?

Ксения Костромина, адвокат Алексея Пичугина:
Что касается журналистки Ольги Костиной: взрывное устройство было взорвано около тамбурной двери, которая отделяла квартиру ее родителей от общей лестничной клетки. Ни дверь соседей, ни дверь Костиной не пострадали. За это преступление были осуждены люди из Тамбова, причем не за покушение на убийство, а за умышленное повреждение чужого имущества. Когда Пичугина стали привлекать к уголовной ответственности, покушение на Костину ему присовокупили (якобы он его организовал). Вслед за этим появилось второе уголовное дело с обвинениями по Петухову, Корнеевой и двум покушениям на Рыбина.

Каких-либо вещественных доказательств виновности Пичугина — документов, пистолетов с отпечатками пальцев или хотя бы денег, переданных кому-либо, — в материалах этих дел нет. Существуют только показания осужденного к пожизненному лишению свободы Коровникова (утверждавшего, что Пичугин якобы заказывал ему убийство Костиной), Решетникова и Цигельника, который утверждал, что все эти преступления якобы совершал он и что заказы на них поступали от Невзлина к Пичугину. Однако тот же Цигельник, уже получивший свои 18 лет лишения свободы, на заочном процессе в отношении Леонида Невзлина сообщил суду, что на самом деле прибавлять Пичугина и Невзлина ко всем эпизодам якобы совершенных им преступлений ему наказал следователь Буртовой. Суд, к сожалению, не счел возможным поверить этим показаниям Цигельника, хотя всем остальным его показаниям почему-то поверил.

В ходе судебного процесса упоминалось и то, что мэра Петухова убили в день рождения Ходорковского. Но если считать это доказательством обвинения, то могу напомнить, что Анну Политковскую убили в день рождения Путина. И что из этого следует?

Пичугин никогда не признавал себя виновным. С самого начала он говорил о том, что никакого отношения к совершению этих преступлений не имеет, несмотря на то что на него оказывалось давление. Ему неоднократно намекали: если он «признается» в том, что преступления ему заказывали руководящие сотрудники компании ЮКОС — Невзлин, Ходорковский, то ему «станет лучше». Но Пичугин таких показаний не давал и получил пожизненный срок, который сейчас и отбывает.

О Браудере

Сечин: Знаете, в СМИ часто упоминают г-на Браудера (Уильям Браудер, управляющий директор Hermitage Capital Management. — The New Times), в связи с этим именем можно обсуждать все, но только не экономический результат от его работы. Я думаю, с точки зрения получения прибыли от сотрудничества с российскими активами он счастливый человек. Эффективность просто высочайшая! Тысячи процентов на вложенный капитал!

WSJ: Но потом ему закрыли въезд, а его бедный юрист (Сергей Магнитский. — The New Times) умер в СИЗО.

Сечин: Любая человеческая смерть — это трагедия. В подобных случаях всегда нужно действовать по закону. По факту смерти было возбуждено уголовное дело, ведется следствие, и я уверен, что суд во всем разберется.

Что касается Браудера, я, честно говоря, не в курсе, какие у него проблемы с визой. Я допускаю, что есть какие-то другие причины для запрета на его въезд, но точно не экономика…

Уильям Браудер, управляющий директор Hermitage Capital Management:
Да, инвестиции в Россию фонда Hermitage были успешными, и инвесторы, которые доверили деньги фонду, достаточно заработали. Однако речь идет не о деньгах, а о цене человеческой жизни в сегодняшней России. После запрета на въезд в Россию в 2005 году мои коллеги и я испытали на себе весь ужас созданной здесь коррумпированной чиновничьей машины, работающей совместно с криминалитетом: она не только разрушила бизнес и вынудила многих коллег покинуть родину, но и привела к гибели честного человека. Именно чиновники, обличенные неконтролируемой властью, для сокрытия своих преступлений арестовали, пытали и убили нанятого фондом юриста Сергея Магнитского, который обнаружил, что преступная группа, в которую входили высокопоставленные сотрудники государственных ведомств, занимается систематическим хищением миллиардов рублей из бюджета РФ.

Инвесторы, вкладывающие деньги в Россию, должны осознавать не только риск потери своего капитала, но и опасность для жизни своих сотрудников


Да, инвесторы Hermitage ничего не потеряли, поскольку мы смогли принять меры к сохранению их средств до того, как сотрудники правоохранительных органов России в спайке с криминальными элементами украли инвестиционные компании фонда Hermitage. Позже эти же «правоохранители» похитили у государства и своих сограждан 5,4 млрд рублей, годом ранее уплаченных этими компаниями в виде налогов.**О расследовании, которое ведет уголовный розыск Австрии против банка Raiffeisen, связанного с похищением этих средств, The New Times рассказывал в № 29 от 13 сентября 2010 года Поэтому инвесторы, вкладывающие деньги в Россию, должны осознавать не только риск потери своего капитала (который может быть просто отнят у них одной из группировок «оборотней» в погонах), но и опасность для жизни своих сотрудников.

О ВР и «Роснефти»

WSJ: Стал ли конфликт между BP и российскими акционерами ТНК-BP — уже пошли судебные иски! — неожиданностью для «Роснефти» и российских властей?

Сечин: Для меня это точно была неожиданность. Я думаю, что и для «Роснефти» тоже. Я встречался с Ханом (исполнительным директором ТНК-BP) и сказал, что мы обсуждаем возможность такой сделки. Я просил его оказать содействие в работе с английскими акционерами BP.

Я надеюсь, что все недоразумения будут сняты и вопрос будет урегулирован цивилизованным образом: мы будем наблюдать за этим. И нам не хотелось бы, чтобы «Роснефть» предпринимала действия в защиту своих интересов в связи с субъективным подходом, направленным на задержку большого проекта ее сотрудничества с BP. Если такой субъективный подход будет допущен какой-либо из сторон, нам все равно кем — BP или ААR («Альфа-групп», Access и «Ренова». — The New Times), — то «Роснефть» подсчитает свои убытки от нереализованной сделки и потребует компенсацию от всех, кто эти убытки нанес.

Герман Хан, исполнительный директор ТНК-ВР:
Без комментариев.

От редакции:
В начале февраля Лондонский суд приостановил сделку между российской государственной «Роснефтью» и британской BP до начала марта, когда должно состояться арбитражное разбирательство в Стокгольме. Такое решение было принято в результате рассмотрения иска, поданного консорциумом российских акционеров ТНК-ВР AAR («Альфа-групп» Михаила Фридмана, Access Леонарда Блаватника и «Ренова» Виктора Вексельберга), в котором требует приостановить ход сделок между ВР и «Роснефтью» по обмену активами и созданию СП по разработке арктического шельфа. Речь идет о соглашениях, подписанных 21 января, которые должны лечь в основу стратегического партнерства ВР и «Роснефти», поддержанного властями России. Компании договорились об обмене акциями: за 9,5% «Роснефти» ВР отдаст 5% своих (пакеты оцениваются в $7,8 млрд). Партнеры будут совместно разрабатывать Восточно-Приновоземельские участки на шельфе Карского моря.

Однако сделка вызвала возмущение нынешнего российского партнера ВР — консорциума AAR (компании на паритетных началах владеют ТНК-ВР). В нем сразу заявили, что договоренности ВР и «Роснефти» могут идти вразрез с соглашением акционеров ТНК-ВР. По словам главы AAR Стэна Половца, в соглашении записано, что партнеры реализуют все проекты в России и на Украине только через ТНК-ВР. Все исключения должны одобряться советом директоров компании. Сделка с «Роснефтью» на совет не выносилась.

Пресс-служба ВР:
«Арбитражный суд постановил, что финальное слушание по ряду моментов, требующих согласования, состоится на неделе, с 7 марта 2011 года. Решение суда о приостановке сделки с «Роснефтью» было продлено до получения итогов данного слушания».

WSJ: Но неужели Фридман (председатель совета директоров ТНК-BP) с Ханом не понимают, что нельзя вставать на историческом пути отрасли?

Сечин: Карл Маркс говорил, что капиталист в погоне за добавочной стоимостью может пойти на любое преступление, — это я в качестве шутки вам напоминаю. Важно, чтобы акционеры AAR понимали необходимость сохранения баланса интересов и ответственности.

Борис Немцов, политик, бывший первый вице-премьер правительства РФ, отвечавший за ТЭК:
То, что Сечин тут завуалированно угрожает, — это очевидно. Я не знаю, подействует угроза или нет, но то, что через все интервью, по крайней мере в части, касающейся конфликта ВР, проходит угроза в адрес акционеров русской части консорциума, мне ясно. Бизнесменов, к которым он обращается, запугать, по-моему, трудно. Они люди закаленные и смелые. Зачем он это сказал — непонятно. Наверное, просто таковы методы Сечина и Ко — запугать и закошмарить всех, чтобы решить свои проблемы.

Об инвесторах

Сечин: Работа с инвестором — это очень тонкая работа. Она требует большого профессионализма. Конечно, она прежде всего направлена на создание условий в стране для привлечения инвестиций… У нас политическая стабильность, причем одна из самых высоких в мире, я думаю.

Немцов:
Главное, что интересует инвесторов, — не «стабильность» в понимании Сечина, а правда о положении дел в стране, куда они собираются вкладываться. Такое ощущение, что Сечин держит всех за дураков — несет какую-то пургу. Видимо, хочет поправить свой имидж в глазах западной общественности.


 


×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.