Свобода слова.
Дорого.
Поддержи The New Times.

#Главное

#Суд и тюрьма

Опавшие кресла

06.10.2008 | Ухов Владимир | № 40 от 06 октября 2008 года

Кадровые выводы из фондового обвала

Пока государство одной рукой раздает дружественным банкам (как ранее до всякого кризиса — госкорпорациям) сотни миллиардов рублей, а другой безжалостно облагает бизнес новой данью ради пополнения пенсионной казны, вокруг президента и премьера завязываются новые длинные интриги

Первой их жертвой оказался заместитель председателя правительства Алексей Кудрин. Правда, примерно половина журналистов правительственного пула утверждают, будто в прошлый понедельник Кудрин одержал важную победу над ведомством Эльвиры Набиуллиной: он, дескать, заблокировал рассмотрение Концепции долгосрочного развития страны до 2020 года и добился годового моратория на снижение НДС. Однако вряд ли сам вице-премьер в глубине души разделяет эти щедро оплаченные восторги: как поговаривают в коридорах Минфина, дважды в течение сентября его карьера буквально повисала на волоске.

Бухгалтер-вольнодумец

Первый раз — сразу после 15 сентября, когда Кудрин и его ближайший союзник председатель Банка России Сергей Игнатьев на вечернем совещании у первого вице-премьера Игоря Шувалова в присутствии Путина выступили против утвержденного премьером пакета антикризисных мер. Особое раздражение у премьера вызвала, по версии инсайдеров, публичная полемика главы Минфина еще с одним заместителем главы правительства — Игорем Сечиным, который настаивал на скорейшем снижении экспортной пошлины на нефть. Если верить слухам, циркулирующим в офисе на Ильинке, Владимир Владимирович был готов заменить главу Минфина другим своим любимцем — министром обороны Анатолием Сердюковым. Говорят, спасся Кудрин только тем, что уже 18 сентября на заседании правительства покаялся в совершенных ошибках.

Второй раз Кудрин прогневал Владимира Владимировича на совещании 29 сентября, на котором, как уверяют деловые газеты, вице-премьер якобы праздновал триумф над Эльвирой Набиуллиной, сжимавшей в руке Концепцию долгосрочного развития. Здесь Алексей Леонидович вновь (хотя, уверяют инсайдеры, намного мягче, нежели две недели назад) выступил против предложенного Путиным пакета из четырех новых антикризисных мер, включая предоставление $50 млрд на рефинансирование внешних долгов компаний через Банк развития (ВЭБ). О таком рефинансировании Путин и Сечин условились с главой ВЭБа Владимиром Дмитриевым еще 25 сентября. По слухам, премьер сразу же уведомил об этом Кудрина. Именно потому робкий демарш министра финансов показался ему неслыханным нарушением лояльности. На этот раз, гласит молва, руку помощи Кудрину неожиданно протянул Кремль. Дмитрий Медведев решительно не хотел, чтобы Минфин возглавил не любимый им Сердюков. Глава государства, поговаривают в финансовом ведомстве, будто бы даже поддержал идею Кудрина ввести жесткий государственный контроль за внешними заимствованиями российских компаний.

Бесстрашная Голикова

Оппонентам Кудрина не удалось продвинуть на пост замминистра финансов по макроэкономике бывшего главу Сбербанка, а ныне гендиректора ФГУП «Почта России» Андрея Казьмина. 28 сентября это кресло было отдано воспитаннице Кудрина Оксане Сергиенко. Зато Алексею Леонидовичу пришлось смириться с появлением на Ильинке экс-председателя правительства Красноярского края Александра Новака, буквально на следующий день назначенного Путиным на пост замминистра финансов, курирующего федеральные целевые программы. На фоне этих баталий инициированные, по утверждениям слухмейкеров, первым зампредом Банка России Алексеем Улюкаевым отставка президента группы ММВБ Александра Потемкина и перевод на эту должность другого зампреда ЦБ Константина Корищенко  прошли почти незамеченными. Хотя Потемкин и Корищенко оказались пока единственными монетарными чиновниками, которых кризис лишил кресел.

Еще одна малоприятная новость для Кудрина: превращение министра здравоохранения и социального развития Татьяны Голиковой в самостоятельного игрока. Разработанный ею план реорганизации финансирования пенсионной системы и остальных институтов государственного социального страхования вызвал возражения замминистра финансов Сергея Шаталова, однако был решительно поддержан премьером. Если верить слухам, именно Татьяна Алексеевна в течение отведенных Путиным в прошлый понедельник двух суток договорилась с руководством Минэкономразвития, пообещав окончательное принятие «Концепции-2020» уже в октябре, в обмен на согласие министра Набиуллиной и ее коллег на отмену единого соцналога и возвращение к системе страховых взносов. Благодаря Голиковой приближенным к президенту Медведеву авторам главного документа Минэкономразвития худо-бедно удалось сохранить лицо. Так что заседание кабинета 1 октября, где были приняты перечисленные выше решения, уместно назвать победой Голиковой, а не ее бывшего начальника Кудрина.

«Да пребудет с вами сила»

Между тем на другом полюсе власти — в системе судебно-силовых ведомств — под сурдину финансового кризиса тоже назревают перемены.

Не преуспев в зачистке руководства московских судов, неутомимый председатель Высшего арбитражного суда (ВАС) Антон Иванов частично взял реванш. 30 сентября президиум ВАС отказал Росимуществу в передаче здания аэровокзала Домодедово в федеральную собственность. Ранее оппонирующие Иванову столичный и окружной арбитражи принимали исключительно сторону Росимущества.

С силовиками Медведев и его креатуры, наученные тщетной попыткой покорения судейских, должны были, по идее вести себя более осмотрительно. Однако президент, возможно, совершил крупную ошибку, «засветив» замысел передачи Генеральной прокуратуры в систему Минюста, возглавляемого его человеком, Александром Коноваловым. Что характерно, искушенный в интригах Путин никак не откликнулся на эти планы своего преемника. Хотя, например, в июне он категорически отверг идею Медведева создать Антикоррупционный комитет, а во главе поставить помощника президента Константина Чуйченко. Зато на эти планы живо отреагировал генпрокурор Юрий Чайка. Его заведомо не могли вдохновить намерения однокурсников президента передать прокуратуру Минюсту. К удовлетворению Путина, Юрий Яковлевич отказался от партнерства с командой медведевских однокурсников. И поспешил заключить тактический альянс со своим недавним злейшим врагом — главой Следственного комитета (СК) при Прокуратуре Александром Бастрыкиным.

Аппаратная молва приписывает ближайшему окружению Медведева намерение форсировать организацию на базе Следственного комитета МВД единого следственного органа. СК, ожидают на Житной, будет ужат и преобразован в главное следственное управление. В него, как планируется, вольется часть сотрудников упраздненного Медведевым 30 сентября департамента по борьбе с оргпреступностью и терроризмом (остальные осядут во вновь созданном департаменте дознания). И уж потом новое ведомство будет объединено со Следственным комитетом при Прокуратуре. Понятно, что в созданном по такой схеме Федеральном следственном комитете (ФСК) Бастрыкин вовсе не обязательно станет главным. Впрочем, знакомые с ситуацией сотрудники МВД не уверены, что будущий ФСК возглавит ставленник Медведева — начальник Главного управления МВД по Центральному федеральному округу Валерий Кожокарь или замначальника СК при МВД Олег Логунов. Последнее слово все равно будет за премьером Путиным, полагают они.


×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.