Свобода слова.
Дорого.
Поддержи The New Times.

#Главное

#Суд и тюрьма

...но беспокоит Конгресс США

06.10.2008 | Каспаров Гарри | № 40 от 06 октября 2008 года

Гарри Каспаров: «По ком звонит биржевой колокол»

Неделю назад в студии CNN в Нью-Йорке автор стал невольным свидетелем одной любопытной сцены. Две простые американки, не связанные ни с бизнесом, ни с политикой, ни с госуправлением, оживленно обсуждали «план Генри Полсона»

Министр финансов США, как известно, предложил комплекс мер по выходу из финансового кризиса, цена вопроса — $700 млрд. Каждая из дам воспринимала предложения Полсона как обращенные лично к ней, а 700 млрд — как часть своего семейного бюджета. Женщины понимали — от того, какое решение примет Конгресс, зависит уровень их жизни, их частное благополучие. И к тому же они были уверены: их мнение повлияет на планы министра финансов.

Возможна ли подобная сцена в России? Ответ очевиден. В нашей стране ключевыми решениями исполнительной  власти, от которых зависит не только благосостояние каждого из нас (как в случае с финансовым кризисом), но даже жизнь наших детей (как в случае с грузинской войной), не интересуются не то что простые граждане и гражданки, но и члены парламента.

Два мира

В последние дни неоднократно отмечалось, что экономические кризисы не стоит воспринимать как катастрофу, что они происходят время от времени в разных частях света, и чем выше темпы глобализации, тем чаще они затрагивают всю мировую финансовую систему. Однако в том-то и дело, что страны с разными экономическими и политическими системами выходят из кризисов с разными потерями.

На прошлой неделе Владимир Путин обвинил власти США в неспособности «обеспечить адекватные, необходимые решения для преодоления кризисных явлений». Путин знает, о чем говорит: «обеспечивать» нужные себе решения за последние 8 лет он научился виртуозно. И научил этому российский парламент и российское общество.

Что так возмутило премьера и вызвало у него не просто очередной приступ антиамериканской агрессии, а подлинное презрение? Оказывается, администрация Буша не может распоряжаться государственными деньгами так же легко, как это делает сам Путин. Предложенный министром финансов, одобренный президентом США, руководством обеих партий и большим бизнесом план не смог с первого захода получить одобрение Конгресса. Для сознания нынешнего российского руководства это верх неэффективности «менеджера Буша».

Американские конгрессмены не взяли под козырек при появлении документа, вышедшего из юридических кузниц Белого дома, а сначала спросили мнение своих избирателей. А избиратели, в свою очередь, в телефонных звонках своим конгрессменам и в опросах общественного мнения выразили сомнение. Чтобы их убедить, надо найти очень веские аргументы в пользу того, что правительство сможет рационально израсходовать $700 млрд. Против проекта Полсона чаще других голосовали те законодатели, которые столкнутся с серьезной конкуренцией на ноябрьских выборах в Конгресс. Они понимают, что любое неверное решение в таком ключевом вопросе может привести к концу их политической карьеры. Нелишне вспомнить, что Хиллари Клинтон проиграла праймериз Бараку Обаме во многом из-за ее рокового голосования в Сенате за введение войск в Ирак. Актив Демпартии ей этого не простил.

Картина разительно отличается от той, что мы видим в России, где судьбоносные решения падают на голову народа, как молнии громовержца, и не подлежат обсуждению. Исполнительная власть может творить у нас любые безумства — и ее совершенно некому остановить и проконтролировать: у нас нет парламента, нет ответственных избирателей, нет гражданского общества. Власти не просто не смогли предохранить страну от надвигающегося мирового кризиса, но даже усугубили его — своей шовинистической, изоляционистской риторикой, агрессией против Грузии, неспособностью к диалогу с мировым сообществом, в том числе. Ведь это их стараниями падение российского рынка было в два раза большим, чем падение других развивающихся рынков, и в шесть раз — чем проседание американского.

Не видят наши сограждане и того, как ловким движением руки государственные, то есть их собственные деньги превращаются в деньги группы физических лиц, которых, как известно, хорошо знает бывший президент.

Соучастники

За полмесяца Путин и его команда с легкостью распределили более ста миллиардов долларов. Мы расплачиваемся за долги «Газпрома», низкий уровень эффективности и высокий уровень коррупции которого продемонстрирован в недавнем исследовании Б. Немцова и В. Милова, а также «Роснефти», которая занимала деньги под «выкуп» ЮКОСа. Десятки миллиардов были переданы Газпромбанку и ВТБ, в руководстве которых находятся близкие родственники российских силовиков.

И при этом исполнительная власть не спросила разрешения на то, чтобы распоряжаться столь значительными суммами, не то что у избирателей, но даже у парламентариев. А последние молча проглотили это, как ранее они проглотили фактическое объявление войны Грузии и переход российскими войсками госграницы в нарушение всех конституционных норм. Ясно, что когда бандиты грабят магазин, они не спрашивают разрешения у его владельцев. Но когда охранники, не вмешиваясь, спокойно наблюдают за ограблением, их молчание можно счесть только за соучастие.

А что же граждане России? Они предпочитают закрывать глаза даже теперь, когда делать это становится все труднее. Выменяв свое право знать и участвовать в принятии важных экономических и политических решений на относительно спокойную и сытую жизнь, наш народ не заметил, как госчиновники стали беззастенчиво шарить по его карманам.

В итоге за политическую индифферентность придется дорого расплачиваться: галопирующими ценами, массовыми увольнениями, издыхающей ипотекой, недоступными потребительскими кредитами.

…Торги на бирже открываются и закрываются ударом колокола. Если все будет идти своим чередом, то «управляемая демократия» породит «управляемый фондовый рынок» и биржевой колокол в России прозвучит в последний раз. Похоронным звоном по всей российской экономике.

Когда парламент — место для дискуссии

Что предлагало американское государство?

Из бюджета правительства выделить $700 млрд на покупку плохих долгов финансового сектора страны и активов компаний. Из них $250 млрд немедленно передаются в распоряжение Казначейства. Право использовать оставшиеся деньги сохраняется за финансовыми властями до 31 декабря 2009 года.

На зарплату гендиректоров компаний, чьи плохие долги выкупит Казначейство, будут наложены ограничения: компании не смогут списывать с налогов как расходы на деятельность сумму зарплаты, превышающую $500 000 в год.

«Плохие» компании также не смогут предоставлять «золотые парашюты» топменеджерам, покидающим компанию.

Создаются два контролирующих органа для наблюдения за расходованием средств, выделяемых из денег налогоплательщиков: в один войдут представители государства и ФРС, в другой — представители Конгресса.

Почему Палата представителей первоначально отвергла этот план?

29 сентября 228 голосами против 205 конгрессмены отвергли «план Полсона» (требовалось 218 голосов).

Опросы показали: от 70 до 80% американцев против этого плана: « Этот закон предлагает нам выбрать между банкротством наших детей и банкротством нескольких финансовых институтов Уолл Стрита, которые принимали дурные решения», — сказал конгрессмен-республиканец Джон Кулберсон.

Что Конгресс потребовал для налогоплательщиков?

Включить в план Полсона сокращение налогов на сумму $110 млрд.

Увеличить гарантированное страхование банковских вкладов федеральным правительством с $100 000 до $250 000.

3 октября Палата представителей Конгресса США с поправками приняла план Полсона.

лидер Объединенного гражданского фронта


×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.