Свобода слова.
Дорого.
Поддержи The New Times.

#Деньги

Вице-чемпион по экономике

23.02.2011 | Грозовский Борис , Докучаев Дмитрий | № 06 (191) от 21 февраля 2011 года

Китай обошел Японию и гонится за США
DENGI_SHUTTER490x267.jpg

Гонка за лидером. Экономика Китая официально стала второй в мире, оставив позади Японию. ВВП США пока что в 2,5 раза больше китайского. Но если темпы роста в КНР сохранятся, это отставание может быть преодолено за 30 лет. Шансы оценивал The New Times

Китай вытеснил Германию с третьего места по объему ВВП еще на рубеже 2007–2008 годов. Через три с небольшим года — Японию. И теперь устремился за США, чей ВВП в 2010 году составил $14,66 трлн.

Прорыв Китая — событие ожидаемое. Еще какие-нибудь пять лет назад объем китайской экономики был $2,3 трлн, то есть составлял половину от японской. Однако Япония уже два десятилетия находится в стагнации, а Китай лидирует по среднегодовым темпам экономического роста в мире (11% за последние 5 лет). В 2010-м китайский ВВП совершил очередной рывок, составив $5,88 трлн. Японский показатель замер на уровне $5,47 трлн. И это притом, что японская иена в последнее время сильно укрепилась к американской валюте — что ведет к росту японского ВВП в долларовом выражении. Тем не менее мир получил нового вице-чемпиона по ВВП.

Путь наверх

Сегодня многие эксперты не сомневаются в том, что Китай станет первым. Единственный вопрос: «Когда?» По подсчетам экономиста PricewaterhouseCoopers Джона Хоксворта, ВВП Китая обгонит США в 2042 году. Аналитики Goldman Sachs считают, что много раньше — в 2027 году. «Китай не останавливается, — отмечает сингапурский экономист Action Economics Дэвид Коэн. — Главный фактор, способствующий росту Китая, — миграция людей из аграрного сектора страны в современные отрасли экономики, промышленность и услуги».

Однако ряд специалистов полагает, что потенциал Китая переоценен: китайская экономика сейчас слишком сильно зависит от внешнего спроса, расти за счет внутреннего пока не получается. «Крайне несовершенная социальная система Китая, низкие доходы населения, за счет которых и удается конкурировать на внешнем рынке, не слишком передовая производственная структура экономики — все это не позволит нарастить внутренний спрос», — уверен начальник аналитического департамента ГК «Альпари» Егор Сусин.

И действительно, по уровню ВВП на душу населения (по паритету покупательной способности) Китай — в конце первой сотни стран, между Боснией и Сальвадором (данные МВФ). В то время как США — на девятом месте в мире. По оценке Всемирного банка, больше чем 100 млн китайских граждан (размер всего населения Японии) живут меньше чем на $2 в день.

Без тормозов

Между тем руководство самого Китая эйфорией не страдает: 14 февраля государственное информагентство «Синьхуа» вывесило главной новостью на своем сайте материал под названием «Трезво и объективно оценивать то, что Китай стал второй экономикой мира». Суть статьи — ликовать рано: КНР остается еще очень бедной страной и в пересчете ВВП на душу населения отстает от Японии в десять раз.

Такая реакция не случайна. Уже много лет перед китайскими чиновниками стоит проблема — как бы притормозить экономику, чтобы не допустить перегрева рынков акций, недвижимости, роста плохих кредитов. На сегодняшний день в КНР как никогда велик риск «схлопывания» кредитного пузыря.

«В период кризиса китайские банки резко нарастили кредитование и за последние два года выдали кредитов на $2,7 трлн. Это позволило поддержать внутренние спрос и инвестиции, но резко ухудшило балансы банков», — отмечает профессор Российской экономической школы Наталья Волчкова. Уже сейчас из десяти крупнейших в мире банков-кредиторов реального сектора четыре — китайские. Чиновники бесконечно ужесточают требования к капиталу банков, но кредиты все равно растут.

Еще один серьезный фактор риска, предупреждают эксперты, — огромный приток капиталов в страну извне. По итогам 2010 года прямые иностранные инвестиции выросли до рекордных $105,7 млрд. В январе 2011-го гонка продолжилась: +23,4% по сравнению с прошлым январем. Продолжается и приток спекулятивных денег — по прогнозу китайского Валютного управления, в этом году он достигнет $35,5 млрд, на 42% превысив средний уровень за последние 10 лет.

Возможно, столь бурному притоку инвестиций и можно было бы порадоваться, если бы не резко ускорившаяся инфляция: за год цены выросли на 4,9%, а на продовольствие и вовсе более чем на 10%. Для Китая это вопрос политический: большая часть населения зарабатывает, чтобы прокормиться.

С оглядкой на Египет

Инфляция вызвана еще и тем, что на волне экономического роста в Китае начался интенсивный рост зарплат. Все больше народу вовлекается в сферу пенсионного обеспечения: еще 30 лет назад китайское государство в принципе не платило пенсии работникам, сейчас пенсионная система охватывает, по разным оценкам, четвертую часть населения — 200–300 млн человек, рассказала The New Times заместитель директора Института экономики РАН Светлана Глинкина. Конечно, с ростом зарплат и социальных выплат Китай серьезно бороться не будет. Это объективный процесс, да и уровень жизни в стране настолько невысок, что ему явно есть куда расти. Стратегия китайского руководства другая, отмечает Глинкина: постепенно переходить от производства простых промышленных товаров к сложным, а далее — к производству инновационных продуктов. Такой структурный маневр, считает эксперт, вполне может сопровождаться заметным замедлением темпов роста.

У КНР немало институциональных проблем, которые могут подорвать рост ее экономики в будущем, согласна Наталья Волчкова: деградирующая окружающая среда, стареющее население и быстро растущий уровень жизни в прибрежных провинциях, что уже заставляет некоторые иностранные компании переносить производство в Юго-Восточную Азию. В итоге многие инвесторы убеждены, что в ближайшие пять лет Китай столкнется с масштабным кризисом — это мнение высказали 45% опрошенных агентством Bloomberg крупных инвесторов накануне Всемирного экономического форума в Давосе.

Впрочем, проблемы развития Китая одними только финансовыми пузырями не ограничиваются. Если китайский интернет-пользователь на прошлой неделе набирал в поисковике слова «Египет» или «Каир», он получал ответ, что «ни одного результата не найдено», пишет в Project Syndicate гарвардский профессор Дэни Родрик. «Китайское правительство определенно не хочет, чтобы граждане читали о египетских протестах и их мысли получали неверное направление», — констатирует Родрик.

Рано или поздно Китай должен будет осознать, что политическое развитие не может слишком сильно отставать от экономического, отмечает Дэни Родрик: «Богатеющим гражданам нужна демократия и участие в гражданской жизни, а не авторитаризм, коррупция и раздача лучших частей экономики проверенным друзьям руководства страны».

36-37_TAB-490x376.jpg



×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.