Свобода слова.
Дорого.
Поддержи The New Times.

#Родное

#Тюрьма

Подсудимый на носилках

21.02.2011 | Светова Зоя | № 06 (191) от 21 февраля 2011 года

Российские тюрьмы — не для инвалидов
005490x267.jpg
Подсудимого Сергея Калинина два раза в неделю на носилках привозят в Симоновский районный суд города Москвы: Калинин не может ни ходить, ни сидеть

Умереть за решеткой. Месяц назад правительство РФ проявило гуманизм: постановление №3 от 14 января дало право подследственным, страдающим тяжелыми заболеваниями, на освобождение из-под стражи. Однако ни в одном субъекте Федерации до сих пор не работают врачебные комиссии, которые должны выносить медицинские заключения. Что значит быть инвалидом и сидеть в тюрьме — узнавал The New Times

Два раза в неделю, во вторник и четверг, к зданию мирового участка Симоновского районного суда города Москвы подъезжает бело-синяя «газель» ГУВД Москвы. Четверо сотрудников конвойной службы достают из машины носилки, на которых лежит крупный мужчина в черной куртке. Они заносят носилки на первый этаж, заходят в зал суда и ставят носилки рядом с железной клеткой для подсудимых. Помогают подсудимому снять верхнюю одежду: он остается лежать в серо-черном свитере, на который надет корсет. Его зовут Сергей Калинин. Ему 43 года. Он — один из обвиняемых по уголовному делу о мошенничестве в Кредитсоюзкомбанке. Второй — Станислав Эйхгорн. Он садится в клетке, здороваясь с лежачим подельником.

Допрос на носилках

В зал входит судья Ольга Неделина. Она ловко обходит лежащего на полу Сергея Калинина, слегка задевая его носилки полами длинной черной судейской мантии. Картинка ее не смущает, а вот опрошенные The New Times адвокаты не смогли припомнить, чтобы в судебном процессе на полу лежал обвиняемый. Судья объявляет заседание открытым* * Судья Ольга Неделина известна тем, что в феврале 2008 года отказалась изменить меру пресечения смертельно больному Василию Алексаняну. .

Неделина допрашивает свидетелей. Адвокаты подсудимых и потерпевших задают им вопросы. Рассматривается дело о мошенничестве с квартирами. В 2002–2003 годах Кредитсоюзкомбанк выдавал клиентам кредиты под залог их квартир. Если клиенты не возвращали кредит вовремя, то банк их квартиры продавал. Клиенты подавали в суд в гражданском порядке, но, как правило, суды выигрывал банк. Недовольные этими решениями в 2006 году потерпевшие подали заявление в прокуратуру — и сотрудников банка обвинили в мошенничестве.

IMG_6380490x267.jpg
В тюремной больнице СИЗО «Матросская Тишина» в 2010 году скончались 32 заключенных. А по данным правозащитников, в мордовской тюремной больнице ЛПУ-21 за январь 2011 года умерли 11 осужденных

Без сострадания

Начальник кредитного отдела Сергей Калинин был взят под стражу 7 февраля 2007 года. К тому времени он уже два года ходил с палкой — после ДТП получил серьезный перелом позвоночника и вторую группу инвалидности. Приговор суда — 5 лет лишения свободы. Калинин отправился в зону в Рязанскую область. «В колонии ему стало хуже, — рассказала The New Times его мать Маргарита Калинина. — Он начал ходить на костылях. А потом против него и еще двух сотрудников банка возбудили второе уголовное дело, и 5 октября 2008 года сына привезли в Москву. Посадили в Бутырку. Там ему стало совсем плохо. Отказали ноги. Я 10 месяцев добивалась, чтобы Сергея отвезли в МСЭК* * Медицинская социальная экспертная комиссия для установления инвалидности. . К тому времени он уже почти не мог сидеть. Его на автобусе привезли туда, и врач в автобусе его осматривал. Определили ему тогда первую группу инвалидности. Диагноз стал еще хуже: кроме переломов позвонков и прочих осложнений у него обнаружили нарушение функции тазовых органов с выраженным болевым синдромом. Это значит, что у него, еще не старого, 43-летнего мужчины, недержание. Я ему в тюрьму памперсы передаю».

Сергей Калинин провел в санчасти СИЗО «Бутырка» два года. В декабре 2010-го его приговорили к 8 годам лишения свободы, то есть с учетом уже отсиженных лет в марте 2011 года он мог бы рассчитывать на УДО (условно-досрочное освобождение). Но Мосгорсуд отменил приговор и направил дело на новое рассмотрение: прокуратура была недовольна слишком мягким приговором для подельника Калинина. Начался второй судебный процесс.

Без милосердия

«Диагноз моего подзащитного упоминается в списке заболеваний, которые согласно 54-му постановлению правительства России освобождают заключенного от дальнейшего отбывания наказания* * Постановление правительства РФ № 54 от 6 февраля 2004 года , — говорит адвокат Артур Лермонтов. — Мы уже полтора года добиваемся, чтобы его освободили по состоянию здоровья. Со стороны изолятора Бутырки нам чинят всяческие препятствия. Отправляют бумаги не в тот суд, всячески затягивают. Наконец, 26 января в Тверском суде состоялось заседание с просьбой освободить Калинина по состоянию здоровья. Судья Елена Сташина* * Судья по делу Сергея Магнитского. нам отказала, заявив, что в материалах дела не хватает комиссионной экспертизы с диагнозом. Мы с этим решением не согласны. Мы говорили Сташиной: посмотрите, что написано в 175-й статье Уголовно-исполнительного кодекса: осужденного можно освободить или на основании заключения МСЭК, или на основании заключения комиссии. Судья же отмахнулась от заключения МСЭК. При этом она прекрасно видела, в каком состоянии находится Калинин. Закон и все нравственные нормы в пользу моего подзащитного, президент России говорит о том, что нужно гуманизировать законодательство, а судья, по сути дела, обрекает его на новые пытки. Российская тюрьма совершенно не оборудована для инвалидов: нет ни лифтов, большая проблема с креслами-каталками, туалеты не приспособлены для инвалидов».

Судейскую логику The New Times объяснил судья в отставке Сергей Пашин: «Работает инерция системы. Не привыкли никого отпускать. Сказывается пресловутый «обвинительный уклон». Выпустишь человека из-под стражи, а вдруг он новое преступление совершит? Ведь за это могут уволить, — говорит Пашин. — И милосердное решение судьи выйдет ему боком».

IMG_6378490x267.jpg
Вид из окна камеры СИЗО «Матросская Тишина»

Камера для инвалида

Камера № 738 в больнице СИЗО «Матросская Тишина» считается одной из лучших. Сергея Калинина, которого накануне перевезли из Бутырской тюрьмы в больницу Матросской Тишины, поместили в эту камеру, потому что ждали правозащитников. «А мне здесь неудобно, — признается Калинин корреспонденту The New Times, — попросите, чтобы обратно перевели в ту камеру, что похуже, там туалет ближе к койке».

Сергей Калинин лежит на кровати в том же корсете и в той же одежде, что он был на суде. Около кровати — костыли и инвалидная коляска. Врач Ольга Юрченко внимательно смотрит на него: «А ты у нас уже лежал. Я тебя помню. Ну как, ноги чувствуешь?»

«Правая нога не действует, левая нога еле-еле. Чувствительность отсутствует», — говорит заключенный. «Надо оперироваться, — вздыхает врач. — Мы тебя обследуем. Сделаем снимок, пригласим нейрохирурга». — «Хорошо бы, — говорит Калинин. — А завтра мне опять в суд. В «газели» очень холодно ездить, боюсь простудиться. Судья заседания не откладывает, хочет скорее вынести приговор. Тогда меня отправят на зону. Мы видели документ от судьи Сташиной, который она прислала в Симоновский суд, где написала, что не отпустила меня по болезни. Вот и судья Неделина продлила мне меру пресечения, указывая, что я могу скрыться. Как я смогу скрыться, если и так отбываю наказание по первому делу?»

«Наше обследование займет как минимум две недели», — поясняет врач. На вопрос корреспондента The New Times, актируют* * Актировать — на профессиональном сленге тюремщиков означает освободить по состоянию здоровья. ли Калинина по болезни, врач отвечает: «Это неизвестно. То, что он инвалид первой группы, еще ничего не значит, надо смотреть в совокупности все заболевания».

Некому освобождать

14 января было опубликовано постановление правительства России, в соответствии с которым из-под стражи следует освобождать тяжелобольных подследственных. Сергей Калинин теоретически мог бы быть освобожден и по этому постановлению. Но как оказалось, освобождать тяжелобольных некому.


Судьи не привыкли никого отпускать из-под стражи. Даже тяжелобольных. Выпустишь человека, а вдруг он новое преступление совершит?



«Перечень заболеваний в постановлении правительства от 14 января 2011-го почти такой же, как в 54-м постановлении, — рассказал The New Times начальник СИЗО «Матросская Тишина» Фикрет Тагиев. — Проблема в том, что документ принят, а врачебной комиссии, которая должна принимать решение об освобождении заключенных, нет. У нас, например, есть один тяжелобольной, которого мы бы рекомендовали к актировке, но департамент здравоохранения Москвы до сих пор такую комиссию не сформировал». По информации The Nеw Times, подобные комиссии не созданы ни в одном субъекте Федерации. Глава пресс-службы Минздравсоцразвития Александр Власов заявил The Nеw Times, что это не в компетенции министерства: «Нормативный акт о врачебных комиссиях нами был разработан, а его исполнение — это уже дело местных властей».

Бывает и хуже

Что ждет Сергея Калинина в ближайшие месяцы? В начале марта Мосгорсуд должен рассмотреть его жалобу на отказ судьи Елены Сташиной в освобождении по болезни. Тем временем в больнице Матросской Тишины врачи будут проводить его обследование. А дважды в неделю Калинина будут возить в Симоновский суд, где он будет лежать на носилках на полу, в памперсе, и во второй раз слушать дело, по которому его уже один раз осудили на восемь лет. После приговора администрация московского СИЗО вздохнет спокойно: Калинина отправят на зону, и уже местной медицинской комиссии и местному суду предстоит решать — освобождать его или нет. Впрочем, и в этом нет уверенности: по данным правозащитников, по болезни актируют только 20% осужденных. По словам юриста фонда «В защиту права заключенных» Валентина Богдана, больные зэки из стен колоний практически не выходят. «Например, недавно от осужденного Игоря Ефремова из ЛПУ-21 (тюремная больница в Мордовии) нам стало известно, что за январь 2011 года там умерли 11 человек, — говорит правозащитник. — Мы послали запросы в прокуратуру и во ФСИН — ответов нет. А Ефремова посадили в штрафной изолятор, чтобы не жаловался. Нашего представителя, местного правозащитника, начальник ЛПУ-21 принять отказался. Таких случаев много, но о них мы узнаем только неофициальным путем».

Другими словами, выход из колонии для тяжелобольных зэков один: вперед ногами.



×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.