Свобода слова.
Дорого.
Поддержи The New Times.

#Главное

#Коррупция

Подозрение на миллион

14.02.2011 | Альбац Евгения , Докучаев Дмитрий | № 05 (190) от 14 февраля 2011 года

В чем обвиняют российского директора Европейского банка

08_490.jpg

Такого скандала Европейский банк реконструкции и развития не знал никогда за всю свою 20-летнюю историю. Член правления банка, теперь бывшая, руководитель российской дирекции в штаб-квартире ЕБРР в Лондоне Елена Котова и еще 4 из 5 ее подчиненных подозреваются в том, что требовали откат в обмен на получение займа от банка. Но этого мало: как удалось выяснить The New Times, главное расследование ведет полиция Лондона, которая подозревает российских чиновников в ЕБРР в операциях по отмыванию денег на территории Соединенного Королевства

История эта началась в июле 2010 года. То есть началась она, как теперь ясно, много раньше: Елена Котова была назначена директором от России в ЕБРР в 2005 году**ЕБРР, созданный в 1991 году специально для помощи бывшим странам коммунистического лагеря, сегодня инвестирует в 29 экономик мира. Его крупнейшими акционерами являются США (10%), Германия, Великобритания, Франция, Япония (по 8,5%) и Россия (4%)., и через ее руки прошла масса сделок. Только в прошлом году банк вложил в российскую экономику, главным образом в виде кредитов частным компаниям, €2,3 млрд.

Дело о £1 млн

Итак, в июле 2010 года некто, чье имя банк не называет, но о ком известно, что это гражданин России, связался со штаб-квартирой ЕБРР в Лондоне и сделал заявление: Котова с него потребовала взятку на сумму £1 млн (именно эта цифра фигурирует и в заявлении официального представителя СК МВД). Потребовала в  обмен на помощь в получении многомиллионного кредита у Европейского банка реконструкции и развития. Имя этого человека, равно как и компанию, сотрудники штаб-квартиры в Лондоне категорически отказываются раскрывать, в том числе и потому, что предстоит суд, на котором этот человек должен будет дать показания.

Переговоры о кредите и откате между госпожой Котовой и бизнесменом велись на протяжении нескольких месяцев — и в личных встречах, и посредством телефонных переговоров: как член совета директоров банка от России Котова имела право представить бумаги на получение займа той или иной компанией или, напротив, наложить свое вето на кредит, даже если заемщик какими-то путями пробил свой запрос на самый верх. Как утверждает источник The New Times в ЕБРР, говоривший на условиях строгой анонимности, все это задокументировано, есть и записи телефонных общений. Тот же источник сказал, что эту конкретную взятку Котова так и не получила: бизнесмен отказался платить и обратился с жалобой в штаб-квартиру банка в Лондоне. «Почему не к российским властям?» — поинтересовался корреспондент The New Times. «Ну вы же понимаете…» — был ответ. Понимаем и знаем: за Еленой Котовой стояли серьезные люди в руководстве крупнейших российских госбанков.

Расследование: Лондон

Получив наводку, банк начал внутреннее расследование и уже в сентябре 2010 года уведомил российские власти, то есть Министерство экономического развития (МЭР), о результатах. А именно, что руководитель российского представительства нарушила, и не единожды, процедуру прохождения бумаг, требуемых для выдачи кредита той или иной российской компании. Или, как выразился источник в лондонской штаб-квартире, «действия Котовой показались странными и подозрительными». На сегодняшний день у банка есть доказательства, что г-жа Котова «нарушала процедуру» и по целому ряду других кредитов, выданных российским компаниям: в их распоряжении есть и рабочий компьютер Котовой, и даже таблицы, куда она заносила суммы полученных откатов, а также сколько платила из них своим подчиненным, включая секретаршу. Также оказалось, что в нарушение правил, существующих в банке для всех сотрудников, Елена Котова скрывала свои финансовые интересы и суммы, с ними связанные, которые не были связаны с ее непосредственной деятельностью главы российского представительства. В настоящее время специальная комиссия ЕБРР проверяет все до одной сделки, которые были заключены Котовой за 5 лет.

Расследование: Москва

Получив уведомление из Лондона, российская сторона начала уже свое расследование, и 9 декабря без лишнего шума Минэкономразвития заявило, что «директор от Российской Федерации в совете директоров ЕБРР Елена Котова подала в отставку». Так впервые имя Котовой попало в прессу: представители банка всячески подчеркивают, что информация исходила не от них.

08-2.jpg 

Елена Котова, которая в это время каталась на лыжах в Колорадо (США), заявление об отставке, естественно, подала и вернулась не в Лондон, а в Москву, как и трое других чиновников российского представительства в Лондоне. Почему — будет понятно чуть позже. Здесь стоит напомнить, что служащие представительства России в лондонской штаб-квартире банка только номинально получают зарплату в ЕБРР — деньги на то переводит российский Минфин, то есть платят им за их высокополезную деятельность российские налогоплательщики, и числятся они в штате Министерства экономического развития.

Расследование: Лондон

Между тем в Лондоне ситуация приобрела серьезный оборот. Прямо перед западным Рождеством, то есть в последнюю декаду декабря, в офис ЕБРР пришло письмо из полиции Лондона (не путать со Скотланд Ярдом), конкретнее — из подразделения, которое занимается экономическими преступлениями, совершенными иностранными гражданами на территории королевства, в котором английские следователи дали понять, что у них имеются свои претензии к госпоже Котовой и еще четырем ее подчиненным. А именно: их подозревают в операциях по отмывке денег в Великобритании. Источник подчеркнул, что многомиллионные суммы переводились в Лондон не из Москвы — из некоей третьей страны или стран. 

Следом, как требует того процедура, в ЕБРР пришло письмо и из Форин офиса, то есть из министерства иностранных дел Соединенного Королевства. Требования и из полиции, и от дипломатов были одни и те же: г-жа Котова и ее подчиненные должны быть лишены дипломатического иммунитета, который позволяет им не отвечать на вопросы полиции. Дело в том, что Европейский банк реконструкции и развития — банк международный и не находится под юрисдикцией Великобритании. И все представители 61 страны, которые трудятся в штаб-квартире в Лондоне, обладают пожизненным иммунитетом — на тот случай, если, скажем, в их странах произойдет смена режима и новые власти захотят преследовать их за решения, которые они исполняли по указанию предыдущих властей.

18 января 2011 года собрался совет директоров банка, который единогласно лишил Елену Котову и четырех ее подчиненных иммунитета. В тот же день МЭР на своем сайте наконец уведомил публику, что делом Котовой занимаются и российские следователи. Пресс-секретарь премьера Путина Дмитрий Песков отказался раскрыть The New Times причины увольнения Котовой и суть выдвинутых против нее обвинений, «пока не сделает свои выводы следствие».

В начале февраля в связи с тем же расследованием об отмывании денег (в официальных заявлениях это именуется «криминальной деятельностью») полиция города Лондона арестовала 26-летнюю секретаршу г-жи Котовой: в тюрьме ее оставлять не стали, но на допросы, как сообщил источник, она является регулярно и покидать территорию Соединенного Королевства не имеет права (у дамы двойное гражданство). Очевидно, что лондонские следователи вынужденно ограничиваются показаниями секретарши — все ее патроны в Москве, и их, надо полагать, допрашивают следователи СК МВД. Или не допрашивают — информации получить не удалось. Как сообщили в ЕБРР, в российском представительстве сейчас работает один человек, все остальные уволены и по всем пятерым ведется расследование.

The New Times поинтересовался в Лондоне, какие доказательства полиция представила совету директоров банка, что тот пошел на такой беспрецедентный шаг, как лишение иммунитета. Ответ был: «Очень серьезные». Трудно не поверить: в представительствах международных компаний и банков скандалов всегда было предостаточно, рассказали The New Times собеседники и в Лондоне, и в Вашингтоне. В том же ЕБРР еще год назад были арестованы два сотрудника инвестиционного департамента по подозрению в махинациях (они выпущены под залог, но расследование против них продолжается). Однако раньше такие истории заканчивались тихим увольнением и на публику не выносились. «Дело Котовой» — и по масштабам, и по людям, которые могут за ней стоять, стоит особняком.

Слухи

На чем же именно «прокололась» опытная, с большим стажем работы, 56-летняя Елена Котова? Ирина Дудукина, начальник отдела по связям со СМИ СК МВД, в ответ на вопрос The New Times сказала: «Мы ничего сейчас не комментируем. Делу всего две недели. Котова у нас пока лишь в подозреваемых. Дайте время следователю поработать — тогда и будет видно, о чем можно сообщить». Две недели? Лондонская полиция этим занимается уже много месяцев. И сейчас к английским следователям, в Лондон отправились и оперативники МВД. Версий, циркулирующих в московских и лондонских банковских кругах и утекающих — намеренно или случайно — в СМИ, несколько. Одна — касается покупки ЕБРР акций КАМАЗа. 

Версия: КАМАЗ

17 июня 2010 года была закрыта сделка, по условиям которой Daimler AG и ЕБРР приобрели 5% акций КАМАЗа у компании «Тройка Диалог» (на момент совершения сделки ей принадлежало 44,4% акций КАМАЗа). ЕБРР купил 4%, Daimler AG — 1%. Пакет ЕБРР был приобретен за $100 млн. В результате сделки доля Daimler в акциях КАМАЗа выросла с 10% до 11%. В настоящий момент главным акционером КАМАЗа является госкорпорация «Ростехнологии», которой принадлежат 49,9% акций автогиганта. Обращает на себя внимание одно совпадение: ЕБРР действовал в интересах Daimler AG, декларировав намерение со временем уступить свой 4-процентный пакет немецкому автопроизводителю. Между тем как раз в то время, пока шла совместная сделка Daimler и ЕБРР (с февраля по июнь 2010 года) по приобретению акций КАМАЗа, минюст США обвинил концерн Daimler в нарушении закона о коррупционных действиях за границей (это произошло в марте). Концерн признал свою вину в даче взяток в том числе и российским чиновникам на сумму более ?5 млн**The New Times писал подробно об этом в № 17 от 24 мая 2010 г.. Российские правоохранители пока это дело держат под сукном. 

Что касается экономической составляющей сделки, то на момент ее завершения — 17 июня 2010 года — одна акция КАМАЗа стоила 67,49 рублей ($2,17). «Значит, 4% акций стоили $61,3 млн, что существенно дешевле тех $100 млн, которые выложил ЕБРР, — подсчитал Максим Осадчий, начальник Аналитического управления Банка корпоративного финансирования. — Это вызывает удивление, тем более что и на сегодняшний день цена этих акций существенно ниже предполагаемой цены той сделки и находится на уровне 80,1 рубля ($2,73)». Впрочем, источник в московских банковских кругах усомнился в том, что Котова «наследила» при совершении сделки, связанной с КАМАЗом: «Тройка Диалог» сейчас находится в стадии переговоров о ее покупке Сбербанком**The New Times писал об этом в № 4 от 7 февраля 2011 г., и идти на сомнительные сделки в предпродажный период — последнее, что нужно ее владельцам. Источник в штаб-квартире ЕБРР в Лондоне эту версию тоже не подтвердил. Однако есть и другая информация, но она требует проверки.

Версия: Каракуль

Вторая версия была озвучена британской прессой в январе. Этот след ведет на Алтай. Речь идет об обстоятельствах выделения ЕБРР $30 млн компании Imperial Mining Holding Ltd (IMHL)**Офшор, зарегистрированный на острове Мэн, владелец горнодобывающих компаний в Монголии и России. Директор компании — Alexei Musteatsa. на разработку Каракульского полиметаллического месторождения на Алтае. Газета Asia Times писала, что средства были выделены, несмотря на то что в списке проектов ЕБРР это месторождение даже не упоминается. Более того, кобальт — главный ресурс Каракуля — в России отнесен к стратегическим ресурсам, допуск к разработке которых иностранных инвесторов осуществляется только по специальному разрешению правительства. Елена Котова, по утверждению газеты, голосовала за этот проект. Под подозрение эта сделка попала потому, что, вопреки стандартной практике самого банка, к моменту ее оглашения в открытом доступе отсутствовала подробная информация о ней. Впрочем, официальный представитель компании IMHL (штаб-квартира находится в Москве) сообщил The New Times, что информация о сделке в открытом доступе таки появилась — только с небольшим техническим опозданием в две недели. Ричард Уоллис, официальный представитель банка в Москве, отверг предположение, что внутреннее расследование в ЕБРР каким-то образом связано с этой историей.

Версия: Crocus

Третья версия: скандал возник в связи с вымогательством взятки на получение кредита в ЕБРР структурами, близкими к главе холдинга Crocus Group Арасу Агаларову**По данным Forbes за 2010 год, занимает 56-е место в списке самых богатых людей России с состоянием $360 млн.. По данным источника, вскоре после прихода в ЕБРР Котовой Агаларов начал вести переговоры с банком о выделении кредита в размере $207 млн на строительство торгово-развлекательного комплекса «Каширский молл». Переговоры затянулись на два года, однако сделка не состоялась. Пресс-служба Crocus Group от любых комментариев по поводу взаимоотношений с ЕБРР отказалась. Кредит же на строительство комплекса (нынешнее название — «Вегас») позже выдал Сбербанк. 

Источник в лондонской штаб-квартире ЕБРР, знающий детали внутреннего расследования, сказал The New Times, что им приходилось читать или отвечать на вопросы прессы «по 50 как минимум компаниям и лицам. Мы очень смеялись: все это не соответствует действительности». Однако информацию, которая развеяла бы слухи, в банке дать отказались, ссылаясь на продолжающееся расследование и грядущий суд.

Фигурант

«Мне трудно поверить, что Лена замешана в чем-то подобном, хотя говорят, что ее поймали чуть ли не за руку», — сказал The New Times Сергей Дубинин, член совета директоров ВТБ Капитал, в прошлом — глава ЦБ России. Котову он знает с тех пор, когда она была еще студенткой, а он молодым преподавателем экономфака МГУ. «Я встречался с ней в Лондоне по работе, обсуждал возможности получения кредитов ЕБРР на определенные проекты (ни один из них не был доведен до реализации), и ни разу она не поднимала тему каких-то «левых денег», — заверил The New Times Дубинин.

08-3.jpg
Елена Котова всегда стремилась к международной карьере. В 1992 — 1997 годах работала в Мировом банке, с 2005 года — в ЕБРР в Лондоне

Как о человеке с сильным характером, с живым и острым умом, говорят о Котовой и бывшие коллеги-соотечественники в Мировом банке в Вашингтоне, где она работала в первой половине 1990-х. «Уже в ту пору она была настроена на серьезную международную карьеру, — рассказывает на условиях анонимности российский инвестиционный банкир, давно знакомый с Котовой, — во всяком случае сразу же купила дом в Вашингтоне». Однако с 1997-го по 2005 год в ее международной карьере наступил перерыв — она вернулась в Россию и занимала топ-должности в ведущих отечественных банках. 
 

Постом директора в ЕБРР Котова обязана влиятельному главе ВТБ Андрею Костину, вхожему к премьеру Владимиру Путину


В ЕБРР Котова попала в соответствии со стандартной процедурой: ее кандидатуру для избрания на пост директора от России в совете директоров ЕБРР внесло правительство РФ. 4 мая 2005 года премьер-министр Михаил Фрадков подписал распоряжение № 538-р по предложению управляющего от России в ЕБРР Германа Грефа, ныне главы Сбербанка. Источник в МЭР сообщил, что, принимая решение в пользу Котовой, в ведомстве руководствовались ее большим международным финансовым опытом и известностью в зарубежных банковских кругах. 

Однако другие источники The New Times значительно менее лояльны к Котовой и отзываются о ней весьма нелицеприятно: «ей всегда было мало тех денег, которые она зарабатывала», «она готова была ради карьеры шагать по головам и менять команды». Последнее, кстати, не лишено оснований: продвигаясь по карьерной лестнице, Елена Котова легко переходила из «команды Лужкова» в «команду Гусинского», а из «команды Евтушенкова» в «команду Костина». И в Москве и в Лондоне подтвердили, что постом директора в ЕБРР Котова обязана влиятельному главе ВТБ Андрею Костину, вхожему к премьеру Владимиру Путину. Непосредственно перед назначением в Лондон Елена Котова работала вице-президентом ВТБ. А с Костиным она работала и ранее — когда тот еще возглавлял Внешэкономбанк. В пресс-службе ВТБ The New Times сказали, что никаких комментариев по поводу своих бывших сотрудников они не дают.

В подготовке материала принимал участие Владимир Прибыловский




×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.