Свобода слова.
Дорого.
Поддержи The New Times.

#Родное

Бомж с Арбата

15.02.2011 | № 05 (190) от 14 февраля 2011 года

Ветеран войны живет в автомобиле

26_490.jpg

В cамом центре Москвы, между Новым Арбатом и Поварской, рядом с консульством Нидерландов, в стареньких «жигулях» живет бездомный 82-летний ветеран войны Акоп Карапетович Мкртчян. Каждый день, как на работу, он ходит на почту: вдруг мэрия или правительство ответят на одно из сотен его писем, вдруг согласятся наконец помочь с жильем? Тщетно. Последний ответ из департамента жилищной политики Москвы, куда было отправлено его письмо мэру Сергею Собянину, Акоп получил 10 января 2011 года. Чиновники вновь не смогли признать ветерана нуждающимся в жилье. На этот раз по причине того, что Акоп не прописан в Москве последние 10 лет.

26-1.jpg

Акоп Карапетович Мкртчян родился в Греции в 1929 году, воевал в Сопротивлении, потом в 1953 году эмигрировал в СССР. До 1992 года работал ответственным секретарем Общества греческих политэмигрантов исполкома Союза обществ Красного Креста и Красного Полумесяца в СССР. Имел советское гражданство, служебную квартиру. После развала СССР оказался на улице. Тогда он купил бывший павильон «Квас» и по согласованию с властями Москвы на заброшенном участке, где была свалка, своими руками построил дом, облагородил территорию, соорудив сквер с фонтаном, где и сейчас отдыхают местные жители и случайные прохожие. Полностью за свой счет подвел все необходимые коммуникации и 13 лет исправно платил коммунальные платежи. В 1994 году зданию был выписан технический паспорт БТИ, в 1999-м присвоен юридический адрес объекта. В 2002 году строение было взято на баланс департамента с внесением в реестр объектов недвижимости, находящихся в собственности города Москвы. Тогда же прежний мэр Юрий Лужков издал распоряжение о передаче здания в аренду на 25 лет с последующим выкупом по балансовой стоимости. Но договор так и не был оформлен.

А в 2007 году дом Акопа, в котором он жил 13 лет, был снесен как самострой. Ветеран уже три года безуспешно пытается достучаться до президента, премьера и мэра Москвы, но все его письма пересылают в нижестоящие инстанции. Три года длится переписка с чиновниками, которые пытаются доказать Акопу, что он не ветеран, не москвич и не нуждается в улучшении жилищных условий.

26-3.jpg

Последние три месяца он ни разу не спал нормально. Ночью постоянно просыпается и ходит вокруг машины: ломит тело, болят ноги. Утром встает, идет умываться в социальную службу, которая находится в двух домах от него. Там же его пять дней в неделю кормят обедами. В остальное время ему приходится выкручиваться по-своему. Достает припрятанную в ворохе картона плитку, наливает в кастрюлю воду из бутылки и варит пельмени, купленные рядом в магазине. Но ветеран не сдается. Он привык не сдаваться.

Семья Акопа бежала из Турции в Грецию от геноцида. Он был пятым из шести детей в семье сапожника. Когда началась война, Акоп стал курьером Сопротивления: перевозил оружие, мины, распространял агитационные листовки. Старший брат учил его, 12-летнего, воровать патроны у немцев. Сейчас вспоминает и сам уже не верит: «Я, мелкий совсем, активно участвовал в нелегальных делах против немцев. Потом, чтобы меня не арестовали, бежал в горы к партизанам: в 42-ю дивизию, 3-й полк в штаб партизанской дивизии «Элас», под флагом Коммунистической партии Греции».

26-2.jpg

14-летнего подростка не хотели принимать в партизаны, но солдаты упросили командира взять мальчишку в свои ряды курьером. Акоп вспоминает, что, когда у них не было оружия, бойцы взбирались по серпантину и сбрасывали сверху булыжники на машины оккупантов. Рассказывает, как однажды подорвал мост.

«Мне нечего терять, я пойду до конца», — говорит Акоп. Он держится, хотя и признает, что сейчас ему очень тяжело и страшно.

Спасается работой. Чистит улицы от снега целый день. Когда замерзает, идет греться в Сбербанк. Там его знают, сочувствуют: все-таки уже 15 лет в этом отделении получает пенсию. В консульстве Нидерландов угощают горячим чаем, провели ему в машину электричество. Незнакомые люди привозят бензин, чтобы Акопу было чем греть автомобиль. Еду возят, помогают.

26-4.jpg

Лишь 2 февраля 2011 года Акопа наконец заметили и московские чиновники: комиссия по жилищным вопросам правительства Москвы признала его нуждающимся в жилье и включила в Программу обеспечения жилой площадью 2011 года. Осталось дожить.



×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.