Свобода слова.
Дорого.
Поддержи The New Times.

#Культура

#Кино

Фестивальная политика

16.02.2011 | Юрий Гладильщиков | № 05 (190) от 14 февраля 2011 года

Берлинале открылся скандалами

46_490.jpg
Иранский режиссер Джафар Панахи, политзаключенный режима Ахмадинежада, присутствовал на церемонии открытия Берлинале виртуально — на большом фестивальном экране

Фестивальные страсти.
Берлинский кинофестиваль открылся двумя громкими политическими скандалами. Оба, можно сказать, были запланированы организаторами. Шум вокруг фильма «Ходорковский» возник бы в любом случае. Некоторые российские редакции — это факт! — вычеркивают упоминание о нем из сообщений своих берлинских корреспондентов. Цензура! Скандал вокруг члена жюри Джафара Панахи, осужденного в Иране за то, что снимает «неправильное кино», возник бы тем более. Подробности — в репортаже The New Times

Звездами церемонии открытия, во время которой состоялась европейская премьера «Железной хватки», были ее создатели американцы Этан и Джоэл Коэны и их актеры Джефф Бриджес, Джош Бролин и Хейли Стейнфелд. В Берлине их ждали, так ждали! Не только вечером у главного зала Berlinale Palast, но и днем перед неведомым непосвященным скромным боковым входом с улицы, через который Коэны и их актеры должны были пройти на пресс-конференцию. Уже часа за четыре до ее начала здесь собралась гигантская толпа жаждущих взять автограф и запечатлеть звезд на фотокамеру. Представляете, каким надо быть фанатом, чтобы четыре часа, переминаясь с ноги на ногу, простоять в ожидании кинолюбимцев на промозглом берлинском ветру!

Но реальной звездой церемонии стал отсутствовавший на ней Джафар Панахи. Церемония во многом была посвящена именно ему.

Иранский Ходорковский

Когда Джафара Панахи, одного из наиболее известных в мире иранских режиссеров (иранское кино в середине 90-х стало на кинофестивалях очень модным), решили включить в состав жюри Берлинале, то, скорее всего, понимали, что его не выпустят из тюрьмы и не отпустят из страны. Берлинская инициатива — это акция в поддержку Панахи, и Берлинале тут молодец. За что иранский режим осудил Панахи (а приговор кроме 6 лет тюрьмы еще и в том, что он на 20 лет лишен права заниматься профессиональной деятельностью), совершенно непонятно. Его осуждение — признак не кретинизма даже, а полной распущенности тоталитарных режимов. Режимов, уверенных в том, что им на данный момент все сойдет с рук.

Да, Панахи обвинял Ахмадинежада в унижении иранского народа. Но при этом он принес славу Ирану своими картинами. Его фильмы — это (далеко не всегда любимое автором этих строк) доброе человеческое кино. Ну да, социально заостренное, тут Панахи близок принципам Берлинале. Фильм середины 90-х «Белый воздушный шарик», принесший ему «Золотую камеру» Канна за лучший дебют и Гран-при Америки Монреальского фестиваля, — про нищих иранских детей. Мальчик участвует в кроссе, потому что победителю обещаны новые кроссовки. И побеждает! Но оказывается, победителю гарантирован новый суперприз: две недели в каком-то спортивном лагере, который ему не нужен. При этом старые кроссовки во время бега он окончательно порвал. Фильм «Оффсайд» 2006-го (последний из сделанных Панахи) — про то, что женщин в Иране не пускают на футбол. Этот фильм стал особым событием нынешнего Берлинале, тем более что заслужил в 2006-м второй по значимости спецприз здешнего жюри. В пятницу 11 февраля его торжественно повторили в главном берлинском кинозале. Женщины пытаются протиснуться на матч, замаскировавшись под юношей, но их отслеживают и арестовывают. При этом, когда иранская команда одерживает очередную победу (стоит напомнить, что на прошлой неделе ей позорно и безвольно проиграла сборная России, на которой надо поставить жирный крест), праздник выхлестывается на иранские улицы, и там женщины и мужчины вместе. То есть во время праздника половой дискриминации нет, а вот само событие доступно только мужчинам. Очень мило!

На самом деле у Панахи был еще более крутой по ортодоксальным мусульманским меркам фильм — «Круг» 2000 года, про несчастную судьбу иранских женщин, завоевавший много наград и в том числе главный приз Венецианского фестиваля. Там в финале женщина крупным планом курит! Женщина в черном мусульманском платке! А? Каково? Вот Ахмадинежад его и посадил.

На церемонии открытия глава берлинского жюри этого года Изабелла Росселлини подтвердила, что за Джафаром Панахи закреплено отдельное кресло, которое в жюри будет символически пустовать. И добавила, что тем самым Берлинале поднимает серьезную проблему: свободы слова и свободы творчества. Если нам будет разрешено делать только одобренные пропагандистские фильмы, то искусство будет убито. Важно, чтобы любой голос был услышан, а любой задуманный фильм был сделан.

46-1.jpg
Российский фильм «Мишень» (режиссер Александр Зельдович, продюсер Дмитрий Лесневский) — о «китайском» варианте будущего страны

Наверное, это отчасти паранойя — все подряд переносить на Россию. Но согласитесь, что, в ситуации когда мы тоже имеем государство, намеренное поддерживать только патриотически выверенное (и никому из зрителей при этом не нужное) кино, позиция Берлинале и Изабеллы Росселлини актуальна и для нас.

Русский день

Между тем на хороших фестивалях никогда и ничего не бывает случайным. Все тщательно состыковывается, чтобы вызвать максимально сильную реакцию. Явно не случайно, что все три фильма берлинской программы, имеющие отношение к России, собраны в программе под одной обложкой — в рамках одного дня. Все будут показаны в понедельник 14 февраля, в день выхода этого номера The New Times.

Замысел понятен и логичен. Фильм «В субботу» Александра Миндадзе (конкурсная программа) — про прошлое страны. Его действие разворачивается в Чернобыле в первый день катастрофы 26 апреля 1986 года. Будем надеяться, что украинские товарищи не обидятся на то, что мы включаем Чернобыль в собственную историю — она общая. Документальный фильм «Ходорковский» немца Кирилла Туши (программа Panorama Dokumente) — про наше сегодня. Фильм «Мишень» Александра Зельдовича в программе Panorama Special (см. The New Times № 3 от 31 января 2011 года) — про возможную Россию будущего. Берлинале анализирует исторические перспективы России. К каким выводам придет фестиваль — поговорим через неделю.



×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.