Свобода слова.
Дорого.
Поддержи The New Times.

#Картина мира

«Братья-мусульмане»

07.02.2011 | № 04 (189) от 7 февраля 2011 года

Угрозы мнимые и реальные
Сегодня они нарочито держатся в тени других оппозиционных сил. А между тем годами и десятилетиями именно «Братья-мусульмане» были самой радикальной оппозицией в Египте. Они давно отказались от насилия, но до сих пор многим на Западе представляются своего рода египетским «Талибаном», который в случае прихода к власти установит деспотический режим. Кто такие «Братья» на самом деле — разбирался The New Times

MUSLIM_REUTERS_1.jpg
Демонстрация «Братьев-мусульман» возле мечети «Аль-Азхар» в Каире

У Египта много загадок. Пирамиды, построенные более 3 тыс. лет назад неведомо как. Исламисты, заседающие в парламенте уже 5 лет неведомо зачем… Сегодня у движения «Братья-мусульмане», наиболее организованной силы в стране после армии, 88 из 454 депутамтских мест. При этом им по-прежнему запрещено заниматься политической деятельностью. «Братья» терпеливо ждут своего часа, накапливая благодаря присутствию в парламенте, связи и политический капитал. И судя по тому, как развиваются события в Египте, их час может наступить скоро.

Искусство комплимента

«Шариат? Если за это выскажется большинство народа Египта — да», — рисует постмубараковское будущее Египта в интервью Би-би-си проживающий в Лондоне Камаль аль-Хелбави, бывший споуксмен «братьев». И поясняет: «Гражданские свободы, согласие — вот основа для строительства нового Египта». В другом интервью, агентству Рейтер, аль-Хелбави высказывается конкретнее: по его мнению, будущим лидером страны может быть генерал Сами аль-Анан, глава египетского генштаба. «С этим человеком может быть связано будущее Египта. Я думаю, он приемлемая фигура, потому что у него хорошая репутация. Он не замешан в коррупции, он хороший, либеральный человек... У него хорошие отношения с Соединенными Штатами». Это ли не политическое искусство — комплимент в адрес одного из самых заурядных в египетской военной верхушке генерала, экс-командующего далеко не элитным родом войск — ПВО, которого Мубарак сознательно возвысил как самого безопасного для себя. И заметьте, комплимент в самый разгар кризиса, когда только от армии и зависело, чем все закончится на площади Тахрир...

Исламисты-демократы

История «Братьев-мусульман», появившихся на свет в 1928 году, тесно переплетена с историей современного Египта. Гамаль Абдель Насер загнал их в подполье, по сути, вынудив встать на путь террора. Анвар Садат помог выйти из тени: ему «Братья» нужны были в качестве противовеса крайне левым, и он поощрял создание ячеек движения в египетских университетах. Хосни Мубарак открыл новую эпоху гонений. Но ни одному из президентов не удалось искоренить бедность в Египте: 20% населения страны живет у черты бедности, а еще 20% — за чертой. Итого 40%! Это и есть сочувствующие «Братьям», которые говорят на одном языке с жителями египетских трущоб, живущих на полтора доллара в день.

MUSLIM_1_AP.jpg
Архивное фото 1947 года: демонстрация «Братьев-мусульман» в Каире

Сегодня в движении три крыла: сильное умеренное, выступающее за диалог с системой, — это нынешний лидер Мохаммед Бади и его заместитель Махмут Эззат; есть радикалы, финансово тесно связанные с Саудовской Аравией, и есть ультрарадикалы, отвергающие любые контакты с «нелегитимным» режимом. При этом в последние 10–15 лет в рядах «Братьев» выросло целое поколение, готовое сегодня поддержать демократическое развитие Египта. Но настольной книгой для них остается Коран, а не конституция. Отсюда и главный недостаток движения: претендуя на лидирующие роли в политике и общественной жизни, оно не имеет внятной политической платформы. «Это недостаток, мы понимаем это», — признался вашему автору не так давно один из членов руководства «Братьев». Идеи исламского государства хороши, но без сильной экономической модели, решения проблем безработицы, низкого уровня жизни, неравномерного распределения богатств, жилищных проблем, политического успеха у населения им не добиться.

Турецкий опыт

Борясь за власть в демократическом гражданском обществе, «Братья» неминуемо вынуждены будут играть по его правилам. Кем они станут, если придут к власти? Вполне вероятно, исламистами, успешно интегрировавшимися в политический плюрализм, как это случилось в Турции с правящей там ныне Партией справедливости и развития (ПСР). Партия премьера Реджепа Эрдогана ведет активный диалог с Западом, ратует за вступление Турции в ЕС. У «Братьев» тоже не останется выбора: глобализация, свободный обмен информацией, интернет и вообще ветер свободы, подувший в арабском мире, — все это заставит их интегрироваться в современную демократическую систему. Но есть у них и серьезная проблема — отсутствие сильного лидера. Мохаммед Бади — представитель «старой гвардии», чистый функционер. Других очевидных кандидатов в лидеры пока не видно. Но в любом случае «Братьям» придется договариваться с другими игроками политической сцены, будь то христиане-копты или левые. У них есть пример перед глазами: в Ливане группировка «Хезболлах» сумела протолкнуть своего кандидата на пост премьера!* * В конце января правительство Ливана возглавил миллиардер Наджиб Микати. Он представляет возглавляемую движением «Хезболлах» парламентскую коалицию, ранее находившуюся в оппозиции.

На Западе привыкли делить арабскую политическую сцену между светскими лидерами и бородатыми исламистами с автоматами за пазухой. В реальности все гораздо сложнее. Сегодняшние исламисты готовы к честной политической борьбе и демократическим ценностям.


Кровавый счет был открыт в 1949 году в Каире, когда агенты правительства убили основателя движения Хасана аль-Банну вскоре после убийства «Братьями» премьер-министра Махмуда Нукраши. В дальнейшем «Братья-мусульмане» и отошедшие от них фракции последовательно покушались на всех президентов Египта от Насера до Мубарака. В ответ получали жесточайшие репрессии и казни. Например, в 1966 году смертный приговор был вынесен идеологу движения Сейиду Кутбу, вдохновителю исламизма, или «исламскому большевику», как его называют некоторые историки.

Популярность в народе «Братья» завоевали благотворительностью. Они основывали и содержали больницы, школы и небольшие мастерские. Кроме того, движение вбирало в себя весь накопившийся потенциал протеста. Непомерный рост коррупции и расслоение общества — побочные последствия «инфитаха», политики открытых дверей, — озлобляли население. «Братья» предлагали свой выход из социального тупика: вернуться к первоначальному исламу с его идеалами справедливости, равенства и солидарности.

MUSLIM_1_REUTERS.jpg
Мохаммед Бади, нынешний лидер египетских «Братьев-мусульман»: скорее функционер, чем пассионарий


Андрей Степанов,
египтолог, кандидат исторических наук:
«Во втором эшелоне»


Когда в Египте разразилась нынешняя «интернет-революция», «Братьев» не было в авангарде. Они примкнули к восставшим только на второй день, когда убедились, что широкий социальный протест может далеко зайти и без их участия. Сейчас можно смело утверждать, что «Братья» — вовсе не лидеры оппозиции. Да, они наиболее организованны и идеологически мотивированны. Но инициативу перехватили «Национальная ассоциация за перемены», которую возглавляет бывший шеф МАГАТЭ Мохаммед аль-Барадеи, и молодежное движение «6 апреля». Руководство «Братьев» согласилось на аль-Барадеи как на представителя всей оппозиции и вошло в комитет наряду со светскими партиями «Вафд», «Кифайя», «Тагамму», «Аль-Гад», «6 апреля», насеристами.

MUSLIM_2_AP.jpg
Молитва под охраной. Заключенные из числа «Братьев» на военной базе под Каиром (снимок 1995 года)

«Братья» заявляют, что готовы работать бок о бок со светской оппозицией ради строительства египетской демократии. Насколько это отвечает их программным установкам — вопрос открытый. Все-таки за 30 лет правления Мубарака египетское общество претерпело глубокие изменения. «Братья» были популярны, когда отражали протестные настроения задавленного нищетой и произволом властей населения. Но в условиях реформ их база неизбежно сократится. Даже сочувствующие «Братьям» египтяне предрекают движению не более 20–25% голосов на свободных выборах (4 февраля движение заявило об отказе от участия в президентских выборах. — The New Times). Они считают, что вместо того чтобы преследовать «Братьев», их необходимо привлекать к решению конкретных социально-экономических задач. И уж, конечно, не стоит их демонизировать.


Жан-Ноэль Феррье,
директор исследовательской программы в филиале французского Национального центра научных исследований в Марокко:
«Иранского сценария не будет»


За 80 лет своего существования «Братья-мусульмане» много раз меняли тактику. Самый важный рубеж — конец 1970-х, когда они во всеуслышание отказались от террора. Одно осталось неизменным: опора на религию в чистом виде, программа исламизации общества, призванная вернуть арабский мир к его нравственным и культурным истокам. «Братья» — не либералы, хотя и не экстремисты. Если они придут к власти в Египте, проблем с демократией не убавится. «Братья» не будут поддерживать свободу вероисповедания и слова, будут давить оппозицию, что бы они ни говорили сейчас. Политической программы у них нет, значит, спорить с ними как бы и не о чем, при этом у них все установки исходят напрямую от Аллаха — значит, любой их оппонент тем самым будет конфликтовать с религиозными аксиомами. Вот что в первую очередь отличает «Братьев» от турецкой ПСР, сильной прежде всего на политическом фронте. Но в любом случае иранского сценария, которого сейчас так боится Запад, в Египте не будет. При всем консерватизме «Братьев» им не нужна конфронтация с США и Европой. Да и открытое противостояние с Израилем тоже: все-таки они позиционируют себя как народное движение, а народу война не нужна.


Михаил Штереншис,
Институт Александра Масса — AMIIE (Израиль):
«Из их скорлупки вылупился ХАМАС»


Одним из последствий палестинской интифады 80-х годов стала встреча в декабре 1987 года «Братьев-мусульман» с мусульманскими лидерами в Газе. Шестеро участников встречи сформировали первое руководство Движения исламского сопротивления, известного в мире как ХАМАС. Его программа «Завет», опубликованная 18 августа 1988 года, начинается с длинной цитаты из Корана. После нее идет краткий афоризм святого мученика и брата-мусульманина имама Хасана аль-Банны: «Израиль будет существовать и будет продолжать существовать, пока ислам не сомнет его, как он смял других до него». Аль-Банна, напомню, был основателем «Братьев-мусульман». ХАМАС, идейно вылупившийся из «братской» скорлупы, захватил власть в секторе Газа в 2007 году. До этого, в 1989-м, «Братья-мусульмане» захватили власть в Судане. Тамошняя ячейка тоже много твердила о «мирном характере» движения. Но прошло совсем немного времени — и Судан дал прибежище Усаме бен Ладену. Кстати, ни в Судане, ни в Газе экономическая ситуация с приходом «Братьев» к власти не улучшилась.

MUSLIM_AP.jpg
Члены руководства «Братьев» после очередного ареста. Слева направо: Мухтар Нух, Халед Бадави, Мохаммед Бади и Мохаммед Али Бешр. Снимок 2000 года

ТЕМА:
Подготовка к встрече Госсекретаря с главой МИД Египта Ахмадом Абулем Гейтом.
Создано: 28/11/2010
NOFORN Секретно
Рассекретить не раньше 09/02/2019
Источник : Посольство в Каире

ЕГИПЕТ и ПАЛЕСТИНО-ИЗРАИЛЬСКИЙ КОНФЛИКТ
/.../Решение палестино-израильского конфликта остается первостепенной стратегической задачей египтян. Они гордятся своей ролью посредника, который способен вести переговоры с нами, с израильтянами, со всеми палестинскими группировками. Мубарак ненавидит ХАМАС и воспринимает его как египетских «Братьев-мусульман», которых он рассматривает как главную политическую угрозу лично для себя.

Тема:
новая волна арестов членов
«Братьев-мусульман».
Классифицировано: министром-советником Дональдом Бломом, Госдеп, отдел экономики и политики.
Создано 11/02/2010
NOFORN Cекретно
Источник: Посольство в Каире

АРЕСТЫ ВЫСОКОПОСТАВЛЕННЫХ ЧЛЕНОВ БМ
Три члена руководящего органа «Братьев-мусульман» (БМ) в Египте, включая заместителя главы организации Махмута Эззата, официального представителя Эссама эль-Эриана и муфтия БМ Абделя Рахмана эль-Барра, были задержаны утром 8 февраля. С ними арестованы еще 12 членов БМ. Этот последний арест верхушки БМ прошел на фоне сообщений о других задержаниях руководителей и рядовых членов БМ за пределами Каира во время подготовки выборов в совет шуры (законодательный орган БМ), назначенные на апрель 2010 года.

ОБВИНЕНИЯ
/.../В обвинениях следствия может идти речь о принадлежности к «запрещенной» организации, которая «угрожает миру и безопасности в стране». Впервые члены группы обвиняются в участии во фракции БМ, которая придерживается «неисламской» («такфири») доктрины Саида Кутба. Все, кто не следует этому учению, считаются «неверными». По мнению гособвинителя, фракция поддерживает создание военного крыла, которое будет заниматься вооруженным сопротивлением режиму. /.../

Перспективы участия БМ в национальной коалиции
По мнению профессора Хассана Нафаа, аресты были частью попытки остановить любую возможную скоординированную деятельность между БМ и другими оппозиционными политическими группами в преддверии выборов. Незадолго до арестов член партии «Демократический фронт» ХХХХХХХХ подтвердил сообщения прессы, что он и другие сотрудничают с разными политическими движениями, включая БМ, для того чтобы создать объединенную национальную коалицию под лозунгом «Конференция всех египтян». /.../

Комментарий:
Члены руководящего органа БМ арестовывались несколько раз в течение последних лет. Новое задержание /.../ свидетельствует об обострении ситуации. Большинство наблюдателей видят в этом часть правительственной кампании по подавлению основного политического противника Национально-демократической партии Египта (правящая партия в стране. — The New Times) перед выборами. Однако есть опасность, что эти действия могут обернуться против власти: ослабленные БМ предстают в хорошем свете, тогда как правительство выглядит неуверенным накануне выборов.Посол СКОБИ.




×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.