Свобода слова.
Дорого.
Поддержи The New Times.

#История

Гибель империи

09.02.2011 | № 04 (189) от 7 февраля 2011 года

Февраль-1991: армейские патрули вместо реформ
ISTORIA_RIA.jpg
В митинге демократической общественности 20 января 1991 года в Москве приняли участие до 150 тыс. человек

Гибель империи.
В феврале 1991-го союзная власть пыталась силовыми методами приструнить общество, требовавшее решительных демократических перемен. Это только ускорило распад


25 января 1991 года опубликован приказ министра внутренних дел СССР и министра обороны СССР № 493/513 от 29 декабря 1990 г. «Об организации совместного патрулирования сотрудников органов внутренних дел, военнослужащих Советской Армии и Военно-Морского флота». Общество почувствовало в этом предвестие той самой диктатуры, о которой 20 декабря 1990 года, уходя в отставку, с трибуны IV Съезда народных депутатов СССР предупреждал Эдуард Шеварднадзе. Как начало этого ползучего переворота воспринимались кровавые события 13 января в Вильнюсе и 20 января в Риге, где под пулями силовиков погибли мирные жители. Ответом на действия армии в Литве стал массовый демократический митинг 20 января на Манежной площади в Москве, собравший до 150 тыс. человек. В «ночном дозоре» армии и милиции, граждане видели фактический запрет массовых оппозиционных акций и давление перед референдумом о судьбе СССР, назначенном на 17 марта.

Руководство страны объясняло, что привлекает армию, чтобы сохранить стабильность и предотвратить столкновения на межнациональной почве. Как любой режим, искренне полагающий себя если не вечным, то устойчивым, союзная власть считала эту задачу выполнимой.

Не послушались

В Таллине 7 февраля национал-радикалы из Комитета Эстонии обсуждали превентивный референдум, уже назначенный республиканским Верховным Советом на 3 марта. Решили: «Референдум имеет политический вес и оказывает влияние на восстановление государственности Эстонии».

В Литовской ССР «избирательная консультация» прошла 9 февраля. В ней могли участвовать все прописанные в республике на 3 ноября 1989 года. Из таковых голосовали 84%, на вопрос: «Вы за независимую демократическую республику?» — ответили «да» около 91%, «нет» — около 6%.

Сотрудники литовской милиции в совместном с военными патрулировании участвовать отказались, заявив, что подчиняются не министру внутренних дел СССР Борису Пуго, а правительству Литвы, приказ же о патрулировании обретет для местной милиции силу лишь после ратификации его Верховным Советом Литовской ССР — то есть никогда.

9 февраля дума Народного фронта Латвии рекомендовала провести в начале марта опрос, аналогичный литовскому. В Риге уже разобрали возведенные в январе баррикады.

ISTORIA_1_RIA.jpg
Москва. Военные вместе с милицией патрулируют улицы

Подавить оппозицию

Так же, как Центр пытался удержать союзные республики, те боролись с сепаратистскими настроениями в автономиях. В Азербайджане 30 сентября 1990 года прошли выборы в условиях «особого» (читай: военного) положения, и местная компартия одержала победу. В Грузии, наоборот, 29 октября 1990 года победили национал-демократы во главе со Звиадом Гамсахурдиа. Но и там и там основой национального сплочения стала борьба с сепаратистами (карабахскими, югоосетинскими, абхазскими...). Этот предлог оказался очень удобен и для «завинчивания гаек», подавления собственной внутренней оппозиции. Однако стабильность такого рода была временной: Гамсахурдиа оставалось править меньше года, Аязу Муталибову — чуть больше.

«Союзные» военные здесь уже были дислоцированы, но эффективность их «патрулирования» оказалась сомнительной. Внутренние войска и десантники пытались разделять в Южной Осетии воюющие стороны, одной из которых и была грузинская милиция. Взаимодействие с грузинской милицией было невозможно — перед сторонами были поставлены разные задачи. ЧП и комендантский час в столице Южной Осетии существовали только в воображении тбилисских властей: подразделения грузинского МВД, опрометчиво вошедшие в Цхинвали в ночь с 5 на 6 января, были вынуждены покинуть город уже 26 января.

В Чечне (видимо, также в борьбе за «стабильность») 6 февраля 1991 года по уголовному делу об организации несанкционированного митинга в ноябре 1990 года было вручено обвинительное заключение председателю Вайнахской демократической партии Зелимхану Яндарбиеву. От ознакомления с ним Яндарбиев отказался.

В Степанакерте (Нагорно-Карабахская АО Азербайджанской ССР) вместо совместного патрулирования 7 февраля 1991 года состоялась демонстрация: около сотни мотострелков 366-го полка, преимущественно выходцев из Средней Азии, прошли по проспекту Ленина к центральной площади. Они протестовали против союзного Центра, по вине которого вынуждены проходить службу «не в своей республике». На подходе к площади их остановил и рассеял спецназ МВД, избивая дубинками и стреляя из автоматов в воздух. Через год бойцы этого полка будут участвовать в «зачистке» азербайджанского поселка Ходжалы.

ISTORIA_TASS.jpg
Витаутас Ландсбергис (в центре), председатель Верховного Совета Литовской ССР, в день голосования о независимости Литвы

Пожарные меры

Украинские власти поддержали идею борьбы с крамолой. Лучше всего линию партии почувствовали в селе Тарашаны Глыбоцкого района Черновицкой области: здесь по решению сельсовета с 31 января запрещено проведение любых митингов «за отсутствием необходимости».

6 февраля в Кривом Роге сотрудники КГБ изъяли все видеоматериалы и диктофонные ленты у съемочной группы, вернувшейся из Вильнюса.

С 22.00 7 февраля началось «совместное патрулирование» в Донецке. Местный начальник ППС (патрульно-постовая служба) Владимир Добряков, говоря о его пользе, заметил, что «преступники действуют, как правило, ночью».

Однако энтузиазм не был всеобщим: во Львове «совместное патрулирование» было начато 9 февраля, несмотря на постановление облсовета о его нецелесообразности. Тогда же горсовет Киева обратился в Верховный Совет Украины с требованием оценить соответствие «патрулирования» Конституции УССР.Однако в целом на референдуме 17 марта Украина проголосует за Союз. В августе республиканское руководство будет лояльно к ГКЧП.

Последующие события показали, что пожарные меры в виде выхода армии на улицы городов и даже всенародное волеизъявление с «правильным» подсчетом голосов бессильны, когда они скрывают треснувший фундамент и разваливающийся каркас государства.

Использованы материалы независимой газеты «Экспресс-Хроника» за 1991 год


×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.