Свобода слова.
Дорого.
Поддержи The New Times.

#Культура

#Суд и тюрьма

«Алкоголизм — это вселенская музыкантская проблема»

27.10.2008 | Урманцева Анна | № 43 от 27 октября 2008 года

Дирижер Лондонского филармонического оркестра Владимир Юровский — The New Times

«С уровнем гигиены в России всегда были проблемы — как с личной, так и с музыкальной», — говорит Владимир Юровский, главный дирижер Лондонского филармонического оркестра. Тридцатишестилетний музыкант выступает с ведущими оркестрами мира, его приглашают лучшие оперные театры: Metropolitan Opera, Royal Opera House, Covent Garden. ВВС Music Magazine назвал его в числе самых талантливых молодых дирижеров мира. После концерта в Москве маэстро поделился с The New Times своими мыслями о проблемах российской музыкальной культуры

В 18 лет вы уехали из России. Мысль вернуться не возникала?

Уезжал давно, уезжал с родителями и из другой страны. Мы покинули СССР в конце горбачевской эпохи, когда шло массовое diminuendo1 и непонятно чем пахло, но пахло нехорошо. Появился шанс учиться, а не просто переехать жить. Мы ведь уехали в Восточную Германию — не совсем типичная эмиграция получается, просто отъезд. Я, кстати, в отличие от родителей, к этому отъезду относился как к явлению временному: не успел от Родины «хлебнуть» столько, сколько они. Когда я приезжаю сюда, у меня нет ощущения, что я приезжаю как иностранец. Но жить здесь уже не могу. Я привык к другим формам общения между людьми, к другим формам общения между личностью и государством. Я себя в том мире чувствую лучше.

Что вы имеете в виду под «формами общения между личностью и государством»?

Здесь человек никогда не может считать себя полностью независимым от государства. На Западе ты можешь абсолютно игнорировать политическую сферу, если ты этого хочешь. Ты просто полностью отстраняешься. Тем не менее тебя никто не лишит прожиточного минимума и контакта с другими людьми. В России, поскольку какие-то пережитки горбачевской гласности и ельцинской демократии остались, «ляпнуть» можно что угодно, но осознанно сказать что угодно — нельзя. И я это очень остро стал чувствовать в последние приезды. Люди стали оглядываться. Меня это пугает.

Проблема уровня

Мы привыкли считать наши оркестры лучшими в мире. А как это видится «оттуда»?

Это трогательный и патриотичный, но наивный взгляд. Мы потеряли тот стандарт, который был в дореволюционной России, после того как опустился железный занавес. Дореволюционный оркестр Мариинского театра играл не хуже какой-нибудь Берлинской штатскапеллы. По крайней мере, все выдающиеся дирижеры того времени в Россию приезжали. А потом прервалась связь традиций. Ведь русская музыка — плоть от плоти музыки европейской. Кроме того, тогда и инструменты хорошие в России еще были. А вот со сталинского периода началась серьезная проблема с инструментами. Правда, был скачок в 1960-е годы. Оркестр Мравинского, московский оркестр Всесоюзного радио — тогда оркестр Рождественского и  оркестр Светланова благодаря качеству музыкантов и личности дирижеров котировались на международной арене.

А какое место нынешние российские оркестры занимают в вашем «хит-параде»?

Российские оркестры входят в двадцатку. Например, оркестр Мариинского театра, да и плетневский Российский национальный оркестр (РНО) котируются очень высоко.

Обычно дирижеры уходят от вопроса о рейтингах. Почему вы так спокойно и даже отстраненно говорите о том, о чем другие говорят с опаской — мол, могут в следующий раз не позвать дирижировать?

Я никогда не был внутри этого бизнеса и стал дирижером по чистой случайности. У меня просто обнаружился талант. Меня, конечно, профессия моего отца-дирижера привлекала, но и пугала в связи с отцовским опытом. Вообще продолжать семейную традицию — дело опасное. И вот, уже решившись на этот шаг, я полностью в околомузыкальный мир бизнеса не погружался. Мне, конечно, небезразлично отношение к моей работе. Если я увижу, что то, что я делаю, никому не нужно, значит, наверное, и заниматься этим тоже не надо. Я же не могу, как писатель или композитор, писать в стол для грядущих поколений — я работаю для людей, которые приходят в концерты. Поэтому мне контакт с ними нужен. Но в большей степени, нежели с менеджерами, директорами оркестров и устроителями всяких фестивалей. Я дирижирую там, где есть возможность и где мне хочется. И даже выбираю, что мне хочется. А куда меня не зовут, значит, мне нет особой надобности там быть. Когда мне задают вопрос, каким бы из оркестров вы хотели продирижировать, отвечаю: хорошим. Тем, который пойдет за мной.

Русские плохо считают

Что мешает русским оркестрам выйти на прежний уровень?

Разные проблемы. Паузы и длительности надо считать, а русские это делают плохо. Вот лондонские музыканты хорошо читают с листа и любым стилем овладевают играючи. Я с первого раза получаю вариант исполнения. Это такой необходимый уровень гигиены, как мыть руки перед едой. К сожалению, с этим уровнем гигиены в России всегда были проблемы — как с личной, так и с музыкальной. А вот с творчеством все в порядке!

А с пьянством в английских оркестрах так же все запущено, как и в российских?

Алкоголизм — это вообще вселенская музыкантская проблема. Наверное, самыми пьющими музыкантами после русских являются как раз англичане. По количеству абсолютно безобразно смешиваемых напитков.

Допустим, после окончания контракта с Лондонским филармоническим оркестром в 2012 году вас пригласят в Россию и скажут: «Вот, пожалуйста! Организовывайте оркестр, руководствуясь вашими принципами». Приедете?

Посмотрим, может, и приеду. Это зависит от политического климата.

Владимир Юровский руководит Лондонским филармоническим оркестром и одновременно является главным приглашенным дирижером Российского национального оркестра (РНО). Он сотрудничает с ведущими оперными театрами мира и осуществляет художественное руководство Глайндборнским оперным фестивалем.

Рейтинг лучших оркестров мира — по версии Владимира Юровского

1. Берлинская филармония

2. Венская филармония

3. Дрезденская штатскапелла

4. Оркестр Баварского радио

5. Оркестр «Концерт-гебау»

6. Теперь наступает затруднительный момент, потому что в Лондоне, как вам известно, я руковожу одним из оркестров. Поэтому позволю себе очень дипломатично разделить одно место между тремя оркестрами: Лондонским симфоническим, руководимым Валерием Гергиевым, Лондонским филармоническим, руководимым мною, и оркестром «Филармония».

Далее американские оркестры — большая пятерка:

7. Нью-Йорк 8. Бостон

9. Филадельфия

10. Чикаго

11. Кливленд.

Теперь к ним добавились:

12. Оркестр Лос-Анджелеса

13. Оркестр Сан-Франциско

14. Оркестр Метрополитенопера (тут должна быть пометка: для оперной музыки)

15. Французский оркестр де Пари.

Дальше непонятно. Есть оркестры, играющие нерегулярно. Например, Будапештский фестивальный оркестр под руководством Ивана Фишера. Высочайший уровень.

_______________

1 Угасание, ослабление звука — музыкальный термин.


×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.