Свобода слова.
Дорого.
Поддержи The New Times.

#Телевертикаль

#Суд и тюрьма

Академический обмен

27.10.2008 | Киселев Евгений, Киев | № 43 от 27 октября 2008 года

Познера махнули на Швыдкого

Поздно вечером в четверг, 23 октября, закончилось 14-летнее президентство Владимира Познера в Академии российского телевидения (АРТ). На общем собрании членов АРТ состоялись досрочные перевыборы президента. Познер, после тяжелых раздумий, сначала согласился, чтобы его фамилия была включена в бюллетень для голосования, а потом все-таки снял свою кандидатуру. Его место займет Михаил Швыдкой. Некоторые влиятельные члены АРТ столь настоятельно рекомендовали его на эту должность, что в итоге в бюллетене осталась лишь одна его кандидатура, а выборы прошли на безальтернативной основе — если можно вообще назвать выборами поспешное открытое голосование простым поднятием рук, как на каком-нибудь партсобрании

Впрочем, члены академии выбирали из двух зол: либо согласиться на не самую худшую кандидатуру Швыдкого, которая по каким-то соображениям оказалась единственно приемлемой для руководителей «больших» телекомпаний (Первого канала, ВГТРК и НТВ), либо настоять на какой-то другой кандидатуре (которой в итоге не нашлось) и тем самым подписать смертный приговор академии, трещащей по швам под грузом противоречий и старых обид, подлинных и мнимых.

Кто-то из присутствовавших в зале запальчиво сказал: мол, в академии все не заладилось с самого начала, когда «собрались 12 человек и сами себя объявили академиками», тем самым обнаружив совершенное незнание того, как все начиналось на самом деле.

Начало

Было это осенью 1994 года. К тому времени на телевидении уже не раз возникали разговоры: чем мы хуже киношников? У них, вон, есть «Ника». Вот бы и нам свою профессиональную премию учредить…

От разговоров, однако, к делу перешли, как водится, только тогда, когда появился человек, который искренне увлекся этой идеей и взял на себя всю тяжелую организационную работу. Это был Сергей Скворцов, в недавнем прошлом — продюсер легендарных советско-американских телемостов с участием Владимира Познера и Фила Донахью, в будущем — один из основателей СТС и ТНТ, создатель «Улиц разбитых фонарей», продюсер многих других культовых телесериалов. В ту пору Скворцов был зампредом ВГТРК.

Он обошел руководителей всех существовавших тогда телекомпаний, уговорил их выступить соучредителями премии, дать денег на проведение конкурса, найти помещение, придумать, как все это грамотно оформить юридически. Много работавший в Америке, знающий мир американского телевидения как свои пять пальцев, Скворцов предложил создать в России новую организацию по образу и подобию  Национальной академии телевизионных искусств и наук США. Сделать это оказалось не так просто из-за несовершенства тогдашнего российского законодательства. В итоге появился Российский фонд развития телевидения, а при нем — фактически на птичьих правах — Академия российского телевидения, не имеющая никакого правового статуса, просто группа телевизионщиков, которых учредители фонда объявили первыми членами академии. Их сначала было всего 12 — против нынешних 283.

Двенадцать

Почему так мало? Это оказалось сюрпризом для самих учредителей. Они организовали опрос  большой группы телевизионщиков, телекритиков и просто публичных людей, не равнодушных к телевидению: «Кого из наиболее известных профессионаловтелевизионщиков вы включили бы в состав академии, которая будет ежегодно присуждать национальную премию за высшие достижения в области телевидения?» Не ручаюсь за точность формулировки, но смысл вопроса был именно такой. Вопрос был «открытый», то есть респонденты сами должны были назвать те или иные фамилии.

Кто именно вошел в число респондентов, сегодня, кажется, никто уже не вспомнит, а результаты не сохранились. Но совершенно точно известно, что устроители академии решили: в ее первоначальный состав войдут те, чьи фамилии будут упомянуты чаще всего, ну, скажем, пять раз.

Оказалось, что таких — раз-два и обчелся. Тогда планку понизили до четырех упоминаний. Оказалось, что и таких набирается до смешного мало. В итоге — хотя в это сегодня трудно поверить — нашлась только дюжина мало-мальски известных телевизионщиков, которых участники опроса назвали в качестве достойных кандидатов хотя бы трижды.

Это были Владимир Познер, Владислав Листьев, Анатолий Лысенко (тогдашний гендиректор ВГТРК), создатель культовой программы «Что? Где? Когда?» Владимир Ворошилов, документалисты Марина Голдовская и Игорь Беляев, кинорежиссер, тогда активно работавший на телевидении в качестве ведущего Эльдар Рязанов, ветеран советского телекино, режиссер некогда знаменитых телесериалов «Операция «Трест» и «Вызываем огонь на себя» Сергей Колосов, постановщик столь же знаменитых в свое время «Бенефисов» Евгений Гинзбург, ведущий музыкальных программ Святослав Бэлза, ведущий прославленной программы «До и после полуночи» Владимир Молчанов и, наконец, автор этих строк, в ту пору ведущий «Итогов» на НТВ.

Выбор Познера

Учредители академии предложили выбрать ее президентом Владимира Познера, который тогда работал в США, не был связан ни с одним каналом в России и потому являлся идеальной фигурой, чтобы возглавить академию — фактически стать председателем жюри, присуждающего общенациональную телевизионную премию. Кандидатуру Познера поддержали тогда не все новоиспеченные члены АРТ, некоторые даже очень резко возражали: мол, да кто он такой, этот Познер — но за Владимира Владимировича все-таки проголосовало большинство.

Ареопаг

Не успели новоизбранные члены академии собраться на первое заседание, как тут же разделились на два лагеря. Одни говорили: слушайте, право, неудобно как-то, давайте вспомним, каким небезупречным способом нас выбрали, надо бы нам срочно доизбрать в состав академии других наших коллег, благо такое право у нас есть. Ведь нехорошо, что среди нас нет ни Эдуарда Сагалаева, ни Ирены Лесневской, ни Олега Добродеева, ни Константина Эрнста, ни Светланы Сорокиной, ни Леонида Парфенова, ни Александра Любимова, ни Андрея Разбаша, ни многих других людей, без которых сегодняшнее телевидение просто немыслимо. Мы ведь всего-навсего жюри.

Другие мгновенно «забронзовели», стали вполне серьезно называть себя «академиками» и категорически возражать против расширения состава академии. Кто-то даже, не поперхнувшись, произнес слово «ареопаг», кажется, навсегда запавшее в душу Владимира Познера, который потом всякий раз язвительно вспоминал его, когда речь заходила о принятии в АРТ новых членов.

Вопрос о расширении состава АРТ стал одной из главных мин замедленного действия, которые были заложены и под академию, и под ее президента.

К примеру, руководители телекомпании «ВиД» во главе с Александром Любимовым, которых не сразу избрали членами академии, смертельно обиделись и стали бойкотировать АРТ. Даже когда Любимова, наконец, выбрали, он от членства в академии не отказался, но еще несколько лет продолжал демонстративно игнорировать ее работу.

Обид было много. Кстати, одна из самых горьких: в состав академии долго никак не могли выбрать Сергея Скворцова, того самого, кто был «мотором» ее создания.

В конце концов, закончилось тем, что волевым способом — решением совета учредителей АРТ — состав академии трижды расширяли, последний раз весной 2007 года, когда сразу приняли аж 175 новых членов.

Но для многих телевизионщиков признание их профессиональных заслуг пришло слишком поздно, не смягчив горечи прежних обид.

ТЭФИ раздора

Однако главным поводом для обид каждый год, разумеется, становились результаты голосования членов АРТ по присуждению премии ТЭФИ. На самом деле на любом конкурсе — будь то ТЭФИ, «Оскар», «Эмми», «Ника» или «Золотая маска» — всегда бывают обиженные, всегда находятся те, кто громко кричит о предвзятости и несправедливости выбора жюри.

На сайте www.tefi.ru легко найти списки победителей прошлых лет, а если покопаться в интернете, то можно найти и тройки финалистов, чтобы убедиться: в подавляющем большинстве случаев ТЭФИ присуждалась вполне заслуженно.

Бывали, конечно, курьезы вроде истории с присуждением премии в номинации «Лучший ведущий информационной программы» в самый первый раз, весной 1995 года. В тройке финалистов оказались две самые яркие звезды теленовостей — Татьяна Миткова («Сегодня», НТВ) и Светлана Сорокина («Вести», РТР).

Члены академии, чтобы не ставить одну из примадонн российского телевидения в положение проигравшей, предпочли отдать большинство голосов Николаю Сванидзе, который, строго говоря, тогда вел не информационную, а аналитическую программу «Подробности». Впрочем, это не спасло их от необходимости сделать выбор: на следующий год в финале снова сошлись Сорокина и Миткова, и на этот раз ТЭФИ получила Сорокина.

Бывали и откровенные несправедливости. Несколько лет подряд академия отказывалась признать лучшей информационноаналитической программой «Неделю» Марианны Максимовской на канале РЕН ТВ, которая в действительности давно оставила позади всех своих конкурентов, у которых за гламурной картинкой и дорогими студийными декорациями скрывается полное отсутствие хотя бы попытки содержательного анализа событий в стране и мире.

В этом году «Неделя» получила, наконец, сразу три ТЭФИ — как лучшая программа в своем жанре, приз лучшему ведущему и лучшему репортеру. Но радость этих побед была, конечно же, омрачена тем, что в этом году в конкурсе не участвовал ни один из трех «больших каналов», а церемонию впервые не транслировали по телевидению.

Именно после провальной церемонии нынешнего года стало ясно: либо академия тихо скончается (или маргинализуется) вместе с премией ТЭФИ, либо надо возвращать в нее Первый канал, ВГТРК и НТВ. Условием же их возвращения стала замена Познера Швыдким. К маргинализации или добровольному демонстративному самоуничтожению большинство членов академии оказались не готовы. Поэтому Познера ушли.


×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.