Свобода слова.
Дорого.
Поддержи The New Times.

#Родное

#Суд и тюрьма

Дым Отечества

25.05.2009 | №20 от 25.05.09

Почему в России не борются с курением
Дым Отечества. Минул год, как Россия присоединилась к международной конвенции по борьбе с табаком. Но для того, чтобы она начала в нашей стране работать, не сделано ничего. The New Times попытался понять — почему

Начиная с 1987 года по инициативе Всемирной организации здравоохранения 31 мая проводится Всемирный день без табака. Этот день — напоминание о том, что эпидемия курения, охватившая мир в XX столетии, унесла жизни 100 млн человек. Если ничего не делать, в XXI столетии табак убьет не менее 1 млрд жителей земли. В развитых странах курение превратилось в одну из главных причин преждевременной смерти людей. Когда это было осознано, мировое сообщество забило тревогу и начало изыскивать меры борьбы с этим злом.

Особенная стать
На словах российские власти также проявляют беспокойство. Но факт остается фактом: табачный рынок в нашей стране «динамично развивается», число курильщиков растет, в первую очередь за счет подростков и молодых женщин. Доля курильщиков среди российских мужчин стабильно высока — 60–65%, а среди женщин она выросла с советских времен с 7–9% до 25–30%. Медицинский факт, что курение не просто вредная привычка, а разновидность наркотической зависимости, болезни, убивающей ежегодно не менее 400 тыс. российских граждан, в стране как следует и не осознан. Курение усугубляет и без того крайне тяжелую демографическую проблему, препятствует экономическому развитию. Ущерб складывается из затрат на лечение болезней, вызываемых курением, на ликвидацию последствий пожаров, следует также учитывать потери из-за снижения производительности труда, ранней инвалидности и смерти. Если помимо всего перечисленного принять во внимание, что 95% российского табачного рынка принадлежит транснациональным компаниям — British American Tobacco (BAT), Philip Morris International, Japan Tobacco International — и табачный лист в России в промышленных масштабах не выращивается, то есть меры против табакпрома не нанесут ущерба отечественным товаропроизводителям, возникает вопрос: почему в нашей стране до сих пор не приняты законы против табакокурения? Ведь такой опыт в мире есть, он отражен в Рамочной конвенции ВОЗ по борьбе против табака (РКБТ)

Всем миром
Подготовка Конвенции заняла пять лет, каждое ее положение согласовывалось на заседаниях межправительственной рабочей группы в Женеве. Итоговый текст был одобрен 21 мая 2003 года на Всемирной ассамблее ВОЗ всеми 192 государствами — членами организации, включая Россию. Это уникальный документ, который юридически обязывает страны, его подписавшие, привести национальное законодательство в части, касающейся производства, распространения и потребления табака, в соответствие с требованиями Конвенции. Важнейшие из них: повышение акцизов; защита людей от табачного дыма, запрет надписей: «с низким содержанием смол», «легкие», «мягкие»; обязательное нанесение на пачки предупреждающих надписей, занимающих не менее 30% основной поверхности; введение полного запрета на рекламу табака, борьба с любыми формами незаконной торговли табачными изделиями; запрет продажи табачных изделий несовершеннолетним; оказание помощи тем, кто решил отказаться от курения, и т.д.
Конвенция была открыта для подписания 16 июня 2003 года, но Россия на протяжении более четырех лет отказывалась визировать этот документ. Присоединилась она к Конвенции лишь год назад, в апреле 2008-го.

Регламентации не подлежит
За этим должно было последовать внесение изменений в российское законодательство. Исправлению подлежали как минимум Федеральный закон «Об ограничении курения», «О рекламе», Налоговый кодекс. Однако ничего такого не произошло, и в ближайшее время не планируется.
Закон «Об ограничении курения» в нынешней его версии правильнее называть «Законом о разрешении курения» — в нем перечислены общественные места, в которых курение запрещено, но с оговоркой, что запрет не распространяется на места, специально отведенные для этой цели. Что это за места и как они должны быть организованы, не оговаривается. Таким образом, директор школы может повесить рядом с учительской табличку «место для курения» и спокойно курить в коридоре вместе с учениками, не нарушая закона.
Закон «О рекламе» не запрещает рекламу табачных изделий, а лишь ограничивает ее, поэтому мужские, женские и подростковые журналы, метро и другие общественные места пестрят рекламой табака. Объем рынка рекламы табачной продукции в 2008 году, по данным Ассоциации коммуникативных агентств России (АКАР), составил 228,7 млрд рублей.
В Конвенции указано, что «…ценовые и налоговые меры являются эффективным и важным средством сокращения потребления табака различными группами населения, особенно молодежью». Есть и соответствующие международные рекомендации по акцизам — они должны составлять не менее 50% от стоимости пачки сигарет. В России же на настоящий момент акцизы на сигареты с фильт­ром — 150 руб. с 1000 штук плюс 6% стоимости, что составляет приблизительно 20%. В результате курево в России самое дешевое в Европе. Дешевизна и большое число торговых точек делают курево легкодоступным, в частности, и для детей, поскольку штрафы за продажу сигарет несовершеннолетним нич­тожны и практически не применяются.
Иными словами, положения РКБТ так до сих пор и не нашли отражения в отечественном законодательстве. Более того, в декабре 2008 г. был принят Федеральный закон «Технический регламент на табачную продукцию», прямо противоречащий РКТБ и действующему российскому законодательству. Пролоббирован он был табачными фабрикантами. Запрещенные принятой Россией Конвенцией надписи на пачках — «с низким содержанием смол», «легкие», «мягкие», техрегламент легализует. Более того, существует заключение Минздравсоц­развития России (письмо от 25.01.08 г. № В/37216-16-5) о противоречии техрегламента закону «О техническом регулировании», в п. 7 ст. 7 которого указывается, что «…технический регламент не может содержать требования к продукции, причиняющей вред жизни или здоровью граждан…» Таким образом, табачные изделия теперь вообще не подлежат техническому регулированию.

Нет дыма без огня
Следует признать, что производители табака выработали действенную стратегию защиты своей смертоносной индустрии в условиях постоянного внешнего давления. Признавая наличие проблем, вызванных курением, они стремятся к участию в обсуждении этих проб­лем, искусно «забалтывая» тему и склоняя законодателей к реализации заведомо неэффективных мер. Именно поэтому не могут не настораживать вскрывающиеся факты сотрудничества с представителями табачной промышленности некоторых российских депутатов, активно участвующих в формировании «табачного» законодательства.
Благодаря решению американского суда о раскрытии внутренних документов British American Tobacco стало известно о контактах сотрудников концерна с Ольгой Беклемищевой, которая в 1996–1999 годах занимала должность заместителя председателя Комитета Государственной думы РФ по охране здоровья. Цель контактов — «торпедирование» предложенного депутатом Н.Ф. Герасименко проекта закона «Об ограничении курения табака». Сотрудник «БАТ Россия» В. Аксенов в одном из опубликованных отчетов сообщал о своих встречах с О. Беклемищевой и данном ею обещании «убить» законопроект на ранней стадии. Закон был принят в 2001 году, но благодаря усилиям табачников из него были удалены наиболее эффективные нормы, содержавшиеся в проекте.
Одним из активных участников дискуссий по проблемам курения является Геннадий Кулик, занимавший в 2002–2007 годах должность председателя Комитета Государственной думы по аграрным вопросам, а в настоящее время — заместителя председателя Комитета Государственной думы по бюджету и налогам. Он был одним из инициа­торов проекта «технического регламента на табачную продукцию». Из рассекреченных документов BAT известно, что Геннадий Васильевич неоднократно принимал участие в мероприятиях и встречах, проводимых концерном.
Иван Саввиди, член Комитета Государственной думы по международным делам, — один из инициаторов «технического регламента» и смягчающих поправок в закон «Об ограничении курения табака», с 1993 года и до избрания в 2007-м депутатом занимал должность генерального директора компании «Донской табак».
Член Комитета Государственной думы по экономической политике и предпринимательству Владимир Мединский в ходе парламентских прений предлагал узаконить давно в мире признанные неэффективными меры по разделению общественных мест на зоны для курящих и некурящих, а в СМИ неоднократно высказывался против введения полного запрета на курение в общественных местах — действительно эффективного способа защиты прав некурящих. В 2006–2008 годах он был президентом «Российской ассоциации по связям с общественностью» (РАСО), объединяющей специалистов по PR, членами которой являются отделения таких компаний, как Philip Morris International, British American Tobacco и «Донской табак». На официальном сайте Philip Morris International не без гордости сообщается, что РАСО являлась получателем пожертвований этой компании.
Мы далеки от мысли усомниться в порядочности вышеперечисленных законодателей, но не можем не предположить наличие у них по меньшей мере конфликта интересов при рассмотрении антитабачного законодательства. Между тем одно из важнейших положений Рамочной конвенции заключается в том, что «стороны действуют таким образом, чтобы защитить свою политику от воздействия коммерческих и других корпоративных интересов табачной промышленности…»

По данным Международного объединения журналистов-расследователей
(International Consortium of Investigative Journalists), полученным в рамках исследования «Подпольный табак» (Tobacco Underground), через Калининградскую область в Европу ежегодно поставляется контрабандой более 24 млрд сигарет, что составляет 7% всего европейского легального импорта.

к.м.н., доцент, руководитель Ассоциации «Здоровые регионы»
Тверь

×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.