Свобода слова.
Дорого.
Поддержи The New Times.

#Картина мира

#Суд и тюрьма

Иран: «Зато мы делаем ракеты...»

25.05.2009 | №20 от 25.05.09

Запуск ракеты «Седжил-2» комментируют политолог и ракетчик

Иран вышел на траекторию. За три недели до выборов один из кандидатов и нынешний президент страны Махмуд Ахмадинежад сделал своей стране и миру подарок: Иран запустил ракету «Седжил-2» с дальностью полета 2–2,5 тыс. км. Такая ракета способна поразить цели в Израиле, Греции, Турции и на юге России. The New Times обратился за разъяснениями к специалистам

Комментарий политолога

президент Института стратегических оценок
Александр Коновалов


Разработки ракеты средней дальности, способной поражать цели на расстоянии более 2000 километров, шли в Иране давно. Так что появление такой ракеты большой неожиданностью не является. Новость — это та демонстративность, с которой Иран заявил о запуске «Седжил-2» (в переводе с арабского — «обожженная глина»): ровно в тот момент, когда США ищут мирные пути решения проблемы иранской ядерной программы, в том числе и сдерживая Израиль от возможных радикальных шагов против Тегерана.
В планы новой американской администрации пока не входит проведение наземной операции на территории Ирана или нанесение воздушного удара по объектам его ядерной инфраструктуры. Это стало ясно еще в марте, когда президент Барак Обама в видеопослании поздравил иранский народ с наступающим исламским Новым годом, а руководству Ирана предложил начать работу с «чистого листа». 18 мая, правда, стало понятно, что временной карт-бланш для Ирана не так велик. На встрече Обамы с премьер-министром Израиля Биньямином Нетаньяху израильскому премьеру удалось заручиться обещанием американского президента, что на поиски политического решения проблемы Ирану должен быть предоставлен конечный и достаточно ограниченный временной интервал. Обама пообещал, что до конца 2009 года будет искать дипломатические пути воздействия на Иран и постарается убедить Тегеран остановить ядерную программу мирными методами. Чуть позже, 20 мая, стало известно, что США и Израиль создают рабочую группу по иранскому вопросу. Что последует, если Обаме не удастся убедить Тегеран отказаться от продолжения ядерной программы? Новые санкции? Военная операция?
По оценкам спецслужб Израиля, к концу года у Ирана уже вполне может появиться первое ядерное оружие. Ракета средней дальности, как «Седжил-2», вполне в состоянии накрыть Израиль. Если речь идет об обычной боеголовке, то к этому Израилю не привыкать, но если ракета будет нести ядерный заряд, то это станет для страны национальной катастрофой.
Если же речь пойдет о двух, трех, четырех ядерных боеголовках, то встанет вопрос о существовании Израиля как государства.
Эти проблемы, впрочем, не отменяют того факта, что сейчас у американцев нет ни одного свободного морпеха для проведения операции на территории Ирана. Махмуд Ахмадинежад это понимает, и его слова о запуске «Седжил-2» — это и намек американцам: «Вы можете принять и подписать тысячу бумаг и деклараций, но все они для нас не будут ничего значить». Наземной операции на территории Ирана не предвидится, а одним воздушным ударом режиму Ахмадинежада нельзя нанести сколько-нибудь серьезного ущерба. Мало того, у Тегерана всегда будет возможность ответить. Например, перекрыть Ормузский пролив, соединяющий Оманский и Персидский заливы и являющийся единственным морским путем, позволяющим экспортировать арабские газ и нефть в третьи страны, включая США.

Материал подготовил Илья Барабанов

Комментарий ракетчика

профессор МАИ
Юрий Чудецкий — Евгении Альбац


Насколько серьезную ракету запустили иранцы?
Это серьезная ракета. Это ракета среднего радиуса действия. У нас и в США эти ракеты согласно договору были уничтожены, но когда были, то каждая несла минимум по три боеголовки.

Все информационные агентства особо подчеркивают, что эта ракета — на твердом топливе. Почему это так важно?

Потому что всем интересно, кто им помог сделать такую ракету. Предыдущая — серии «Шахаб» — была на жидком топливе.

И кто помог?

Тут стоит вспомнить историю вопроса. Двадцать с лишним лет назад, когда Иран воевал с Ираком,¹ они обменивались залпами ракет. Об этом писали советские газеты. А я как раз по делам летел спецрейсом в днепропетровское КБ «Южное», где — теперь это уже не секрет — разрабатывались наши стратегические ракеты среднего класса на жидком топливе. Летел с главным конструктором КБ Владимиром Федоровичем Уткиным. Спрашиваю его: «Какими ракетами эти ребята обстреливают друг друга?» Уткин говорит: «Иран, естественно, американскими, а Ирак — нашими». Тогда я ему дал газету, где было написано, что Иран и Ирак обстреливают друг друга ракетами советского производства конструктора Уткина. Это были жидкостные ракеты. А американцы разрабатывали твердотопливные (у них на вооружении стоит, например, ракета МХ) и никогда никому свои ракеты не продавали.

А у нас ракет на твердом топливе не было?

Над ними тоже работали — в КБ Надирадзе.² Когда министром обороны был Устинов, стали делать ракеты для подвод­ных лодок на твердом топливе, но они по всем своим параметрам уступали жидкостным ракетам. И нынешние наши — «Тополь-М», «Булава», которую никак не могут доработать и она все падает, — тоже твердо­топливные.
В интервью иранскому информационному агентству президент Ахмадинежад особо подчеркнул, что поскольку ракеты типа «Седжил-2» летают на твердом топливе, то они более мобильны и могут поражать цели на дальнем расстоянии. Странно, когда президент страны говорит о таких технических тонкостях. Значит, преследует какую-то политическую задачу. Какую?
Твердое топливо можно закладывать в меньшие контейнеры и благодаря этому запус­кать ракеты с мобильного старта. То есть запускать их из места, которое заранее неизвестно. Что якобы важно при нанесении первого удара. Но вот американцы эти мобильные старты не применяют. Почему? Потому что нынешние средства разведки позволяют определить спичечный коробок и, во-вторых, ракеты — это все-таки тяжелые штуковины. Вот тот же «Тополь-М» — это по брусчатке Красной площади он хорошо проходит, а по бездорожью? Наконец, мобильные старты — они уязвимы. Те ракеты, что стоят в укрепленных шахтах, — чтобы их вырвать в первом ударе, нужно попасть практически в шахту. На каждую шахту назначается по две-три боеголовки, которые идут одна за другой. Если первая промахнулась, поднимается облако пыли, в котором две остальные боеголовки сами себя уничтожают. Это я все к тому, что мобильные старты, которыми хвастается Ахмадинежад, значительно менее надежны, чем шахты. Вот я и размышляю: кто же помог иранцам сделать эти ракеты?

А сами не могли?

Не могли. Скажем, наши «Скады», которые использовались в войне Ирана и Ирака, помогли модернизировать немцы из ФРГ, это известно. Они увеличили дальность и полезную нагрузку. Кто помогал Ирану? Сначала, думаю, мы, потом Северная Корея, потом Китай.

Китай?

Если ракета действительно твердотопливная, то, скорее всего, Китай. Ну не американцы же? У китайцев такие ракеты есть. А среднее звено китайских специалистов — это все люди, которые учились в США…

О том, что наши специалисты в середине 90-х работали в Иране, — известно. А что, и в Северной Корее — тоже?

По слухам — да. Иначе непонятно, как к северным корейцам попала наша жидкостная ракета разработки КБ Макеева.³

А Северная Корея продала ракету Ирану?
Похоже. Данные фотосъемки показывают, что это была именно макеевская ракета — у нее другая форма, чем у твердотопливной.

Иранцы на нее посмотрели, разобрали и — что узнали?
Технологию. Технологию двигателей, топлива, наведения и прочего. Все. И Иран шел по пути разработки и усовершенствования именно жидкостных ракет. 15 лет шел. Поэтому меня так и удивляет, что сейчас у них вдруг образовалась твердотопливная ракета. Что они — две системы делали параллельно? Вряд ли. У них таких ресурсов нет. Не говоря уже о том, что твердотопливные ракеты значительно труднее в управлении — это создает сложности для специалистов в разных странах. Наша «Булава» тому пример. Поэтому, кстати, и американцы на своих ракетах — МХ, «Трайдент» — последнюю ступень делают все-таки на жидком топливе…

То есть вы полагаете, что иранцы — блефуют? Но ведь это уже второй запуск «Седжил», первый был еще в ноябре…

По той информации, что идет в СМИ, понять трудно. Для того чтобы определить, что это твердотопливная ракета, надо знать выброс продуктов сгорания. Это можно сделать дистанционно — на основе анализа траектории и измерения излучения, которое идет от продуктов сгорания. Американцы это делать умеют. Но я не видел подтверждений, что это была ракета на твердом топливе. Пока все, что есть, — это слова самих иранцев.
Вот в заявлении Пентагона сказано, что они подтверждают, что испытание ракеты прошло успешно, что ракета имеет дальность 2–2,5 тысячи км. Что это за точность? Если американцы замерили, то должны были бы дать более точные цифры. Дальше читаем: Пентагон не смог подтвердить, поразила ли ракета намеченную цель. Что это означает? Что ракета сгорела в плотных слоях атмосферы или они ее потеряли? Специалист сразу же на этом спотыкается. Ведь иранцы могли специально свою ракету подорвать, чтобы наблюдатели не могли определить, что они все-таки запустили. И какая ракета у них в действительности имеется. Ведь такая ракета входит в плотные слои атмосферы на высоте 80 км со скоростью более 3000 мет­ров в секунду. Температура за ударной волной будет 2,5–3 тыс. градусов Кельвина. Все материалы начинают уноситься, то есть сгорают. В результате меняется форма ракеты. И только введение новых материалов защиты позволяет предотвратить разрушение головной части ракеты. Вопрос: у иранцев есть эти средства или нет? Если есть, то круг вероятного отклонения от цели — 100–150 метров, а если нет — километры. Соответственно и угроза от этих ракет — разная, и средства защиты от нее стран, которые оказываются в поле досягаемости «Седжил», — тоже.

Но ведь есть съемка старта ракеты? По ней нельзя определить тип ракеты?

Можно определить размер ракеты, тягу…

Все-таки, а какой смысл Ахмадинежаду блефовать?

В современной ядерной войне, для того чтобы успешно зафиксировать факт нападения и, соответственно, вовремя ответить, надо зафиксировать факт запуска. Запуск определяется по выхлопам. У жидкостных ракет он один, у твердотопливных — другой. На этом построены все современные системы слежения. Есть задача: ввести в заблуждение вероятного противника. Вот и вводят.

Сколько боевых ядерных зарядов может нести ракета типа «Седжил»?

У иранцев еще нет ядерного заряда. А если сделают — могут поставить килограммов 300. Это 100 Хиросим.


1 Война длилась 8 лет — с сентября 1980-го по август 1988 года.
2 В конструкторском бюро Александра Надирадзе был разработан ракетный комплекс «Пионер», который в 1976 году был принят на вооружение.
3 Конструкторское бюро академика Виктора Макеева (он умер в 1985 году, и КБ ныне носит его имя) было головным предприятием по разработке советс­ких стратегических комплексов с балли­с­тическими ракетами дальнего действия для подводных лодок.


×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.