Свобода слова.
Дорого.
Поддержи The New Times.

#Главное

Площадь мучеников

31.01.2011 | № 03 (198) от 31 января 2011 года


12_315.jpg
Демонстранты в центре тунисской столицы требуют немедленной отставки всех соратников свергнутого президента Бен Али

Репортаж с площади мучеников. Ни один город в Тунисе не пострадал так сильно от полицейских репрессий во время январских массовых протестов, как Кассерин — город на границе с Алжиром. От полицейских пуль за три дня манифестаций там погибли 16 человек. Но именно молодые, по большей части, люди Кассерина дали старт революции, которая свергла многолетнюю диктатуру. Как это было — на месте узнавал The New Times

Что видно сегодня из Кассерина при взгляде на столицу — Тунис? Острое желание выдавить соратников свергнутого президента Бен Али из правительственного аппарата — да. Но что еще? Кто осуществит правосудие над преступлениями прежнего режима? А ведь это и есть главный тест для нового Туниса, считают в Кассерине. «Не может быть такого, чтобы в людей стреляли за то, что они бросают камни! Это не может пройти незамеченным! — убеждал автора Адел Баккари, сотрудник местного магистрата. — Дело должны исследовать честные судьи, кто-то должен понести ответственность».

Забытый город

Кассерин, находящийся на самой границе с Алжиром, уже давно чувствует себя забытым. И дело не только в январской драме. В свое время благоприятная экономическая ситуация в стране во многом сложилась благодаря реформам президента Бен Али, либерализовавшего торговлю и туризм. Но в Кассерине плодов реформ практически не видно. Даже заасфальтированные улицы города изрыты ямами и выбоинами, большинство домов — в ужасающем состоянии. Единственный промышленный объект в городе — бумажная фабрика. Среди молодежи непросто найти тех, у кого есть работа. Как и в других регионах Туниса, в Кассерине яростные протесты вспыхнули поначалу из-за царящей безработицы.

Human Rights Watch обнаружила муниципальные и медицинские документы, подтверждающие гибель 16 человек во время массовых протестов. Десятки других, попавших под полицейский обстрел, получили ранения. Иностранные журналисты уже нарекли события в Тунисе «жасминовой революцией». Но в Кассерине жасмином не пахнет — только слезоточивым газом и порохом.

«Это Кассерин!»

Среди погибших — 17-летний Мохаммед Амин Мбарки, сын механика. Вечером 8 января он сказал отцу, что идет на встречу со своей девушкой. На самом же деле, как рассказал его друг Хамза Мансури, молодой человек направился прямиком на демонстрацию протеста, которая проходила в те часы на главной площади беднейшего района Кассерина — Зехуры. Сотни юношей собрались здесь, громко требуя остановить безработицу и «поставить Бен Али к стенке». Все произошло неожиданно. Как рассказывает Мансури, они с Мохаммедом Амином стояли рядом, в какой-то момент переглянулись, а в следующее мгновение голову его друга пронзила пуля. Мансури попытался найти скорую, в то время как другие пошли искать отца Мохаммеда, чтобы рассказать о случившемся. «Мы все были в шоке», — делится своими чувствами Мансури, статный молодой человек, занимающийся торговлей. Он говорит, что его друга подстрелил полицейский снайпер: «Откуда они (снайперы) взялись здесь? Их никогда здесь раньше не было!»

12-1.jpg
Этого молодого человека полицейские застрелили 10 января в Сиди-Бузиде

Жители района Зехур назвали место, где погиб Мохаммед Амин, «площадью мучеников». Здешние молодые люди наперебой суют автору свои мобильные телефоны, на которые они засняли хаос и жестокость полиции. На одном из видео — сцена в реанимационном отделении больницы: молодой человек лежит с раздробленной головой, а все вокруг кричат: «Это Кассерин!»

Катафалк под пулями

На следующий день после гибели Мохаммеда Амина сквозь «площадь мучеников» прошла похоронная процессия. И вновь людей поливал слезоточивый газ, и снова из-за всех углов стреляли снайперы. Тогда катафалк с телом Мбарки повернул назад, чтобы доехать до кладбища другим путем. В это время Мансури — он был здесь — заметил буквально в ста метрах от себя хрупкую девочку, 16-летнюю Афаф Доуди, которая была ранена в ногу. Ее нужно было срочно везти в больницу. Единственным свободным такси оказалось то, в котором везли еще одного убитого. По словам Мансури, во время похорон как минимум один человек был убит, а всего в тот день погибло не менее пяти человек.

Афаф Доуди оказалась студенткой. Она рассказала, что не участвовала в демонстрации, а просто навещала подругу и остановилась на площади, чтобы поздороваться со знакомым. Пуля раздробила ей тазобедренную кость. По дороге в больницу, сказала она, их такси остановили полицейские на блокпосту. Пропустили только после того, как им показали мертвеца на заднем сиденье.

12-2.jpg
Житель Кассерина с портретом убитого Мохаммеда Амина Мбарки: «Мы этого не простим!»

10 января, через два дня после гибели друга, Мансури снова пришел на «площадь мучеников» — здесь шла очередная демонстрация. Его ранили в левое плечо: пуля прошла близко к шее. «Я бы протестовал всю оставшуюся жизнь», — говорит он.

В тот же вечер полиция и снайперы вдруг исчезли из города. Разъяренные жители Кассерина подожгли несколько административных зданий…

Правосудие — сейчас!

Одна из самых непостижимых загадок тунисского восстания: чем больше снайперы стреляли в людей, тем целеустремленнее становились люди. А власти полагали, что пули остановят до этого покорный народ. Но они недооценили Кассерин — это раньше город идентифицировал себя как жертву. А сегодня он считает себя очагом свободы. И его жители хотят правосудия, а не «жасминов».

Сала Бен Наср Мбарки, отец убитого мальчика, сказал автору, что пока никто из чиновников не занимается делом об убийстве его сына. А он хочет полного расследования, несмотря даже на то, что у него нет денег на адвоката.

Афаф Доуди, прикованная к дивану на время лечения, смотрит на ситуацию со скепсисом: «До того, что происходит в Кассерине, никому нет дела».

12-3.jpg
Молодежь из Сиди-Бузида у резиденции премьера в Тунисе: «Убийц — к ответу!»

Мансури с презрением говорит о далекой столице Тунисе: «Там они (новые власти) говорят только о политике, а не об убийствах. Как будто они захватили власть во время веселой вечеринки. — И добавляет: — Воры должны быть изгнаны, а власти должны немедленно заняться расследованием убийств».

Мансури прав. Если Тунис действительно хочет двигаться вперед как государство, где царствует закон и соблюдаются права человека, то переходные власти просто обязаны как можно быстрее найти и наказать ответственных за гибель людей: как тех, кто отдавал приказы на убийства, так и тех, кто их исполнял. В противном случае разочарование и отчаяние Кассерина перейдут в цинизм и горькое чувство мести. И как следствие — в новое насилие.




×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.