Свобода слова.
Дорого.
Поддержи The New Times.

#Column

#Нефть

От распродажи до ликвидации

01.02.2011 | № 03 (198) от 31 января 2011 года


Осенью прошлого года российское правительство объявило, что готово начать масштабную приватизацию наиболее привлекательных государственных активов. Речь идет о продаже казенной доли в госбанках, нефтяных и энергетических компаниях, аэропортах и других инфраструктурных объектах. Подготовительная работа по ее проведению, судя по рассказам чиновников правительства, идет полным ходом. Ожидается, что весной трехлетний план будет утвержден на самом высоком уровне, а первые сделки могут состояться уже в конце лета.

Товар проходит предпродажную подготовку. Но каких купцов ждут в российском Белом доме? На мой взгляд, есть существенный риск, что ход и, главное, результаты этой приватизации могут оказаться совсем не теми, на которые рассчитывают правые экономисты и аналитики. Сама постановка вопроса об отказе государства от этих активов выглядит чрезвычайно двойственно. А публичная риторика высших чиновников вполне может оказаться дымовой завесой, скрывающей истинные мотивы очередной приватизационной волны.

С одной стороны, все выглядит очень логично. Бюджет дефицитный, а значит, лишние доходы (приватизация принесет от двух до трех триллионов рублей) пригодятся правительству. Активы управляются неэффективно, и заинтересованные собственники точно смогут справиться с этим лучше, чем Счетная палата или прокуратура. Есть надежда, что основную часть активов продадут крупным иностранным компаниям, которые придут в Россию не только с деньгами, но и с технологиями. В одном флаконе оказываются и деньги, и новые стандарты управления и модернизация.
 

Настоящими выгодополучателями этой распродажи станут совсем другие люди. На их роль лучше всего подходят действующие менеджеры госкомпаний


Но с другой стороны, все не совсем так. Бюджетный дефицит при ценах на нефть около $100 за баррель может оказаться мизерным, а значит, деньги нужны не так остро, как считалось в прошлом году. Правительство продолжает утверждать различные отраслевые и территориальные стратегии и доктрины, участие в которых для большинства приватизируемых компаний фактически обязательно. Список стратегических отраслей не сокращен, проблемы инвесторов по-прежнему решаются не в судах, а в кабинетах Дома правительства и Кремля.

Получается, что реальный портрет инвестора, которого не смутят все эти обременения и риски, может быть очень далек от глянцевых миражей. И настоящими выгодополучателями этой распродажи станут совсем другие люди. На их роль лучше всего подходят действующие менеджеры госкомпаний и их партнеры из псевдочастного сектора, госбанков и иных околоказенных финансовых институтов.

Они давно приняли правила игры и умеют получать выгоду от взаимодействия с властями. Они не станут конвертировать свои активы в публичный политический капитал. Они комфортны для правительства, а правительство чрезвычайно комфортно для них: в режиме симбиоза они вместе движутся вперед минимум уже лет пять. Есть и общая ценностная база: прагматизм, единство интересов, даже семейные связи. Есть и деньги, на которые будет осуществлена такая скупка.

За последние два года госбанки получили от государства и граждан огромное, даже избыточное количество ликвидности. И они с удовольствием прокредитуют хорошие покупки проверенных и давно знакомых людей и структур. А может, и сами поучаствуют в покупке активов реального сектора. А потом, при продаже собственных акций, сами получат в собственность более дорогостоящие активы.




×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.