Свобода слова.
Дорого.
Поддержи The New Times.

#Горячее

#Суд и тюрьма

Мурат Зязиков: предложено выжить

03.11.2008 | Барабанов Илья | № 44 от 03 ноября 2008 года

Мурат Зязиков больше не президент Ингушетии. Дмитрий Медведев принял отставку самого беспомощного из всех глав регионов. В причинах кадровой перестановки и будущем воюющей республики разбирался The New Times

Пускай живет. Так и скажи ему, что мне приказано не выпускать его. А что приказано, то свято» — этой цитатой из «Хаджи-Мурата» Льва Толстого можно лаконично описать все то, что последние месяцы происходило в Ингушетии. Кремль приказывал жить, полпредство по Южному федеральному округу транслировало в Магас:  приказано не выпускать, а номинальный президент Зязиков понимал, что приказ свят. Пусть даже это понимание соседствовало с другим ощущением: чем дольше президент Ингушетии занимал свой пост, тем ближе был его финал. И хорошо если карьерный, а не жизненный.

Непроизвольная отставка

Мурату Зязикову дали уйти. Формально заявление он написал сам. Добровольно решил не продолжать свой трудовой путь в Ингушетии, а перебраться в Москву. Решение логичное и объяснимое. Проиграв аппаратную битву Рамзану Кадырову, экс-президент Чечни Алу Алханов тоже отлично понимал, что останься он на Кавказе — жизнь его будет не самой долгой и счастливой. Потому и предпочел в итоге Чечне спокойное место заместителя министра юстиции. Зязикову, скорее всего, подберут что-то подобное. Источники прочат ему работу в администрации президента.

Финал затянувшейся ингушской драмы сенсационен и предсказуем одновременно. С одной стороны, неспособность Мурата Зязикова контролировать один из самых маленьких российских регионов была очевидна давным-давно и всем, включая руководство страны. После парламентских выборов, когда в декабре 2007 года за «Единую Россию» проголосовало чуть ли не 100% населения республики, в Ингушетии начался сбор подписей тех, кто на самом деле участия в голосовании не принимал. Организаторам акции удалось собрать почти 80 тыс. — почти 50% всех проживающих в республике избирателей. Еще раньше, летом 2007 года, по республике прокатилась волна терактов. Главными целями террористов были сотрудники силовых органов и русскоязычное население Ингушетии. Справиться с волной насилия Зязиков также не смог, и в Ингушетию пришлось вводить дополнительные войска. Руководимая Зязиковым республика в какой-то момент стала чуть ли не единственным, за исключением Москвы, регионом, где появилась серьезная оппозиция, выступления которой приходилось подавлять ОМОНом. Наконец, апогеем беспредела по-ингушски стало убийство 31 августа владельца оппозиционного интернетпортала «Ингушетия.ру» Магомеда Евлоева. По официальной версии, Евлоев погиб из-за «непроизвольного выстрела в висок». Этот выстрел совершил один из охранников министра внутренних дел Ингушетии Мусы Медова, после того как Евлоев был задержан в аэропорту Назрани, куда прилетел одним бортом с Муратом Зязиковым.

Обратный рейс

После этого убийства судьба Зязикова была предрешена. (Хотя некоторые собеседники The New Times на Старой площади без тени иронии рассказывали о том, что Евлоев был американским шпионом и убит также по заказу раскрутивших его американцев, желавших дестабилизировать ситуацию на Северном Кавказе в разгар конфликта в Южной Осетии.) Боялись только уронить «престиж власти». Признавая необходимость замены Зязикова, кремлевские чиновники говорили о том, что убрать его — значит уступить общественному давлению. А уступить требованиям общества, в понимании Кремля, значит продемонстрировать свою слабость. Так что Зязикова собирались держать до последнего. Несмотря даже на то, что и ему, и министру Медову родственники убитого Евлоева пригрозили кровной местью. Сразу после гибели Магомеда Евлоева был убит двоюродный брат ингушского лидера Бекхан Зязиков. Буквально на прошлой неделе были совершены покушения на сотрудника ГИБДД Закре Зязикова и замминистра экономики республики Арсамака Зязикова — также членов семьи президента Ингушетии.

Но давление давлением и общественность общественностью, а это совсем две разные вещи: назначить нового президента в связи с добровольной отставкой предшественника или дождаться, что угрозу приведут-таки в исполнение и направлять камикадзе на освободившийся пост. И рокировка всетаки случилась. Хотя источники The New Times утверждают: точку в ингушском противостоянии Дмитрий Медведев решил поставить только 29 октября, после встречи с премьером Владимиром Путиным. В Назрани же, несмотря на все слова Зязикова о добровольном уходе, к такому повороту событий были не готовы: в пятницу, 31 октября, из Москвы в Ингушетию по приглашению администрации Зязикова в очередной пресс-тур должна была вылететь группа журналистов. Новым президентом Ингушетии стал Юнус-бек Евкуров.

Неизвестный, но уважаемый

Назначением Евкурова Кремль показал, что уступать оппозиции, требовавшей возвращения на президентский пост Руслана Аушева, никто не будет. Но при этом в сторону оппозиции был сделан и определенный реверанс. В конце концов та самая оппозиционная «Ингушетия.ру» в декабре 2007 года, сообщая о свадьбе Евкурова, писала: «Юнус-бек Евкуров в 1999 году возглавлял подразделение российских десантников, которое вошло в Косово и заняло международный аэропорт, опередив миротворческие силы других государств. Эта операция вошла в историю ВДВ России как одна из самых успешных миротворческих акций. Надо отметить, что звание Героя России Евкуров заслужил, в отличие от тех, кто пытается заполучить это звание всеми правдами и неправдами, подкупая чиновников и используя личные связи».

Таким образом, руководство Ингушетией доверено человеку, во-первых, не известному широкой политической общественности, вовторых, популярному и уважаемому в самой республике, в-третьих, из военных кругов. Еще один плюс Евкурова — в последнее время он занимал должность замначальника штаба Приволжско-Уральского военного округа, а значит, в ингушских политических дрязгах участия не принимал и как минимум первое время сможет, не вызывая ничьего отторжения, руководить с позиций нейтрального, но своего (Евкуров ингуш, хоть и родился в Северной Осетии). Что для такого региона, как Ингушетия, чрезвычайно важно. Поддержать назначение успела уже даже главный редактор «Ингушетии.ру» Роза Мальсагова, попросившая недавно политического убежища во Франции.

Новый президент Ингушетии уже утвержден на своем посту. При этом большинство собеседников The New Times как в администрации российского президента, так и в Ингушетии считают, что Евкурову, не являющемуся профессиональным политиком, отведена лишь временная роль «пожарника», антикризисного управляющего, компромиссной фигуры. После стабилизации ситуации Кремль вновь задумается о том, кому править самой маленькой и самой неспокойной кавказской республикой. И править ли ею вообще кому-то или реализовать в рамках программы укрупнения регионов давнюю мечту Рамзана Кадырова о воссоздании Чечено-Ингушской АССР.


×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.