Свобода слова.
Дорого.
Поддержи The New Times.

#Главное

#Суд и тюрьма

«Олигархи — люди, а не структуры»

03.11.2008 | Докучаев Дмитрий , Крылов Дмитрий | № 44 от 03 ноября 2008 года

Экономист Яков Паппэ — The New Times

Диапазон угроз империям олигархов, о которых говорят аналитики, весьма широк: от мощного падения прибылей до национализации активов. Какие из этих угроз реальные, а какие мнимые — об этом The New Times рассказал специалист по проблемам крупного бизнеса, доктор экономических наук Яков Паппэ

Большинство олигархических империй строится на торговле углеводородами. Между тем нефть резко подешевела. Означает ли это, что некоторые из этих империй ожидает коллапс или речь идет лишь о снижении прибылей?

Олигархических империй, построенных на углеводородах, сейчас всего четыре. Это частные ЛУКОЙЛ и «Сургутнефтегаз», государственные «Газпром» с «Роснефтью». Значительно больше групп металлургических: «Северсталь», НЛМК, «Евраз», «Интеррос», «Базовый элемент» и другие. Наконец, уже давно есть несырьевые империи, к примеру, «Альфа-Групп» или АФК «Система». Конечно, прибыли упадут у всех. Но, скажем, те же металлурги уже не раз проходили снижение цен, пройдут и сейчас. Полагаю, что переживут это и нефтяники, если, конечно, цены на «черное золото» не упадут невообразимо низко. Но для наших олигархических структур главную угрозу представляет вовсе не падение цен на сырье.

С паршивой овцы

А что же тогда является главной угрозой?

Их закредитованность. Почти все наши крупные структуры, как частные, так и государственные,  за последние годы получили большие кредиты на Западе. А кредиты даются не просто так, а под залог. Частично эти залоги представляют собой пакеты акций самих российских компаний-заемщиков. То есть если наши компании не смогут выполнить условия кредита, то кредитор формально имеет право забрать эти пакеты и либо оставить их в своей собственности, либо продать. И подобные события уже произошли: Олегу Дерипаске пришлось расстаться с акциями двух иностранных компаний — канадской Magna и немецкой Hochtief.

Может ли сложиться ситуация, при которой крупные пакеты ведущих российских компаний окажутся у иностранцев?

На этот вопрос вряд ли вам кто-то ответит точно, кроме их владельцев или высших менеджеров. Дело в том, что никто, кроме них, не знает точных условий кредитных соглашений, какие именно пакеты акций заложены, насколько доверительны отношения наших олигархов с иностранными банками. И уж точно никто в России не знает, каково нынешнее состояние самих иностранных банков, которые выступали кредиторами наших компаний. Если у них состояние более или менее терпимое, то они будут ждать, пока наши должники начнут им возвращать кредиты. Потому что только сумасшедший будет продавать заложенные акции в тот момент, когда они резко упали в цене и от продажи залога выручить можно очень мало. Но если у банков положение критическое и деньги им нужны срочно, то они могут начать продавать пакеты даже в неблагоприятных условиях. Чтобы получить хоть какие-то деньги: по принципу «с паршивой овцы хоть шерсти клок».

Кому пакеты?

Но ведь во взаимоотношениях «кредитор– заемщик» появилась еще одна сторона — российское государство. Власти уже заявили, что они будут помогать тем компаниям, которые оказываются в сложной ситуации с точки зрения выплат внешнего долга. Наверное, олигархи могут рассчитывать на эту помощь?

Хотелось бы верить, что могут. На мой взгляд, такое решение было бы абсолютно правильным, потому что государство совсем не заинтересовано в том, чтобы контрольные или блокирующие пакеты многих российских компаний перешли в руки западных инвесторов, стратегических или портфельных. Ведь с нашими крупными предпринимателями — олигархами, магнатами, называйте их как хотите — государство уже выстроило свои отношения и понимает, как с ними работать независимо от того, нравится это кому-то или нет. А как будет происходить взаимодействие с потенциальными зарубежными собственниками и окажутся ли те достаточно эффективными — это еще большой вопрос.

А согласятся ли на помощь государства сами олигархи, понимая, что их пакеты акций в результате могут достаться не зарубежному банку, а родному государству?

Думаю, что согласятся, если не смогут решить проблему долговых выплат сами. Другой вопрос, что будет делать потом государство с акциями, которые окажутся у него в залоге. Будет ли оно дожидаться, пока компании и их собственники-олигархи отдадут долги, продаст ли оно эти акции или попросту проведет национализацию? Трудно прогнозировать. Лично я считаю, что оптимальным решением было бы дождаться, пока должник расплатится, и вернуть залог. Худший вариант — национализация, потому что в результате мы будем иметь расширение госсектора в тех отраслях, где это совершенно не нужно никому, включая саму власть.

Направо и налево

В последнее время «олигархическая семья» расширилась: в нее вошли компании, созданные государством, в том числе госкорпорации...

Во-первых, олигархи — люди, а не структуры. Во-вторых, это люди, которые чего-то стоят сами по себе, владеют собственностью, имеют персональную историю успеха и не могут быть лишены должности и влияния по воле государства. Поэтому руководителей госкомпаний, даже таких, как Миллер («Газпром»), Богданчиков («Роснефть») или Чемезов («Ростехнологии »), мне трудно считать олигархами. Да, существуют крупные государственные структуры, которые играют ключевую роль в экономике страны и возглавляются доверенными людьми государства, что делает последних супервлиятельными. Но кажется, я их всех только что перечислил. Остальные госкомпании и госкорпорации — «Росатом», ОАК, ОСК, «Вертолеты России» и другие — являются не столпами экономики, а формой антикризисного управления соответствующими отраслями.

Но могут ли эти госкомпании и госкорпорации выиграть в нынешней ситуации от того, что главным финансовым донором в период кризиса является государство?

«Газпром» и так наше все. И расширяться ему уже просто некуда. «Роснефть» усилиться не может, потому что для нее падение цен на нефть не компенсируется никакой государственной поддержкой. «Ростехнологии» и «Росатом» выступают со все новыми инициативами, но я пока не вижу, чтобы государство приоритетно финансировало именно их. Но самая серьезная опасность для российской экономики сейчас заключается в другом. Власть может начать тратить деньги направо и налево и поддерживать всех, кто попросит о помощи. Это будет очень плохо: в результате быстро растратятся резервы, которые пока имеются в наличии, и раскрутится спираль инфляции. Но пока ничего подобного не происходит. Государство стремится тратить деньги осторожно и аккуратно, если смотреть по факту того, что дали, а не слушать по телевизору о том, что обещали. Хочется надеяться, что так будет и впредь.


×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.