Свобода слова.
Дорого.
Поддержи The New Times.

#Главное

#Суд и тюрьма

«Произойдет мягкая национализация»

03.11.2008 | Колесников Андрей , Шорина Ольга | № 44 от 03 ноября 2008 года

Игорь Юргенс — The New Times

Кому придется труднее во время и после кризиса — бюджетнику или олигарху? Грядет ли большой передел собственности и не закончится ли он национализацией наиболее привлекательных активов? На эти вопросы отвечает Игорь Юргенс, председатель правления Института современного развития — «мозгового центра», призванного формулировать повестку модернизации страны

Как скажется кризис на разных слоях населения?

Наиболее уязвимые слои населения оказываются в безопасности благодаря решению о гарантировании вкладов граждан. Гарантии по банковским вкладам на 700 тысяч рублей покрывают 90% вкладчиков. Оставшиеся 10% — это вклады людей, которые заработали миллион и больше. А они знают, что делать с деньгами и вообще как выкручиваться в этой жизни. Денег, которые есть у государства, хватает на два года самого тяжелого кризиса, который таковым, я надеюсь, не будет. Малый бизнес находит фантастические способы адаптации к кризису. Я знаю, что риелторы в регионах начали расплачиваться квартирами, поскольку у них наличности нет. И сразу вспомнил, что в 98-м году, когда я работал во Всероссийском союзе страховщиков, к нам поступала информация о том, что люди мешками носят друг другу деньги, чтобы не потерять клиентов. В этом смысле адаптация россиян к такого рода событиям намного выше, чем на Западе, потому что мы и 98-й помним, и вообще исторически никогда так долго, как в последние годы, шикарно не жили. Не думаю, что будут большие сложности у среднего класса. А для высшего среднего класса кризис будет иметь оздоравливающее влияние. Во всяком случае, возможно, его представители перестанут бряцать всем своим добром от «мерседеса» до «бентли» и приведут свое поведение в соответствие с тем, какое место мы занимаем в мире. А что касается самых верхних групп, их выживаемость будет зависеть от целого ряда обстоятельств, которые находятся за пределами моего знания и понимания. Но главное — кризис, как любая болезнь, из которой пациент выйдет живым, наводит порядок внутри организма: отомрет неживое и выживет сильнейшее.

Как ломается сталь

Произойдет ли ротация олигархов — кто выживет, кто придет на смену «погибшим »?

Кризис, конечно, многих проверяет на прочность. Есть уже моральная усталость в каких-то олигархических «семьях» — с 91-го года получается 17 лет постоянной «битвы за урожай». Наблюдая людей вблизи в бюро Российского союза промышленников и предпринимателей (РСПП), могу сказать, что усталость есть.

Сталь закаляется, потом она устает и ломается. Но кто именно не выдержит этой гонки, мне очень трудно сказать. Желательно, чтобы этот процесс был естественный, без вторжения административного ресурса, потому что он всегда произволен и вероломен. Тем более я хотел бы от этого предостеречь нынешний состав правительства — он довольно молодой, довольно энергичный, им еще жить и жить. Если они применят этот ресурс,  он потом по ним же ударит рикошетом — вспомним историю с залоговыми аукционами1. В том случае, если высшие чиновники не прибегнут к административному ресурсу, а их действия будут максимально транспарентными, они войдут в историю как dream team, команда мечты, потому что справиться с кризисом с минимумом социальных и других потерь — это вообще большое достижение.

Я могу сказать как участник некоторых событий, что с марта этого года президенту поступала самая полная информация — как от наших, так и зарубежных экспертов высочайшего уровня — по поводу серьезности кризиса и его возможных последствий. Он следит за ситуацией, и ему предлагаются материалы, поступающие отовсюду — и от друзей, и от врагов. Реакция — адекватная. В управлении ситуацией используются и те методы, которые применяют на Западе, а в чем-то мы даже их опережаем. Другое дело — это механизм.

Где возникают проблемы?

Причина происходящих нестыковок — традиционное отношение исполнителей к принятым решениям: авось, небось и накося, выкуси. Даже при Сталине, который за авось расстреливал, за небось сажал, а за накося, выкуси применял конфискацию до восьмого колена, эта триада действовала... А сегодня нет таких механизмов. Тем не менее мои друзья из банковской системы утверждают, что наконец-то деньги дошли — спустя месяц. Наконец-то аукционы заработали, потекла ликвидность. Заняло больше времени, чем должно было, но законодательный процесс происходил максимально быстро: закон — Дума — Совет Федерации. В момент кризиса сконцентрировались.

Между Сциллой и Харибдой

Что ожидает бизнес — национализация, перераспределение активов в пользу «своих» или дальнейшая продажа этой собственности?

Я думаю, произойдет мягкая национализация. Люди, находящиеся у власти, не сторонники социалистических идей, тем более радикальных. Провалы рынка, которые произойдут в результате крупнейшего за последнее время финансово-экономического кризиса, государство должно страховать и корректировать. Оно это будет делать. Формы возможны различные. В том числе мягкая национализация отдельных предприятий с последующим возвратом более эффективному собственнику. Скорее всего, эти процессы будут проистекать при наших родоплеменных недостатках и родовых пятнах: фаворитизм, помощь своим (вот этот хороший, потому что он экономический патриот, этот плохой — помогать не будем). Кто-то что-то подрулит в северозападной группе, в московской группе, в южной группе. Но на макрокартину это не повлияет. Поскольку рыночные механизмы работают, пробьются те, кому суждено было пробиться. Я исхожу из того, что даже если бы не было залоговых аукционов и прошла бы блестящая с точки зрения чистоты эксперимента приватизация национального благосостояния и экономики после 91-го года, капитанами производства оказались бы те же люди.

Есть представление, где сейчас может начаться процесс национализации?

Первый margin-call, по которому ушла Magna2, — хорошая рыночная история. Она, наверное, обидная для Олега Владимировича Дерипаски, но по большому счету, если ему суждено заниматься автомобилестроением, то он еще что-нибудь когда-нибудь приобретет после завершения кризиса.

Но государству надо определиться — без чего оно не может обойтись? И вот здесь и вкусовщине, и фаворитизму, к сожалению, может найтись место. Невозможен здравый анализ, где найти точки роста, хоть 150 нобелевских лауреатов в области экономики сейчас собери. Это может определить только, во-первых, сам кризис, во-вторых, последующее развитие экономики. Но есть определенные критерии. Например, социальная уязвимость. В правительстве созданы три антикризисные группы по наиболее сложным секторам, которые уже испытывают трудности: жилье, строительство, ипотека; торговые сети, где сразу население сталкивается с последствиями — или повышение цен на продовольствие, или отсутствие каких-то товаров; и финансовобанковская система. Если не хватит кредитно-финансовых способов поддержки, могут быть применены еще тарифнотаможенные, затем налоговые и только потом мягкая национализация. Эти группы в правительстве укомплектованы очень грамотными людьми, дающими совершенно правильные советы и сигналы в самую большую кризисную группу, которую возглавляет Игорь Иванович Шувалов.

Ожидается ли национализация «Норильского никеля» — ведь это градообразующее предприятие...

Я не очень понимаю, в каком состоянии сейчас находится спор акционеров, почему такие серьезные люди, как Потанин и Прохоров, до сих пор не договорятся. Непонятно, насколько это растянутый и сложный процесс. Из-за социальных последствий, возможно, необходимо какое-то вторжение государства. Хотя поначалу казалось, что это абсолютно рыночная история, которая может быть разрешена рыночным способом...

_______________

1 Либеральным чиновникам из правительства Виктора Черномырдина, инициировавшим залоговые аукционы, благодаря которым сформировался класс олигархов, потом пришлось уйти из кабинета министров под давлением крупных бизнесменов

2 Холдинг «Русские машины», подконтрольный Олегу Дерипаске, вышел из инвестиций в автомобильную компанию Magna International Inc.

 


×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.