Свобода слова.
Дорого.
Поддержи The New Times.

#Родное

#Суд и тюрьма

Избирательное милосердие

03.11.2008 | Борин Александр | № 44 от 03 ноября 2008 года

Куда исчезло прошение о помиловании Светланы Бахминой

«Почему к Светлане Бахминой особое отношение, чем она отличается от других, избирательное милосердие недопустимо, поступайте с ней так же, как со всеми», — сердятся наши особо «сердобольные» граждане. Отношение действительно особое. Только в чем и с чьей стороны?

Оставим судебный приговор, внесший, кажется, новое слово в юриспруденцию: похититель есть, а того, у кого Бахмина вроде бы похитила 8 млрд рублей, оказывается, нет, он не существует. Представитель «потерпевшего» так прямо и заявил в суде: «Ничего у нас не украли, все на месте». Ну ладно, судебная материя — дело тонкое, поговорим лучше о вещах очевидных.

Взвешенная милость

19 апреля 2006 года Симоновский районный суд Москвы приговорил Бахмину к 7 годам лишения свободы. 24 августа того же года Московский городской суд снизил наказание до шести с половиной лет. Не до шести, а именно до шести с половиной. На каких же аптекарских весах грехи Бахминой потянули еще на эти скромные полгода, каким образом они были скрупулезно вычислены и измерены? Гадать не надо: если бы ей оставили только шесть лет, Бахмина бы вышла на свободу по амнистии от 30 ноября 2001 года, касающейся несовершеннолетних и женщин. А раз дали больше шести, хотя бы на эти полгода, пусть сидит. Многие ли осужденные женщины бывают осчастливлены таким пристальным, персональным к себе вниманием?

Судья Мосгорсуда, почувствовав, видимо, некоторую неловкость (если только наши судьи способны еще чувствовать неловкость), посоветовала Бахминой попросить у суда первой инстанции отсрочить исполнение приговора. Женщинам, имеющим малолетних детей, такая льгота по закону полагается.

Оказалось, что полагается всем другим, да только не Бахминой. В статье 82 Уголовного кодекса РФ сказано, что отсрочка применяется к женщинам, имеющим детей до 14 лет, кроме осужденных за тяжкие и особо тяжкие преступления против личности. Бахмина, как известно, ни на чью личность не покушалась, никакого вреда никому лично не причинила, но Симоновский суд ей отказал.

Против лома

Пережить разлуку с детьми Светлане было очень тяжело. Четыре месяца ей не давали поговорить с ними по телефону.  Она и голодовку объявляла, и протестовала. Однако постепенно взяла себя в руки, осознала: против лома нет приема. Взыскания с нее сняли, за хорошее поведение администрация мордовской колонии даже предоставила ей краткосрочный отпуск домой. А когда отбыла половину назначенного срока, подала ходатайство об условно-досрочном освобождении. По закону оно ей полагалось: и необходимый срок отбыла, и положительную характеристику ей дала администрация колонии, и поощрения получала, и малые дети дома ждут. Кроме того, к тому времени Бахмина была уже на четвертом месяце беременности. Однако Зубово-Полянский суд, наплевав на закон, Бахминой отказал. Мало ли что взыскания сняты, но они же были!

Решение это не оставило равнодушной даже вышестоящую инстанцию — Верховный суд Мордовии. Вердикт нижестоящего суда был отменен. Нельзя ссылаться на взыскания, раз они погашены, сказано в определении Верховного суда, нельзя! Бахмина «к труду относится добросовестно, характеризуется положительно, имеет три благодарности».

Вы знаете другие случаи, когда нижестоящий суд посылает вышестоящую судебную инстанцию ко всем чертям? Автору, последние полвека пишущему о судебных делах, нет, неизвестно. А судья Зубово-Полянского суда Евгений Маркин, к которому вернулось дело Бахминой, не постеснялся — взял и послал. Во второй раз отклонил ходатайство Бахминой. Снова сослался на погашенные уже взыскания. И ничего, как судил Евгений Маркин, так, конечно, и будет судить. Знает, что подлинные грехи Бахминой куда страшнее, чем те, что записаны в юридических документах: она же работала у Ходорковского, в ЮКОСе. Такое разве прощается?

Молчание ягнят

Хотя бы здесь наконец совестливым нашим согражданам прервать молчание, наводнить газеты и сайты возмущенными письмами: «Какое творится издевательство над законом, кому нужен такой судья, почему проявляют к Бахминой особое отношение?» Нет, не возмутились. Опять, как всегда, спокойно промолчали. Все в порядке.

А когда десятки тысяч интернет-пользователей, члены Общественной палаты, видные деятели культуры подняли голос в защиту измученной женщины, в защиту ее будущего ребенка, озлобленные сограждане принялись негодовать: «Что, избирательное милосердие?! Долой! Не допустим!»

Нет, не избирательное милосердие, а избирательное правосудие. То самое, которое всю дорогу испытывала и продолжает на себе испытывать Светлана Бахмина.

В интернете разгорелся скандал, связанный с ситуацией вокруг Светланы Бахминой. Недавно там появился сайт bakhmina.net. По дизайну — почти точная копия bakhmina.ru. Вот только цвет другой и по смыслу — полная противоположность. Неизвестные лица тоже организовали сбор подписей президенту Медведеву. Их девиз — «Помочь Светлане Бахминой до конца досидеть свой срок». Между тем и «приключения» прошения Бахминой о помиловании все больше напоминают дурной детектив

Армина Багдасарян

Сайт bakhmina.net работает больше недели, набрал чуть более 2 тыс. подписей. Некоторые из них оказались фальшивыми. Среди якобы подписантов — журналисты Максим Соколов, Андрей Мальгин, Сергей Бунтман, писатель Дмитрий Быков, блогер Арсений Смоляк и другие (их имена потом все-таки удалили). Фамилии там никто не проверяет, ставь что хочешь, все сразу же отображается на странице. Есть в списках даже Артур Шопенгауэр.

Фальшивка

Домен зарегистрирован анонимно. The New Times направил письмо администрации сайта с вопросами, кто отвечает за ресурс и как там оказались фамилии известных людей. Ответа не последовало.

Зато с Андреем Мальгиным (от его имени было написано: «Дорогой Дмитрий Анатольевич! Прохиндейки должны сидеть в тюрьме. Это мое кредо, которое я твердо блюду») они вступили в переписку. На запрос журналиста удалить его имя пришел ответ: «Мальгин или как там тебя. Убрали твою липовую подпись не плачь»1.

И далее: avmalgin: «Вы мне по-пацански не тыкайте. Я с вами на брудершафт не пил. Когда вы размещали дезу, вы ведь назвали меня Андреем Викторовичем».

bakhmina.net: «ты свои еврейские термины «типа пацан» не применяй. мне плевать кто ты такой вообще. не знал тебя и знать не хочу. и не пиши сюда больше а то взад подпись верну и дмитрий анатольевичь жопу тебе надерет».

«Теперь они сами даже не скрывают, что их сбор подписей — фальшивка, и делают они это только для того, чтобы отчитаться перед какими-то людьми, которые дали им деньги на этот сайт», — говорит Андрей Мальгин. Судя по IP адресу писавших с bakhmina.net, их сервер расположен где-то в канадском городе Торонто, что вряд ли может быть правдой.

«Мне было очень неприятно увидеть на сайте bakhmina.net свою фамилию, поскольку я не разделяю этой позиции, — говорит Арсений Смоляк. — Я вообще критически отношусь к любому виду интернет-голосований, потому что и в том и в другом случае все делается анонимно и в конце концов приводит вот к какому результату».

Одновременно на сайте bakhmina.ru продолжается сбор подписей под обращением к президенту РФ с просьбой помиловать Светлану Бахмину. На момент сдачи номера в печать под обращением поставили свои подписи более 75 тыс. человек.

Странный ящик

А в это время в Мордовии, где отбывает наказание Светлана, тоже случилась любопытная история. До сих пор неизвестна судьба ее прошения о помиловании. Адвокаты уверяли, что еще 20 октября Бахмина опустила его в специальный ящик на территории колонии. Однако там журналистам заявили, что никакого письма не видели. И тогда пошли споры, подавала она или не подавала прошение вообще и в чем там может быть подвох.

Можно ли сомневаться в том, что Светлана опустила ходатайство в ящик? Во-первых, сама Светлана еще накануне сообщала о своих намерениях адвокату Роману Головкину во время личной встречи. Во-вторых, как сказал The New Times друг семьи Светланы Бахминой, она, после того как опустила письмо, позвонила своему мужу. В-третьих, другой ее адвокат Руслан Смакаев позже видел это ходатайство в канцелярии колонии.

«Она 20-го его опустила, из ящика оно достается на следующий день, — говорит Смакаев. — Когда в колонии давали информацию СМИ, они, видимо, еще сами не знали, что это ходатайство у них там в ящике лежит. Я сказал им, что она обратилась с ходатайством. При мне же его и нашли».

Правда, с самой Светланой адвокаты не могут встретиться больше недели. «Говорят, у нее резко подскочило давление и ее поместили в гражданскую больницу в поселке Явас, — сказал Роман Головкин. — Мы пока не можем переговорить с ней, чтобы до конца прояснить ситуацию. И не можем пока проверить, зарегистрировано ли ее ходатайство».

Позже представители колонии заявили, что 24 октября Светлана отозвала свое прошение, но до встречи с подзащитной адвокаты не берутся комментировать это сообщение.

Начальник пресс-службы УФСИН Мордовии Марина Ханиева от ответа на вопрос The New Times о судьбе прошения уклонилась: «Обращайтесь, пожалуйста, к ее адвокатам. Если они не могут вам ответить, как я могу вам сказать?»

Начальник пресс-службы ФСИН РФ Валерий Зайцев дал более развернутую аргументацию: «Мы комментировать это не будем. Это ее личная жизнь, а я ее личную жизнь не имею права комментировать без ее согласия»

_______________

1 Здесь и далее сохраняется стилистика и орфография оригинала.


×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.