Свобода слова.
Дорого.
Поддержи The New Times.

#Column

#Суд и тюрьма

Что делать?

03.11.2008 | Артур Соломонов | № 44 от 03 ноября 2008 года

Как нам обустроить Россию? Этот вопрос решается не в тиши писательского кабинета, а в самой гуще схватки. Справа снаряд разорвался — а мы  размышляем, кто ж родину продал. Слева чье-то тело распалось на фрагменты — а мы через секунду уже над рюмкой водки о России печалимся.

Таков фильм «Непобедимый», недавно явившийся нашему зрителю, — патриотический боевик с элементами политической дискуссии. Он убивает двух зайцев: и агрессии разрядка, и о судьбах России задуматься повод есть. Фильм ставит вопрос: что же лучше — хищная власть капитала или всесилие спецслужб? Выбор, прямо скажем, небогатый. Но этой наивной прямотой фильм и подкупает.

Здесь, как и положено, один убегает, другой — догоняет. Агент спецслужб Кремнев догоняет Михаила Ефимовича Шеринга, бывшего помощника всесильного олигарха. Получая удар по печени и пулю в ногу, беглый богатей шипит в лицо агенту о «прогнившем шпионском королевстве». Агент парирует: «После вашего созидания в стране уже разрушать нечего».

Словом, один — умный, интеллигентный, богатый прохиндей. Другой — сильный и честный, но уж больно на расправу скор. Вот уж если он возьмется обустраивать Россию...

На кого положиться? Кому верить? Отдаться циничному капиталу или честной прямолинейной силе?

Родина не знает. С таким, как агент Кремнев, не нужны исконно русские женские навыки — коня на скаку останавливать, в горячую избу входить... Но ведь прибьет, если осерчает. Да и глобально мыслить не склонен. Михаил Ефимович — интеллигентен, богат и обходителен. Но уж больно ненадежен и отвратительно себе на уме. Вот так и представлены два пути развития России. Что делать, как говорится?

Но бог с ним, с решением. Оно трудно. Лучше посмотрите, какая невыносимая красота сопутствует мукам выбора: вот прекрасная женщина под огнем ведет лодку к победе. Выходит, судьба страны не только в сильных мужских руках главного героя, но и в этих — умопомрачительно красивых — женских ногах. Вот перестрелка на фоне моря — крики, трупы, а все наши — живы. Вот знакомый по всем гангстерским фильмам кадр: неуклонно надвигающиеся, уверенные в себе, лощеные черные ботинки. Вот сауна — и все, что к ней прилагается...

Поглядишь на все на это, отдохнешь душой, а тут тебе снова сторонник олигархии и представитель спецслужб о будущем родины дискуссию заводят. Агент — капиталисту: «Вот потому что падалью восхищались — страну в дерьмо втоптали». Капиталист — агенту: «А вы сначала понастроите школ, потом вам не понравятся дети, которые туда ходят, и вы начнете строить для них тюрьмы. И вскоре тюрем окажется больше, чем школ».

И снова муки выбора. Итак, решай страна: налево пойдешь — там беспринципные богачи, акулы с интеллигентным видом. Направо — сильные и честные, но как начнут Родину спасать, столько дров и костей наломают, столько голов снесут...

Про современное кино все чаще говорят: тот фильм снят по заказу, этот — по заказу. Здесь заказали православие, там — самодержавие, тут — народность. Но бывают фильмы, снятые по заказу коллективного бессознательного. «Непобедимый» — из их числа. От этого мускулистого, агрессивного фильма так и веет растерянностью. Акценты не расставлены, ответы не даны. Кто друг, кто враг — бог весть! В высокохудожественном фильме такая неясность могла бы быть причислена к достоинствам. Но в так называемом кино для всех эта неясность скорее свидетельствует о том, что происходит сегодня в умах творческих работников и зрителей, то есть наших сограждан.

Вот два героя, два очень качественных мужика. Две дороги, два пути. И абсолютная растерянность — куда идти и с кем. Потому что оба хуже. Хоть и оба — хороши.


×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.