Свобода слова.
Дорого.
Поддержи The New Times.

#Главное

Непознанное поколение

24.01.2011 | Альбац Евгения | № 02 (197) от 24 января 2011 года

Что мы знаем о двадцатилетних
GLAVNOE_1_TASS.jpg

В марте 2012 года, когда будет определяться судьба России на следующие как минимум 6, если не все 12 лет, на избирательные участки впервые придут (или не придут) те, кто появился на свет на сломе одной страны и зарождении новой. У немногих из них в свидетельствах о рождении стоит мало что говорящая им аббревиатура вроде «РСФСР» или «УзССР» и еще 13 вариантов — это те, кто осчастливил мир в последние полтора года советской власти и СССР, остальных можно собирательно определить как «несовки». Их первые шажки пришлись на самые тяжелые годы новой российской государственности. Когда слово «дефицит» заменило «гиперинфляция», на месте «руководящей и направляющей силы эпохи», КПСС, образовалось многоголосие от Демвыбора России до ЛДПР и проч., а на экранах телевизоров — то реформаторы, то горящий парламент, то кадры из районов тогда только-только начинавшего полыхать Кавказа. Горбачев — ГКЧП — Ельцин, Гайдар, Руцкой, Черномырдин — лица эпохи, когда нынешние молодые рождались (середина марта 1990-го — февраль 1994-го); Путин, Медведев, дуумвират — когда росли и зачинались их политические предпочтения. Что и кого они выберут в марте 2012-го — вопрос сегодня еще вполне бессмысленный. Потому что мы мало что знаем о том, кто они, что они, собственно, собой представляют: социологи и СМИ фиксируют лишь следы, которые это непознанное поколение оставляет, — в интернете и на площадях прежде всего. «Мы совершенно не знаем, чем это поколение дышит, каковы его ценности», — сказал одному из авторов функционер «Единой России» после известных событий на Манежной площади Москвы. Штрихи к портрету поколения собрал The New Times

Что мы о них знаем?

Прежде всего — что они сплошная головная боль для производителей товаров и услуг, говорит Асхат Кутлалиев, руководитель Информационно-аналитического центра ГфК Русь: «Традиционные инструменты маркетинга и рекламы на них не срабатывают — это поколение радикально отличается от своих предшественников. Они действительно другие». Именно поэтому создатели и продавцы рекламных площадок — естественно, в интернете — знают о российских 17+ больше всего. Они живут почти поголовно в Сети: 75% проводят в интернете от 5 до 10 с лишним часов в неделю, две трети при этом одновременно слушают музыку, а чуть меньше половины — говорят по телефону. Телевизор смотрят в два раза меньше, чем их родители: в среднем 144 минуты в сутки, то есть 2,5 часа, тогда как мамы-папы — почти 5 часов* * Данные исследования «Россия 100 000+, 12–19 лет»: TNS Teenage Research Unlimited, 2009. . Если смотрят, то развлекательные программы, за информацией идут в интернет, без которого «не могут жить» (сказали 68% опрошенных): от 91 до 96% подростков и молодых людей в возрасте до 24 лет пользуются мировой паутиной, тогда как среди их родителей (возрастная группа 45+) таких 38% в Москве и 22% в среднем по городской России.

GR_01.jpg

Знания о событиях в стране и в меньшей степени в мире черпают тоже в интернете: телевидению не доверяют (для сравнения: в США местные телеканалы — источники новостей для 78% американцев, интернет с 61% — на втором месте, 90% граждан предпочитают получать новости из нескольких источников). В интернете смотрят фильмы, скачивают музыку, ищут друзей и общения: Яндекс, Mail. Ru социальная сеть «В контакте» — в лидерах посещений. Кстати, по данным западных исследований, россияне просто помешались на социальных сетях — они проводят в них в 2 раза больше времени, чем европейцы* * Michael Read, State of the Russian Internet. comScore Europe, Oct. 2010. : очевидно, что в офлайновой среде это поколение чувствует себя менее комфортно.

Еще более популярна среди молодежи блогосфера: живые журналы притягивают их больше, чем даже музыка и онлайновые чаты. По данным исследователей Гарвардского университета, которые изучали русскоязычную блогосферу, именно живые журналы сейчас стали центром и политического, и культурного дискурса в России — он идет на пространстве почти 12 тыс. блогов. И хотя политические привязанности блогеров часто трудно точно очертить (подробнее об этом читайте на стр. 12), партий и движений они скорее избегают, но одно очевидно: блогеры, как правило, вполне критичны в отношении власти. Впрочем, социолог Лариса Паутова полагает, что молодые люди, сформировавшиеся в годы президентства Путина, скорее лоялисты и консерваторы: они ориентированы на престижную и высокооплачиваемую работу, а достижение этой цели в нынешних российских реалиях требует известного конформизма, кроме того, ценят семейные ценности и успех — деньги для них имеют меньший приоритет, чем у тех, кто вышел из советской нищеты и дефицита. Наконец, еще одна отличительная черта — нелюбовь к жестким иерархиям («я начальник — ты дурак») и одновременно склонность к командной игре: «В отличие от поколения 60-х, которые все сплошь индивидуалисты, они склонны к объединению», — говорит историк и демограф, один из основателей теории поколений Нейл Хоув. Интервью с ним читайте на стр. 14.



×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.