Свобода слова.
Дорого.
Поддержи The New Times.

#Родное

#Суд и тюрьма

Антикризисная улица

10.11.2008 | Базанова Екатерина, Белоомут —Каданок — Москва Фото автора , Карасёв Максим , Морозов Антон | № 45 от 10 ноября 2008 года

Кто и зачем гулял в праздничную неделю

Мировой финансовый кризис задел прокремлевскую молодежь и коммунистов. Ноябрьские праздники стали для всех политических сил поводом выйти на митинги. The New Times подвел итоги последней волны уличных выступлений 2008 года

Коммунисты, вполне в соответствии с линией Кремля, уверены, что в финансовом кризисе виноваты либералы и Запад. На традиционную демонстрацию по случаю 91-й годовщины Октябрьской  революции активисты компартии вышли с лозунгами «Либерал в правительстве — кризис в экономике», «МЫ не должны платить за ИХ кризис!» и «Капитализм — банкрот. Даешь социализм!» Правда, кроме привычной идеи вернуться к социализму, никаких других мер по борьбе с кризисом руководство КПРФ не предложило.

Попытка сжечь доллар

Активно тему кризиса начала на своих митингах отрабатывать кремлевская молодежь. В День народного единства движение «Россия молодая» во главе с депутатом«единороссом» Максимом Мищенко устроило митинг «В поддержку русского языка». Приглашая журналистов, активисты «Румола» разослали пресс-релиз, в котором хватало и орфографических, и пунктуационных ошибок, да и о самом русском языке на митинге почти никто не вспоминал.

«Ну Елена Юрьевна, ну пожалуйста, пойдемте! Холодно!» — просили школьники свою классную руководительницу. «Нет, надо постоять. Ничего, не замерзнете. Совсем недавно пришли», — отвечала она. Замерзшие подростки продолжили размахивать флагами движения «Россия молодая». Объяснить The New Times, по какой разнарядке на митинги прокремлевской молодежи начали сгонять школьников, Елена Юрьевна не смогла.

«Когда я был совсем молодым и жил в маленьком городе Таганроге, я получил свою первую стипендию, — делился с собравшимися депутат Мищенко. — Я пошел на городской рынок и купил одну вещь, которую я вам сейчас покажу и кое-что с ней сделаю». Вещью, которую Максим Мищенко купил на рынке на первую же стипендию, оказался один американский доллар. «Это не деньги! У кого-нибудь есть зажигалка?» — прокричал депутат собравшимся, но валюта отчаянно не хотела гореть, а в толпе устали ждать и посоветовали просто скомкать и выкинуть. Поджигатель обещал посыпать пеплом этого доллара головы «шаманов с Уолл-стрит», обвиняя их в начале мирового финансового кризиса, но банкнота так и осталась всего лишь немного подпаленной. «Не забывайте наш родной русский язык! Помните, что киллер — это убийца, а брокер — всего лишь спекулянт! Честь! Земля! Русский язык! Честь! Земля! Русский язык!» — скандировал депутат. Толпа молчала. «Что-то не зашло. Народ не понял», — устало сказал молодой человек в зеленой куртке, продолжая размахивать флагом.

По-своему бороться с кризисом решили ребята из «Молодой гвардии» «Единой России». Главными виновниками всех финансовых неурядиц страны они объявили мигрантов и с лозунгом «Наши деньги — нашим людям!» юные «единороссы» сначала пикетировали ФМС, а затем устроили митинг на площади Революции. Освоить националистическую тематику вслед за «Молодой гвардией» попыталось и движение «Наши», которое не только в кризисе, но и во всех смертных грехах обвинило США. Несколько тысяч комиссаров перегородили центр города, пикетируя американское посольство. Промокшие под дождем юноши и девушки, свезенные из разных регионов на бесплатную экскурсию по российской столице, держали в руках тыквы с именами «жертв американской агрессии». В список «жертв» комиссары почему-то занесли недавно убитого в центре Москвы экс-депутата Госдумы Руслана Ямадаева. Фотография с тыквой, на которой было написано имя погибшего Героя России, вызвала скандал, который только усилился, после того как новоявленный лидер комиссаров Никита Боровиков поспешил предположить, что имелся в виду какой-то другой Ямадаев. Запутавшись в тыквах, «Наши» поспешили исправить свою ошибку и через пару дней продемонстрировали на Васильевском спуске «Одеяло мира». Из разных лоскутов кремлевские активисты сшили один большой и все вместе спрятались под ним, символизируя таким образом единство и свое неприятие националистических идей.

Наци-кризис

Вышедшие в Москве и Петербурге на традиционные «Русские марши» националисты были больше озабочены своими проблемами, чем неурядицами мировой финансовой системы. На разрешенный «Русский марш» на набережную имени Тараса Шевченко под флагами «Народного союза» и «Русского образа» вышло около 600 человек. Хотя организаторы ждали не менее двух тысяч. Под пристальным наблюдением милиции и ОМОНа юные патриоты промаршировали по набережной, скандируя «На х...й политику, вернем себе улицы». Когда же шествие закончилось, большинство разбрелось по дворам, а слушать экс-депутатов Госдумы Сергея Бабурина и Николая Курьяновича остались только самые верные поклонники. «При всем моем уважении к президенту Медведеву и Путину, пока мы не избавимся от либерального лобби в Кремле, ничего не изменится, — объяснил Бабурин в интервью The New Times по окончании мероприятия. — Либеральное лобби губит нашу экономику. Прежде всего я имею в виду господина министра финансов Алексея Кудрина и господина председателя Центробанка Сергея Игнатьева. От них надо избавляться. Они сейчас банки спасают: не банки надо спасать, а людей». «Мы против того, чтобы Америка спасалась за наш счет», — завершил свой спич лидер «Народного союза».

На другом, несанкционированном «Русском марше», организованном Движением против нелегальной иммиграции, о кризисе, может, и хотел кто-то сказать, но желания не совпали с возможностями. Несколько сотен национал-патриотов были задержаны милицией превентивно на выходе из метро «Арбатская». Планировавшие пройти колонной до Красной площади к памятнику Минину и Пожарскому националисты в итоге свои планы изменили — все подходы к Кремлю от Арбатской площади были надежно блокированы ОМОНом. Однако правоохранительным органам ничего не удалось сделать, когда национал-активисты, сгруппировавшись в начале Нового Арбата, вышли в итоге колонной около двух тысяч человек на Старый Арбат и беспрепятственно прошли до Смоленской площади, скандируя привычные лозунги «Россия для русских!» и вскидывая руки в нацистском приветствии.

Петербургский «Русский марш» собрал несколько сотен человек. Своих адептов вел за собой самопровозглашенный волхв всех славян Богумил II (в миру — Владимир Голяков). Пройдя под надзором милиции от БКЗ «Октябрьский» к саду Чернышевского (примерно 300 метров), Богумил залез на детскую горку и уже с этого постамента начал свою «проповедь». Речь волхва была выстроена в форме диалога:

— Власть наша?

— Нет!

— Рынки наши?

— Нет!

— И рынки не наши? — «искренне удивлялся» Богумил.

— А что тогда наше? Может быть, заводы? Пресса?

— Нет!

Тему кризиса жрец Голяков так и не затронул, как и националисты, собравшиеся в День народного единства на Сенной площади Петербурга. Эту акцию, в отличие от «Русского марша», Смольный не согласовал, но разгонять православных патриотов никто не стал. Простояв около часа, митингующие двинулись по Садовой улице в сторону Невского проспекта. Не стерпевшая несанкционированного шествия милиция задержала 45 человек. Остальные разошлись, так и не сказав ни слова о наболевшем.

Водь и вождь

Либералы в ответ на «Русские марши» отреагировали митингами «За интернационализм!» в Москве и «Маршем против ненависти» в Петербурге. «Как же повезло этим милиционерам! Это вам не националистов охранять!» — говорил Олег Митволь на митинге «Яблока» «За интернационализм!» Стражи порядка (около 500 человек) улыбались в ответ: бояться им было некого. На Болотной площади собрались не более 30 активистов партии.

«Выбирай национальность!» — крикнул ктото из молодых «яблочников». Пришедшим «яблочники» раздавали плакаты: «Я русский», «Я еврей», «Я грузин», «Я водь» (водь — малый финно-угорский народ. — The New Times). Среди собравшихся нашлись также «алеут», «карачаевец», «ингуш» и даже «чукча». По каким-то неизвестным причинам лидер «Яблока» Сергей Митрохин предпочел остаться без национальности. Стоя между «евреем» и «эскимоской», он вспоминал о светлых временах советского интернационализма, пугал сербским Милошевичем, грузинским Саакашвили и извинялся за малочисленность акции.

Чуть больше, около 300 человек, вышли на питерский «Марш против ненависти». Его участники собрались у метро «Спортивная» и прошли колонной вдоль проспекта Добролюбова, через Биржевой мост на площадь Сахарова, где прошел митинг.

«Есть конкретные причины для тревоги, которые собирают людей, — это активность неонацистов», — заявил руководитель движения «За Россию без россизма» Александр Винников.

Тему кризиса питерские борцы с ненавистью не затронули. Разве что приехавшая из Москвы Мария Гайдар неожиданно начала говорить об армии безработных и беспризорников, равнодушие к которым рождает непримиримую ненависть в их сердцах. Но ее, кажется, никто в данном контексте не понял.

В ожидании чуда

До конца 2008 года крупных уличных выступлений в обеих столицах больше не предвидится. Разве что лидеры умирающей «Другой России» обещают провести в начале декабря очередной «Марш несогласных», да некоторые эксперты говорят о возможных протестных выступлениях пострадавших от финансового кризиса. Впрочем, последняя волна митингов этого года показала, что если пострадавшие от кризиса и решат бунтовать, ни одна из политических сил не будет готова поддержать и возглавить этот протест. То ли кризис не дошел до трибунов, то ли трибуны еще не дошли до понимания, что в стране кризис.


×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.