Свобода слова.
Дорого.
Поддержи The New Times.

#Деньги

#Кризис

Исход из офисов

27.01.2011 | Алякринская Наталья | № 02 (197) от 24 января 2011 года

Народ оценил преимущества фриланса
FRILANSE_SHUTTER.jpg

Свободен по собственному желанию.
Финансовый кризис способствовал развитию российского фриланса: с 2008 года этот рынок труда вырос со $100 млн до $350 млн. Преимущества и риски в работе «свободных художников» выявлял The New Times


33-летний дизайнер Сергей Кардаков попал во фриланс случайно. «Просто были какие-то картинки, которыми хотелось поделиться, выложив их в интернете», — объясняет Сергей. Его главный конек — позитивные смешные «мультяшные» персонажи. По совету друга он разместил свои работы на сайте по поиску удаленной работы. Неожиданно появились заказы от различных компаний на анимационную рекламу, дизайн веб-сайтов, открыток, футболок, сувенирной продукции, упаковки. Параллельно Сергей работал в провинциальном городе в небольшой студии: «Зарплата была маленькая, перспектив никаких», — объясняет он. В итоге после полугода совмещения основной работы и ночного фриланса выбор был сделан в пользу последнего. Сегодня Сергей зарабатывает $2–3 тыс. в месяц: «Работе посвящаю все время между сном, едой и любимой женой», — смеется художник. Взамен он имеет главное — свободу. «Я волен выбирать ту работу, которая мне интересна, режим, который меня устраивает, — перечисляет Кардаков. — Нет необходимости таскаться на службу каждый день. Можно поспать, когда хочешь, взять отпуск не раз в полгода, а когда почувствуешь необходимость отдохнуть».

GR_30_01.jpg
Рожденные кризисом

Популярность фриланса в России растет с каждым годом. Как рассказал The New Times Василий Воропаев, основатель ресурса Free-lance.ru, в 2009 году этот сектор вырос на 120%, в 2010-м — уже на 150%. За прошлый год количество зарегистрированных на сайте «свободных художников» увеличилось на 250 тыс. человек и сегодня составляет более 730 тыс. Всего же на российских интернет-сайтах зарегистрировано почти 1 млн фрилансеров, то есть около 1,5% экономически активного населения страны. «Особенно росту числа удаленных работников поспособствовал кризис 2008–2009 годов, — говорит Василий Воропаев. — Нанимать фрилансера для компании значительно дешевле, чем держать штатного сотрудника».

Сегодня наиболее высокие гонорары получают фрилансеры, занимающиеся разработкой и поддержкой web-сайтов и программированием, а также специалисты по маркетингу, связям с общественностью и продвижением в социальных медиа. Их заработки могут превышать 100 тыс. рублей в месяц. «Это связано с тем, что действительно профессиональных людей в IT и маркетинге не хватает», — считает Воропаев. Поэтому компании платят достойные гонорары фрилансерам, в чьем профессионализме они не сомневаются. При этом с внештатниками в этом смысле сотрудничать выгоднее: не приходится оплачивать рабочее место, отпуска, больничные и социальный пакет.

Бедные и сговорчивые
GR_30_02.jpg

Именно социальная незащищенность — один из рисков, которые берут на себя фрилансеры. Другой — «серые» договоры: официальные контракты заключают лишь 11,6% фрилансеров. В этом основное отличие российского фриланса от западного, который работает полностью по «белым» схемам. «Фриланс на Западе абсолютно легален и безопасен, — рассказывает Воропаев. — Заказчики и исполнители всегда пользуются сервисами резерва денег — escrow, гарантирующими, что работа будет выполнена в срок, а оговоренный гонорар выплачен»* * Escrow предполагает резервирование на счету посредника денежной суммы от заказчика, предназначенной исполнителю, чтобы она была выдана ему лишь после выполнения работы. . В результате в США фрилансом занимается каждый десятый житель страны, а обороты десяти профильных сайтов-лидеров в квартал составляют более $70 млн.

Российский рынок к этому пока не готов. Впрочем, Алексей Захаров, президент рекрутингового портала Superjob.ru, считает, что, если к делу подходить профессионально, рисков в работе фрилансера не больше, чем при работе в штате: «Риску, как правило, подвергают себя неопытные фрилансеры, которые неправильно рассчитывают стоимость услуг, не могут уложиться в сроки, демпингуют, пытаясь получить проект. Опасностей, связанных с нечистоплотностью заказчика, намного меньше».

Есть во фрилансе и «непрестижные» ниши: сравнительно низкие гонорары у копирайтеров, переводчиков, журналистов. Это связано с избытком на рынке людей, работающих со словом, объясняет Воропаев. 39-летний журналист и писатель Феликс Шведовский — из их числа. Чтобы иметь возможность всерьез заниматься литературой и практиковать буддизм, надолго уезжая из Москвы, Феликс с 2005 года стал активно зарабатывать внештатно. Начинал с общества «Мемориал», расшифровывая для архива интервью с советскими диссидентами. Сегодня Феликс расшифровывает различные интервью и записи докладов для организации What Papers Say (WPS), ведущей мониторинг российских СМИ. Получается около 500 рублей за час аудиозаписи. В месяц такой фриланс дает от силы 10 тыс. рублей. «Конечно, сумма меня не устраивает, — говорит Феликс. — Но зато есть время заниматься литературой и журналистикой: писать рассказы и статьи».

Свобода выбора — основной козырь фриланса. 36% российских «свободных художников», согласно опросу Free-lance.ru, никогда и не пытались устроиться в штат какой-либо компании и дорожат своей независимостью: «начальник не стоит за спиной и не контролирует каждый шаг», «нет нудных собраний», «получаешь 100% гонорара за проект, не нужно делиться», «больше возможностей для профессионального и личностного развития», «тебя оценивают по портфолио, а не по купленному диплому», «можно путешествовать 365 дней в году», «нет внутриофисных интриг, никто не подставит».

GR_30_03.jpg

Вкус свободы

Кризис внес свои коррективы в сектор фриланса: становится все больше «свободно работающих» бухгалтеров и юристов, а также (в связи с переменами в строительном секторе) архитекторов и инженеров. 30-летний московский дизайнер Яна К. уверена, что будущее для людей творческих профессий — исключительно за фрилансом: она и ее муж-архитектор работают на дому в четыре руки, разрабатывая дизайн интерьеров, логотипы, сайты, и еле успевают справляться с заказами. При «ленивой» работе на двоих в месяц выходит не менее 70 тыс. рублей, о более крупных суммах Яна предпочитает не распространяться. «Не понимаю, почему до сих пор фриланс не вошел в массы, — удивляется она. — Это очень удобно». Именно благодаря свободному графику они с мужем решились завести ребенка: сейчас ему 8 месяцев, и Яна может уделять ему столько времени, сколько захочет. В перспективе супруги собираются стать индивидуальными предпринимателями и создать виртуальную команду из тех же фрилансеров — программистов, верстальщиков, копирайтеров: «Это не требует особых вложений, не нужно платить налоги* * Как индивидуальные предприниматели они платят лишь 6-процентный вмененный налог с выручки, либо 15% — с оборота. и огромные деньги за аренду студии», — Яна перечисляет преимущества «свободной» работы. Главное в работе фрилансера, по ее словам, — ответственность, организованность и самодисциплина.

«Бизнес уже понял, — говорит Василий Воропаев, — что, работая с удаленными сотрудниками, он значительно сокращает издержки». А потому эксперт уверенно прогнозирует: в скором времени фриланс в России из стихийного рынка превратится в «белый» и начнет работать по модели escrow.


×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.