Свобода слова.
Дорого.
Поддержи The New Times.

#Кризис

#Суд и тюрьма

Попасть под раздачу

10.11.2008 | Крылов Дмитрий | № 45 от 10 ноября 2008 года

Кто просил деньги у государства и сколько получил

Для поддержки российской экономики власти готовы выделять из резервов миллиарды долларов, ослаблять налоговую нагрузку, защищать отечественных производителей от иностранных конкурентов и стимулировать спрос. Кто и сколько просил у государства и что в итоге получил — изучал The New Times

Очередь в правительство для обсуждения спасительных мер стала выстраиваться еще в середине октября:  одними из первых запросили помощи нефтяники и газовики. Долговая нагрузка и падение мировых цен на нефть вынудили, казалось бы, самые богатые российские предприятия бить челом и заламывать руки перед куратором энергетической отрасли — вице-премьером Игорем Сечиным.

Нефть, газ, металл...

«Россия остается сырьевой державой. Благодаря высоким ценам на ресурсы был накоплен Резервный фонд, без которого в нынешней ситуации секторы реальной экономики испытывали бы огромные проблемы, поэтому поддерживать главного «кормильца» казны — первоочередная задача правительства», — считает первый зампред совета директоров Альфа-Банка Олег Сысуев.

Для рефинансирования внешнего долга в текущем году нефтегазовым компаниям выделили $9 млрд, однако их потребности ввиду погашения внешних долгов на порядок выше. Поэтому государство готово снизить им налоговую нагрузку, скостив ставку таможенной пошлины с нынешних $485 за тонну нефти до $287, и пересматривать эту ставку ежемесячно, чтобы учитывать колебание цен на мировых рынках.

Вслед за нефтяниками в правительство пошли металлурги с просьбой ускорить возврат НДС, заморозить тарифы естественных монополий, установить заградительные пошлины на отдельные товарные категории. Но главная проблема сталелитейщиков — падение спроса со стороны их главных потребителей: машиностроителей и девелоперов. «Металлурги не просили денег у правительства — финансовая устойчивость сталелитейной отрасли весьма надежная. Они обсуждали возможность поддержки автопроизводителей и строителей, — утверждает аналитик компании «Атон» Ольга Митрофанова. — Во время экономического подъема компании создали собственные «подушки безопасности», которые сегодня и используют».

Однако ход кризиса показал, что не все компании металлургической отрасли были столь предусмотрительны. Как оказалось, наиболее проблемная компания «РУСАЛ» просила у государства $4,5 млрд для погашения задолженности перед западными банками. В конечном итоге империя Олега Дерипаски получила от Внешэкономбанка эксклюзивный кредит под залог 25-процентного пакета акций «Норникеля» и, возможно, других ценных бумаг.

...машиностроители, агропром...

Машиностроители, в свою очередь, обратились непосредственно к президенту, прямо заявив о своих аппетитах: КамАЗ и АвтоВАЗ попросили по $1 млрд на реализацию лизинговых программ и долгосрочных проектов, ГАЗ — $3,7 млрд. Введение заградительных пошлин для иномарок и мораторий на их покупку госорганами, а также замораживание цен на услуги естественных монополий — все это находилось в списке антикризисных мер, представленных в челобитной Медведеву и Путину.

В итоге пошлины на иномарки планируется поднять с нынешних 25% до 30% (автогиганты лоббировали 35%). «Повышение пошлин в условиях кризиса и падения доходов населения скорее приведет к снижению продаж всех автомобилей, нежели к увеличению продаж отечественных авто», — уверен ведущий портфельный управляющий компании UFG Asset Management Максим Тишин. Стимулирование спроса на российские авто за счет прямых закупок для госнужд, расширение кредитных программ для населения, разработки новых лизинговых схем для предприятий — наиболее эффективные антикризисные меры, полагает эксперт. Но для этого нужно снизить существующие процентные ставки, чтобы возник дополнительный спрос.

Кризис не прошел мимо и агропромышленного комплекса, с представителями которого встречался первый вице-премьер Виктор Зубков. «На совещании в правительстве мы ратовали за повышение закупочной цены на продовольственную пшеницу третьего класса до 6 тыс. рублей за тонну, обсуждали заморозку тарифов естественных монополий и механизмы рефинансирования отрасли », — рассказал в интервью The New Times президент Российского зернового союза Аркадий Злочевский. В итоге с 1 ноября цена была повышена на 8% — до 5,5 тыс. рублей. «Эта мера оказала серьезную поддержку рынку», — подчеркнул эксперт.

...и остальные

Между тем очередь ходоков за деньгами из строителей, банкиров, ретейлеров, авиакомпаний, IT-шников и даже представителей игорного бизнеса только увеличивалась. На фоне стремительного сокращения золотовалютных резервов (около $100 млрд за один месяц) премьер Путин был вынужден осадить лоббистов и подготовить список отраслей, спасение которых государство берет на себя в первую очередь: строительство, машиностроение, сельское хозяйство, оборонка, сырьевой сектор и розница.

«В самом начале кризиса политика правительства не имела четкой отраслевой специализации. Поддерживали всех экономических субъектов, которые попадали в беду, — утверждает директор Центра макроэкономических исследований компании БДО Юникон Елена Матросова. — На всех ресурсов все равно не хватит, поэтому были выработаны принципы поддержки. Но приоритетными все равно остались не отрасли экономики, а конкретные предприятия. Критерий отбора — доля компании на рынке и значимость для национально-экономической безопасности государства».

При этом многие эксперты, опрошенные The New Times, признают, что правительство достаточно оперативно реагирует на проблемы крупных и средних предприятий. Однако власть скорее занимается тушением пожаров, нежели профилактикой их возникновения. Между тем, по подсчетам компании ФБК, выделяемые на антикризисные меры средства достигают 15% ВВП, что в два-три раза превышает аналогичные меры, реализуемые американскими и европейскими правительствами. «Пытаться спасти всех — безумие! — восклицает Олег Сысуев. — Принцип: кто первым прибежал и стал просить поддержки, тот ее и получил — неверен. Меры поддержки должны носить рыночный характер, а условия их получения — быть прозрачными».

Сколько хотели ли бы получить (на основе открытых источников)

Нефтяники и газовики — $90 млрд на выплату займов.

Металлурги — $10,5 млрд на реализацию инвестпрограмм и выплату займов.

Автопроизводители — $6 млрд на поддержку лизинга и долгосрочных проектов.

Ретейлеры — $5 млрд на развитие долгосрочных проектов.

Авиапромышленники — $1 млрд.

Агропроизводители — $0,4 млрд.

Сколько готовы дать:

Общий объем антикризисных ресурсов, по заявлению премьера Путина, — $200 млрд (из них $50 млрд предназначено банковскому сектору).


×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.