Свобода слова.
Дорого.
Поддержи The New Times.

#Column

Сигнальный демарш

28.01.2011 | № 02 (197) от 24 января 2011 года

Европа без иллюзий вступила в 2011 год. Их напрочь развеяли приговор Михаилу Ходорковскому и Платону Лебедеву 27 декабря и арест Бориса Немцова 31 декабря 2010 года. Оказалось, что Белоруссия вовсе не последняя европейская диктатура, как до сих пор думали многие. Александру Лукашенко не нужны честные выборы или оппозиция — российское руководство продемонстрировало полное презрение к законности и праву. Разница между Лукашенко и Кремлем в том, что Россия в отличие от Белоруссии входит в Совет Европы, а значит, сама обязана защищать демократические ценности, ради которых этот Совет и был создан.

Дело Сергея Магнитского, процесс над Ходорковским и Лебедевым, аресты оппозиционеров в России и Белоруссии — явления одного порядка. Они наглядно демонстрируют, насколько коррумпированные, несвободные от давления со стороны власти судебные системы создали Минск и Москва. Поэтому со многими моими коллегами по Европарламенту мы пришли к согласию: нужно быть предельно четкими с обеими странами, не останавливаясь перед самыми жесткими санкциями, включая запрет на въезд одиозных чиновников и арест их счетов и собственности на территории стран ЕС. Причем так же, как и в случае с Белоруссией, где черный список начинается с президента страны, Россия должна понимать: мы можем добиваться санкций в отношении всех чиновников, так или иначе причастных к делу Ходорковского—Лебедева, невзирая на должности.
 

Разница между Лукашенко и Кремлем в том, что Россия входит в Совет Европы, а значит, сама обязана защищать демократические ценности    


 
Диктаторские режимы реагируют на критику с одинаковым раздражением, потому что понимают ее правомерность. На пресс-конференции 13 января глава российского МИД заявил: он хотел бы, чтобы и в Эстонии закон был равен для всех. Эти слова не в последнюю очередь обращены к автору этих строк — за мою позицию в Европарламенте. Но в гневе российское руководство, во-первых, забывает: его собеседник — не одна Эстония. А во-вторых, попеняв на проблему правосудия у меня дома, в Эстонии, г-н Лавров забыл поискать эстонского Ходорковского. И правильно сделал, что забыл, потому что случая такого он не нашел бы. Зато я могла бы привести пример Дмитрия Кленского, Дмитрия Линтера и Максима Ревы, активистов «Ночного дозора» — организации, созданной в Таллине в 2007 году во время волнений из-за переноса монумента «Бронзовый солдат». Они были арестованы по подозрению в организации массовых беспорядков, однако во время суда выяснилось, что в эстонском законодательстве нет оснований для привлечения их к уголовной ответственности. В итоге эстонский суд оправдал обвиняемых.

Вместо ненужной перебранки я бы хотела, чтобы министр Лавров объяснил премьеру Путину: критика со стороны Европарламента вызвана отнюдь не желанием бесцеремонно вмешаться во внутренние дела России или как-то унизить ее граждан. Задача Европарламента в данном случае — послать политический сигнал России, Белоруссии и всем остальным нашим партнерам: дальше так продолжаться не может. Оппозиционеры должны быть на свободе, политически ангажированные уголовные дела — пересмотрены, а виновные в преступлениях — наказаны. Пока же эти простые истины будут казаться нашим восточным соседям, как говорят в России, филькиной грамотой, нормального диалога у нас не получится.


×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.