Свобода слова.
Дорого.
Поддержи The New Times.

#Деньги

#Суд и тюрьма

Сдать ставку

18.05.2009 | Грозовский Борис | №19 от 18.05.09

Российский Центробанк второй раз за последний месяц понизил ставку рефинансирования — до 12%. Собственно, это глобальный тренд: нацбанки всего мира в кризис энергично снижают ставки, чтобы облегчить компаниям доступ к деньгам. А в США и вовсе обсуждают возможность отрицательных ставок. В стратегии кредиторов и заемщиков разбирался The New Times

После начала кризиса российский Центробанк удерживался от снижения процентных ставок едва ли не дольше всех нацбанков мира. Впервые с июня 2007 года ставка была снижена в конце апреля, а второй раз — 13 мая (суммарно — с 13 до 12%). Подавляющее большинство нацбанков начали сезон снижения ставок прошлым летом, одновременно с замедлением мировой экономики.

Гора сдвинулась
Российскому ЦБ начать снижать ставку раньше мешали два фактора — высокая инфляция и опасения за курс рубля: дешевые деньги подрывают доверие инвесторов к национальной валюте и разгоняют рост цен. Что касается курса национальной валюты, то он в последние 2–3 месяца стабилизировался, а дальнейшая судьба рубля крепко связана с ценой нефти. По опыту предыдущих лет известно: растет баррель — укрепляется рубль и наоборот.

А вот сильный рост цен — едва ли не уникальное в мировом масштабе явление в разгар мощного снижения спроса — фактор вполне рукотворный, вызванный «управляемой» девальвацией рубля и низким уровнем конкуренции. К тому же российский потребительский рынок сильно зависит от импорта, цена которого в рублях за последние месяцы существенно поднялась. Даже осенью, во время резкого сокращения платежеспособного спроса, продовольствие дорожало в России впятеро быстрее, чем в ЕС. А за январь-март в странах — торговых партнерах России (среди них много развивающихся) цены росли примерно втрое медленнее, чем у нас, подсчитали специалисты Центра развития.

Именно быстрый рост цен и низкий уровень доверия к рублю не давал до сих пор ЦБ возможности порадовать банки и компании снижением ставок. Однако и сейчас снижение базовой ставки не оборачивается немедленным удешевлением кредитов. Специалисты банковского сектора объясняют это несколькими причинами. Во-первых, в апреле, понизив ставку, ЦБ параллельно повысил норматив отчислений в фонд обязательного резервирования (на те же 0,5 процентных пункта), а значит, необходимость резервировать дополнительные средства банкам никуда не исчезла. Во-вторых, стоимость привлечения средств для банков не снизилась: на беззалоговых аукционах ЦБ банки получают деньги по-прежнему под 15–16%.
В общем, о кредитах по докризисным ставкам 10–12% предприятий остается только мечтать. Получить у российского банка кредит дешевле, чем под 20% годовых, несмотря на снижение ставки, практически невозможно, утверждают специалисты банковского сектора. Не случайно кредиты по нынешним ставкам доступными для себя в апреле считали лишь 22–24% предприятий, свидетельствуют данные Института экономики переходного периода. Без снижения процентных ставок запустить кредитование невозможно, но это еще и вопрос «длинных» денег, считает президент Альфа-Банка Петр Авен. Хотя государство дает банкам довольно много денег, все эти средства — максимум на 6–9 месяцев, тогда как заемщикам нужны кредиты больше чем на год, добавляет он.
Путь вниз
Нацбанки развитых стран начали снижать ставки гораздо раньше. С 5,25% летом 2007 года ставка Федеральной резервной системы США была к началу 2009-го снижена до 0,25%. Дольше упорствовал Европейский центробанк, из-за ускорения инфляции начавший опускать ставку только в прошлом октябре. Впрочем, и ставка ЕЦБ проделала путь от 4,25% к 1% (см. таблицу).

Этим нацбанки, желающие оживить замершее кредитование, не ограничились. Они резко расширили кредитование банков как без залога, так и под залог активов, под которые еще год назад получить средства в нацбанках нечего было и думать. Отношение базовых денег и резервов к ВВП в США, еврозоне и Японии выросло, по расчетам МВФ, с 7% в 2007 году до 11% к началу 2009-г­­­­о. Но все эти меры пока не очень помогают справиться с кризисом — к концу прошлого года и в еврозоне, и в США прирост кредитов остановился.

У банков есть причины не торопиться с кредитами. Прогнозы развития экономики, отдельных секторов и компаний крайне неясны. К тому же и у банков, и у их заемщиков уже накоплен более чем достаточный объем долгов. Сейчас время отдавать долги, а не брать новые. Пока бремя потерь не будет распределено между заемщиками и кредиторами, рост кредитования не возобновится, считает председатель совета директоров МДМ-Банка Олег Вьюгин. Для кредитования нужны «длинные» деньги, но кто может их дать, когда неизвестно, что будет в октябре, добавляет президент ММВБ Константин Корищенко, имея в виду известный прогноз вице-премьера Алексея Кудрина об угрозе второй волны кризиса, вызванной ростом «плохих» долгов банков.

Ниже нуля
Казалось бы, ставка ФРС (0,25%) уже низка настолько, что дальше понижать некуда. Оказывается, есть куда. ФРС пора установить отрицательную процентную ставку, написал в апреле в New York Times профессор Гарвардского университета Грегори Мэнкью, автор популярных учебников по макроэкономике. Лучшее лекарство против рецессии, вызванной недостаточным спросом, — снижение ставок, побуждающее компании и домохозяйства больше тратить. Почему бы в этой ситуации ФРС не понизить ставку, скажем, до минус 3%? Занял $100 — через год отдаешь $97. Несомненно, такие условия побудят фирмы и потребителей занимать и тратить. Никто, однако, не захочет на таких условиях предоставлять деньги в долг: выгоднее спрятать деньги в чулок. Впрочем, Мэнкью со своими учениками предложил способы оживить кредит и при отрицательных ставках. Например, ввести налог на наличные деньги, выплачиваемый теми, кто держит сбережения «под подушкой», не возвращая их в экономику.

Предложения Мэнкью вызвали бурную реакцию в американских экономических кругах — в основном негативную. Некоторые посчитали, что профессор Гарварда всего лишь неудачно пошутил. Между тем, если устанавливать ставку, обращая внимание только на текущие экономические условия, она должна была бы составить минус 5%. Это уже не шутки Мэнкью, а серьезные расчеты из закрытого доклада ФРС, о которых написала Financial Times. Так что кто знает: может быть, именно отрицательные ставки окажутся революционным способом выхода из кризиса?


ГУ-ВШЭ, Opec.ru

×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.