Свобода слова.
Дорого.
Поддержи The New Times.

#Главное

#Суд и тюрьма

«Никакие перестановки и замены начальства не помогут»

18.05.2009 | №19 от 18.05.09

Эксперты The New Times — о том, что нужно делать с милицией
Что делать, чтобы милиция защищала людей, а не была источником угрозы?

Александр Гуров, депутат Государственной думы, член Комитета ГД по безопасности
Прежде чем что-то делать, надо понять, почему они такие. Они ведь плоть от плоти нашей. Очень многие Чечню прошли. А кроме того, с ельцинских времен из милиции ушли, наверное, полтора миллиона работников — по разным причинам. Выдавили, сами ушли, невозможно было работать и так далее. По 100 тыс. человек в год уходили. Как правило, лучшие кадры. Работа непрестижная, низкая зарплата. Это все наслаивается. Каждый год боевые потери милиции составляют от 350 до 460 человек. В прошлом году погиб 361 человек, более 5 тыс. ранены. Сколько заплатили семьям погибших? Как в Америке, по миллиону? Нет, по сто тысяч... Это тоже отпечаток на психологии работников милиции. Одни бизнесом занимаются, другие грабят миллионами, а я под пули грудь подставляю за 7–8–9 тыс. рублей? Сержант получает в Тамбовской, Рязанской областях 7–8 тыс. рублей, отслужив 20 лет. Можно на эти деньги жить? Так уж честно давайте скажем — нет. А в горячие точки посылают. А как можно уйти от ответственности, имея миллион, милиция первая видит. Как работает телефонное право, как на вертолетах власть имущие расправляются с животным миром, и так далее, всю подноготную. И у нее появляется социальная озлобленность.
Что делать? Надо серьезно финансировать милицию. И реформировать всю правоохранительную систему. Всю! Потому что одну милицию реформировать, а прокуратура с судом останутся в таком же затхлом состоянии? Ну и что получится?
И отношение к милиции у общества должно быть другое. Вы представьте себе, что в Америке за 15 лет погибли 8 фэбээровцев. И для них это трагедия! А для нас 361 человек за год — не трагедия. Давайте научимся уважать эту категорию людей. А потом от них требовать.

Михаил Бабаев, главный научный сотрудник ВНИИ МВД России, доктор юридических наук
Милицию, как ни парадоксально это звучит, надо освободить от ответственности за состояние преступности. Сегодня сохраняется тот порядок, который сложился в советское время: за урожай отвечает министр сельского хозяйства, а за преступность — министр внутренних дел. Отсюда начинается ложь: та самая статистическая ложь, о которой тысячу раз говорено, а государство ее с удовольствием принимает. Главное даже не в том, что милиция и власть нас обманывают. Ужасно, что когда на уровне руководства МВД принимается ответственное управленческое решение по борьбе с преступностью, руководствуются этой статистикой — ибо другой нет. Ложная информация кладется в основу важнейших государственных мероприятий. Поэтому они не могут быть успешными. Милиция должна отвечать за качество своей деятельности: за умение раскрывать преступления, помогать гражданам в сложных жизненных ситуациях. Потерпевшие не должны чувствовать себя изгоями, как сейчас. Ощущение безопасности достигается далеко не только тем, что преступлений становится меньше. Безопасность — это чувство защищенности, вера в профессионализм милиции, в нравственность милиционера, в его готовность прийти на помощь. «Дальнейшее улучшение кадровой работы», «повышение ответственности» — это все пустая демагогия. Нужно принципиально изменить саму постановку задач, которые должна решать милиция. Сейчас она больше ориентирована на обслуживание власти, а не населения. А должно быть наоборот. Вот когда милиционер знает, что он в первую очередь ответствен перед населением, а не перед дядей сверху, вот тогда он начинает о нас заботиться.

Владимир Овчинский, бывший представитель России в Интерполе, советник главы Конституционного суда
Исправить ситуацию точечными перестановками можно. Без вертикального управления Россия существовать не может. Несмотря на все дикие нарушения, эту систему нарушать нельзя. Необходимо создание нормальной учетно-регистрационной системы, а то, по официальным данным, преступность снижается, а на самом деле растет. Милиционеры просто не регистрируют часть преступлений, чтобы не портить себе статистику. Огромные деньги тратятся бог знает на что, хотя можно было бы создать единую информационную систему хотя бы по скандинавскому образцу. Там пострадавший, придя в полицию, заполняет формализованный бланк, подчеркивая нужные позиции. Все уже внесено, а дополнительно в протокол вносятся только какие-то детали.
Необходимо восстановить службу по борьбе с организованной преступностью. Приказ Дмитрия Медведева о ее ликвидации отбросил правоохранительные органы на 20 лет назад. Необходимо создание нормальной службы собственной безопасности. При этом она должна подчиняться по вертикали, а не местным органам, нужна постоянная ротация кадров. Как по вертикали, так и по горизонтали, чтобы органы внутренних дел выводились из-под влияния местных органов власти и контролировали друг друга.

Лев Пономарев, правозащитник, лидер движения «За права человека»
Система МВД в нынешнем виде не должна дальше существовать. Никакие перестановки и замены начальников не помогут. Нужна коренная реформа. Я неоднократно участвовал в полемике по этому поводу. Что они говорят, милиционеры: у нас мало платят. И они правы отчасти. Но сегодняшнему контингенту платить больше бессмысленно, сами милицейские начальники говорят: если бы вы знали, кто у нас работает!.. Кроме того, при Путине (мы в некоторых регионах делали замеры) численность милиции увеличилась в несколько раз, причем в основном за счет бюрократии. Их слишком много. В Моск­ве милиции в 3–4 раза больше, чем полицейских в Нью-Йорке. Если сохранить нынешнее бюджетное финансирование, но при этом в несколько раз сократить численность, прежде всего милицейской бюрократии, то и зарплаты поднимутся в несколько раз.
Но принципиально важно не просто сокращение, а выведение всех за штат и формирование правоохранительных органов заново. Это серьезная, большая работа — чистка авгиевых конюшен. Сейчас благоприятный момент, много молодых людей с высшим образованием остались без работы, из армии много офицеров увольняется. Во время кризиса и надо реформы проводить, а не в тучные годы. Но для этого надо иметь политическую волю. Это, я бы сказал, момент истины для президента. Если он хоть на что-нибудь способен, он должен пойти на коренную реформу. Общество ждет. Если Медведев решится, он станет лидером нации. Нет — так и будет вторым лицом.

Андрей Кивинов, сценарист сериала «Убойная сила», автор детективных романов, подполковник милиции в отставке
Я бы ввел более требовательный отбор кад­ров. Конечно, я прекрасно понимаю, что людей в милиции сейчас не хватает. Но нельзя брать на работу практически всех подряд, без особых проверок! Когда, например, я устраивался на работу в милицию в середине 80-х, меня год проверяли, отправляли на стажировку, чтобы я посмотрел, как работает милиция, подумал и принял окончательное решение. Сейчас такого нет.

×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.