Свобода слова.
Дорого.
Поддержи The New Times.

#Деньги

Прикупить юаней

19.01.2011 | Водянова Маргарита , Докучаев Дмитрий | № 01 (196) от 17 января 2011 года


32_490.jpg

Китайское наступление. Незадолго до новогодних праздников на Московской межбанковской валютной бирже (ММВБ) впервые в истории начались торги национальной валютой КНР — юанем. The New Times оценил перспективы биржевого новшества

Народный банк Китая разрешил куплю-продажу юаня за пределами КНР относительно недавно — в середине 2010 года. С тех пор объемы юаневых торгов на международных рынках постоянно росли и сейчас достигли $400 млн в сутки. О том, что биржевые операции с юанем начнутся в России, договорились главы правительств двух стран в ноябре 2010 года. Если раньше все расчеты между двумя странами осуществлялись в свободно конвертируемой валюте (чаще всего — в долларах), то теперь для этих целей можно использовать национальные валюты, причем без всяких ограничений.

Валюта с перспективой

Пока что на валютной площадке ММВБ прошло не так уж много торговых сессий по юаню (с учетом длительных новогодних каникул). Однако кое-какие финансовые результаты пресс-служба биржи сообщила The New Times: ежедневный объем торгов составляет в среднем 3,5 млн юаней, курс пока колеблется в диапазоне 45,9–46,4 рубля за 10 юаней (см. график). В торгах участвует на регулярной основе порядка 35 банков, причем большинство из них — не московские, а представляющие Сибирский и Дальневосточный регионы.

Цифры выглядят достаточно скромно**По данным Федеральной таможенной службы, объем двусторонней торговли за три квартала 2010 года составил $41,8 млрд., но на ММВБ оценивают первые результаты оптимистично, объясняя, что ежедневный спрос на китайскую валюту на начальном этапе даже превысил предварительные расчеты биржевых аналитиков.

В то же время начальник аналитического отдела Юниаструмбанка Михаил Королюк осторожен в оценках первых торгов по юаню: введение этого биржевого инструмента было отчасти политически мотивировано, считает он, и потому не исключена некоторая искусственная поддержка торгов. «Чтобы понять реальную картину, надо увидеть результаты хотя бы двух-трех месяцев», — считает эксперт. По мнению Королюка, пока юань представляет интерес лишь для ограниченного круга компаний, работающих с Китаем, — в частности, туристических, а также энергетических, поставляющих в Поднебесную сырье.

А вот главный аналитик инвестиционной компании «ИТ-инвест» Александр Потавин уверен, что китайская валюта уже в самое ближайшее время вызовет широкий интерес в России, поскольку считается одной из самых перспективных в мире: «Китай — единственная страна, которая пережила кризис без существенного снижения темпов роста экономики. КНР — наш основной партнер на Востоке, на долю которого приходится 9,5% от общего внешнеторгового оборота России». Поэтому, считает он, покупка китайской валюты может быть интересна российским инвесторам (тем более что стабильность курса юаня поддерживается правительством Китая) и в меньшей степени — биржевым игрокам. «На юане особо не поспекулируешь, поскольку его курс достаточно жестко привязан к курсу доллара», — объясняет эксперт. Потавин полагает, что и население юань может заинтересовать, но интерес этот нужно подогреть. «Прежде торговли юанем не было, и показать, как вел себя его курс, например, на протяжении года, невозможно. А народ любит поизучать графики, чтобы сориентироваться. Но в течение года эта валютная пара «расторгуется», и обороты будут потихоньку увеличиваться», — уверен он.

Новая резервная?

Начало торгов юанем в Москве не осталось незамеченным в Поднебесной. Китайская газета «Жэньминь Жибао» назвала открытие площадки на ММВБ «важным шагом в процессе интернационализации китайского юаня и превращения его в глобальную резервную валюту». «По общему объему экономики и товарообороту Китай занимает передовые места в мире**По данным министерства торговли КНР, в 2010 году внешнеторговый оборот страны превысил $2,9 трлн., однако при этом Китай — единственная из главных торговых стран, которая не может рассчитаться своей валютой, — пишет официальная газета ЦК КПК. — Таким образом, сопоставление экономического могущества с международным статусом китайского юаня дает резкий контраст».

32-1.jpg

Китайские власти не скрывают своего желания добиться того, чтобы их валюта получила в мире статус резервной. И у них есть для этого основания, считает руководитель отдела исследований Standard Chartered (США) Дэвид Манн: по его мнению, юань в ближайшие годы может занять третье место по объему торгов после доллара и евро. Аналитики HSBC считают, что стимулом роста интереса к юаню станут сделки Китая с развивающимися рынками. По их словам, за 3–5 лет около половины внешнеторговых операций Китая будут переведены на базу юаня — это порядка $1,5 трлн. Сырьевым странам выгодно экспортировать сырье в Китай за юани, а затем использовать эту же валюту для покупки китайских товаров. Поэтому, по мнению экспертов HSBC, в перспективе торги юанем на международном рынке могут даже потеснить доллар и евро.**По расчетам Standard Chartered, сейчас около 1% международных импортных сделок заключаются в юанях (это около $23 млрд), за ближайшие 2–3 года их доля достигнет 20–30%.

Если исходить из этой логики, указывает Александр Потавин, то российские денежные власти поступают абсолютно правильно, «застолбив» биржевую площадку по торговле юанями за рубли — пусть пока обороты на ней и не столь уж велики. В то же время российские аналитики сомневаются в том, что юань в ближайшие годы сможет стать полноценной резервной валютой.

«Для превращения юаня в резервную валюту необходима его свободная конвертация, — заметил начальник аналитического управления БКФ-банка Максим Осадчий. — Но отпускать курс национальной валюты в свободное плавание правительство КНР пока не планирует»: вплоть до середины июня 2010 года курс юаня был достаточно жестко фиксирован по отношению к доллару, а с тех пор укрепился к американской валюте лишь на 2,4%. Осадчий сомневается в том, что китайские власти решатся на резкую либерализацию своей валютной политики — ведь это нанесет удар по темпам экономического развития страны. «Искусственно ослабляя юань, Китай ведет протекционистскую политику, усиливая конкурентоспособность своих производителей. Повышение курса юаня ухудшит торговый баланс страны и ослабит ее экономику».

В то же время, считает Максим Осадчий, образование еще одной глобальной резервной валюты было бы выгодно России: «Вовлечение в международные резервы Банка России валюты такой мощной экономики, как китайская, позволит снизить финансовые риски нашей страны». Впрочем, он убежден, что пройдет еще немало времени, прежде чем биржевая привлекательность юаня в России сравняется с фаворитами валютного рынка — долларом и евро.



×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.