Свобода слова.
Дорого.
Поддержи The New Times.

#Родное

Признание в знак протеста

19.01.2011 | Цыдыпов Валерий, Улан-Удэ | № 01 (196) от 17 января 2011 года


23_490.jpg

Признание в знак протеста. Активисток бурятской «Солидарности» Надежду Низовкину и Татьяну Стецуру могут приговорить к двум годам лишения свободы по ставшей уже знаменитой 282-й статье УК — экстремизм. Обвинительный приговор более чем реален, тем более что правозащитницы полностью признали свою вину

Надежду Низовкину и Татьяну Стецуру задержали 31 декабря буквально за 20 минут до начала митинга в защиту свободы собраний в центре столицы республики Улан-Удэ. Накануне ареста им было вынесено очередное прокурорское предупреждение о «недопустимости экстремистских действий». После того как девушек доставили в СИЗО, судья Ирина Левандовская вынесла постановление о взятии их под стражу сроком на два месяца в качестве меры пресечения по уголовному делу.

В цепях смысла

Преследовать активисток начали еще два года назад: 23 февраля 2009 года они выпустили листовку, в которой сравнили мужчин с животными, написали про премии для милицейского и армейского начальства (от 35 до 160 тыс. рублей ежемесячно для военнослужащих, от 40 до 200 тыс. — для милиционеров) и под конец назвали День защитника Отечества «днем геноцида». В деле фигурируют также статьи в защиту бурятского имама Бахтияра Умарова и журналистки Елены Маглеванной, писавшей о пытках в тюрьмах. Как пояснила журналистам старший помощник прокурора Советского района Улан-Удэ Екатерина Хорошева, «эксперты пришли к выводу, что содержащиеся в этих статьях смысловые цепочки могут повлиять на неокрепшую психику подростков, а также людей с невысоким уровнем образования и вызвать ненависть, вражду к определенным социальным группам».

Эксперты центра «Сова», изучив дела Низовкиной и Стецуры, пришли к выводу, что обвинения в экстремизме неправомерны. «Никакого экстремизма в материалах Низовкиной и Стецуры не было», — заявила эксперт центра Мария Розальская.

По знаменитой статье

Рассмотрение уголовного дела, возбужденного против активисток «Солидарности» весной 2009 года, началось в Советском районном суде Улан-Удэ 11 января 2011-го. Девушек обвиняют в разжигании вражды и ненависти к четырем социальным группам — МВД, ФСБ, Российским вооруженным силам и ФСИН.
 

Эксперты пришли к выводу, что содержащиеся в этих статьях смысловые цепочки могут повлиять на неокрепшую психику подростков, а также людей с невысоким уровнем образования


Наказание по этой статье предусматривает не только крупный денежный штраф до 300 тыс. рублей, но и лишение свободы на срок до двух лет. Члены местной «Солидарности» и участники акций «Стратегии-31», встречавшие в этот день Низовкину и Стецуру на входе в здание суда, в оправдательный приговор для девушек не верят. «Вероятность оправдания — 0,001%, — считает известный в республике журналист Сергей Басаев. — Правда, если их приговорят к условному лишению свободы, то они смогут выйти на свободу уже в ближайшие дни. Способствовать такому быстрому решению суда может «сигнал сверху» о том, что спецслужбы и правоохранительные органы переусердствовали, а Надежду Низовкину и Татьяну Стецуру нужно выпустить до того, как выпустят Бориса Немцова и Amnesty International вместе с другими международными правозащитными организациями не займутся вплотную бурятскими правозащитницами».

Формальный повод для относительно мягкого приговора появился после того, как девушки в первый день судебного заседания неожиданно для многих признали свою вину по всем предъявленным обвинениям. «Я подтверждаю свои подлинные намерения дискредитировать спецслужбы, ФСБ, выступить с обличением определенных фактов, настаивать на ликвидации некоторых силовых структур. И поэтому в данной связи я подтверждаю обвинение, — заявила Низовкина в суде. — Я выступаю против обвинения в той части, что считаю нелегитимным сам закон, саму статью 282 как противоречащую правам человека». «По мере обучения на юридическом я поняла, что при существующем антиэкстремистском законодательстве свобода слова сводится к свободе писать кулинарные рецепты, да и это право ограничено, поскольку рецепты, допустим, узбекских национальных блюд кто-то может счесть разжиганием национальной розни», — уверена Низовкина.

Признание значительно облегчило задачу обвинения, поскольку большая часть эпизодов, инкриминируемых девушкам, просто не могла стать основанием для приговора из-за так называемого срока давности. Кое-кто даже посчитал такой шаг проявлением слабости, хотя за две недели заточения и Надежда, и Татьяна не дали поводов упрекнуть себя в малодушии. Более того, еще 9 января Надежда Низовкина написала заявление на имя начальника СИЗО-1 А.В Дементьева о том, что «отказывается вставать при входе в камеру сотрудников СИЗО» по принципиальным соображениям.
 

Я подтверждаю свои подлинные намерения дискредитировать спецслужбы, ФСБ, настаивать на ликвидации некоторых силовых структур. И поэтому в данной связи я подтверждаю обвинение, — заявила Низовкина в суде


В Бурятии заключение под стражу двух девушек вызвало неоднозначную реакцию. Многие их поддерживают, но есть и те, кто видит в этой истории политический самопиар. А в  самом тиражном еженедельнике Бурятии «Информполис» деятельность правозащитниц была резко раскритикована. По мнению бурятских блогеров, за этой публикацией явственно просматривались «уши» с площади Советов, на которой располагается здание УФСБ по Бурятии.

Сразу после появления статьи коллеги Татьяны Стецуры по Адвокатской коллегии Бурятии лишили ее адвокатского статуса за «допущенные нарушения». По запросу суда. Как выразился один из друзей девушек, «адвокаты у нас своих коллег не хотят защищать, не то что простых граждан…»


×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.