Свобода слова.
Дорого.
Поддержи The New Times.

#Родное

#Суд и тюрьма

Чье дело правое?

17.11.2008 | Барабанов Илья | № 46 от 17 ноября 2008 года

Жизнь и смерть правых партий в России

На внеочередном съезде Союза правых сил 15 ноября было объявлено о роспуске этой партии, а уже на другой день учреждена новая — «Правое дело». Попытки несогласных отстоять СПС успехом не увенчались. The New Times разбирался в мотивах как сопротивленцев, так и сдавшихся

Втот момент, когда этот номер уже был в типографии, прекратила свое существование партия Союз правых сил. Умер СПС намного тише, чем родился. Это 7 лет назад, в 2001 году, делегаты от распускавшейся тогда партии «Демократический выбор России» чуть не сорвали учредительный съезд, придравшись к одному из пунктов в уставе. В этот раз оспорить идею самоуничтожения партии и вхождения ее в новый кремлевский проект1 попыталась лишь Мария Гайдар, член Федерального политсовета СПС, да немногочисленная московская организация ныне уже почившего союза. В их поддержку выступил и бывший лидер СПС Борис Немцов. Но все они вместе — и вполне ожидаемо — оказались в меньшинстве. Не было ни безумства телевизионных камер, ни прямых включений, ни ярких скандалов. Последний съезд СПС прошел почти незаметно в подмосковных Химках-12.

Последний бой

Символично, что за сохранение Союза правых сил больше других боролись не отцы-основатели партии, а самый молодой член Федерального политсовета Мария Гайдар. В 2005-м она вошла в политику. В 2006 году вместе с лидером молодежного «Яблока» Ильей Яшиным провела шумную акцию на Большом Каменном мосту, растянув аккурат напротив кремлевских окон плакат «Верните народу выборы, гады». В 2007-м возглавила список СПС по Москве на парламентских выборах. В 2008-м, когда лидер СПС Никита Белых сложил с себя полномочия и вышел из партии, объявив, что скоро она объединится с ДПР и «Гражданской силой», Мария Гайдар сказала: «СПС для меня не пустой звук. Эту партию создал мой отец» — и начала бороться, с самого начала понимая, что никаких шансов на успех у нее нет.

«Отдавать Кремлю последнюю оппозиционную зарегистрированную партию нельзя», — пыталась убедить уже бывших соратников Гайдар. «Вашими руками мы швыряем бренд СПС Кремлю. Иуда тоже сжимал зубы, когда получал свои 30 сребреников», — поддержал ее лидер московской организации Владлен Максимов. «Этот (кремлевский) проект безумен и абсурден. Люди, согласившиеся на объединение, выбрали роль политических шестерок и марионеток», — утверждал и Борис Немцов. Против выступил также лидер подмосковной организации Валерий Бакунин. Однако все аргументы о честном имени, репутации, сохранении лица остались неуслышанными.

Главный оппонент СПС-сопротивленцев Леонид Гозман считает, что иного выхода у партии не было. «СПС нельзя было сохранить», — сказал он корреспонденту The New Times. А член политсовета Борис Надеждин перечислил сразу три причины, по которым он поддерживает объединение с кремлевскими проектами: во-первых, находясь во внесистемной оппозиции, «партия теряет всякую возможность влиять на ситуацию в стране», во-вторых, его лично просил не бросать партию Никита Белых, в-третьих, Надеждин не видит репутационного ущерба в том, чтобы участвовать в объединительном и санкционированном кремлевскими кураторами проекте.

Поддержал идею объединения и бывший депутат Государственной думы, а до этого — руководитель одного из проектов «Открытой России» Михаила Ходорковского Анатолий Ермолин. «Мы партия профессионалов, люди дела, нам есть что терять. Профессионалы будут полезны России даже в составе действующей власти», — сказал он. Правда, сам Ермолин в состав «Правого дела» входить отказался. «Это — единственный шанс, и мы должны его использовать», — считает и лидер челябинских правых Андрей Никипелов.

Какие шансы у новой партии «оказывать влияние на власть изнутри»? Леонид Гозман признает: «Гарантий никаких». Однако, считает Гозман, одним из инструментов влияния является доступ к эфирам федеральных телеканалов. «Меня показывают (по центральным каналам), и это часть соглашения (с Кремлем)», — сказал сопредседатель «Правого дела» накануне съезда. И действительно: во всех итоговых новостных программах центральных телеканалов обязательно появляется лицо Леонида Гозмана, а Первый канал честно извещает свою аудиторию обо всех шагах по строительству новой кремлевской партии.

Без шансов на успех

Мария Гайдар обещает оспорить решение о самороспуске партии в суде. На то, как она считает, у нее есть основания. Например, ей, несмотря на то что она член мандатной комиссии партии, было отказано в праве проверить протоколы заседания региональных организаций СПС, на которых выбирались делегаты «самоубийственного» съезда.

Гайдар добивалась, чтобы голосование о самороспуске было закрытым. «Политсовет принял решение о том, чтобы каждый регион представлял один делегат, — объяснила Гайдар The New Times. — Обычно это руководители местных отделений, которые находятся на зарплате у центрального аппарата партии. Многие из них недовольны идеей слияния с ДПР, с ГС, но открыто они свою позицию заявить боятся. При закрытом голосовании шансов у противников кремлевского проекта было бы больше». Позиция Леонида Гозмана: историческое решение о роспуске СПС надо принимать открытым голосованием, чтобы каждый мог заявить свою позицию. Впрочем, Мария Гайдар не скрывала: сторонников у нее от силы 20 человек, а нужно было на съезде — как минимум 45.

Дожить до перестройки

«Создание партии СПС — важный этап в политической жизни России», — это слова из приветственной телеграммы, которую 19 мая 2001 года президент Владимир Путин направил участникам учредительного съезда Союза правых сил. Путин выразил надежду на «конструктивное сотрудничество». Правые ответили грозной декларацией, пообещав «зорко следить за Путиным». Первый съезд длился дольше суток. Последний — несколько часов.

Из отцов-основателей СПС некоторое отношение к новой структуре будет иметь только Анатолий Чубайс, согласившийся войти в Высший совет. По словам Леонида Гозмана, компанию отцу российских реформ также составят писательница Мариэтта Чудакова и бывший заместитель руководителя аппарата правительства эпохи премьера Михаила Касьянова Алексей Волин. По информации The New Times, места в руководящих органах нового «Правого дела» предлагали и ряду других известных публике людей — писательнице Татьяне Толстой, журналистам Николаю Сванидзе, Максиму Соколову, Леониду Радзиховскому и Станиславу Кучеру. Но все они ответили отказом. Что касается Маши Гайдар, то ей 26 лет, и она готова играть еще долго. Остается лишь дожить до новой перестройки и новой эры новых реформ. В конце концов, поколение ее отца, Егора Гайдара, тоже не надеялось увидеть красного заката — конца СССР.

_______________

1 В состав партии «Правое дело» помимо бывшего СПС вошли «Гражданская сила» и «Демократическая партия России».


×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.