Свобода слова.
Дорого.
Поддержи The New Times.

#— 1 —

#Суд и тюрьма

Лед тронулся, господа присяжные заседатели?

24.11.2008 | № 47 от 24 ноября 2008 года

Процесс по делу об убийстве журналиста Анны Политковской начался со скандала. Изначально открытый процесс судья Евгений Зубов объявил закрытым. Прессу удалили с первого заседания вместе с родственниками подсудимых. А потом грянул гром. Вернувшись домой, один из присяжных услышал по радио сообщение о том, что суд объявлен закрытым якобы потому, что он и его коллеги испугались прессы. Связавшись с радиостанцией «Эхо Москвы», один из присяжных, кровельщик Евгений Колесов, согласился выступить в прямом эфире. «Просто для меня это был шок, — рассказал Колесов. — Вот нас выставили в таком виде — глупом, в общем. Это посмешище какое-то. Ну как это так: присяжные боятся прессы!» Выступив публично, Колесов в соответствии с законом не сможет больше быть присяжным. Решается вопрос об отстранении от дела солгавшего судьи Евгения Зубова: 19 из 20 присяжных подписались под заявлением на его имя о том, что ничего против пишущей прессы в зале суда они не имеют. Но самым важным в этой истории является, естественно, поступок самого Колесова. Человека, не имевшего до сих пор никакого отношения к публичной политике, не оппозиционера и не трибуна. Человека, которому просто стало стыдно за ложь вокруг, и он сказал правду. Потому что не струсил. Что-то меняется в сознании людей. Надоело бесконечное вранье. Лед тронулся?


×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.