Свобода слова.
Дорого.
Поддержи The New Times.

#Деньги

#Суд и тюрьма

С градуса по рублю

24.11.2008 | Травина Алина | № 47 от 24 ноября 2008 года

Многолетняя эпопея, связанная с неодолимым желанием государства взять под контроль производство алкоголя в стране, вступает в новую фазу. Вот-вот будет подписан указ о создании единого федерального ведомства по контролю за алкогольной отраслью. Первый вице-премьер Виктор Зубков 12 ноября публично одобрил идею и поручил профильным министерствам срочно подготовить проект указа и внести его в правительство. The New Times выяснял, будет ли кому-то легче от появления нового органа

Российский алкогольный рынок — весьма лакомый кусок. На нем действуют 700 организаций-производителей, а всего в оборот спиртного включено 3,5 тыс. юридических лиц. О финансовых оборотах можно судить по размеру отчислений в казну от уплаты акцизов, которые в отрасли приближаются к 100 млрд рублей в год. А если учесть огромную долю теневого оборота на этом рынке (составляющую, по разным оценкам, от 30 до 40%), то становится понятным стремление государства установить жесткий контроль над отраслью. Попытки создать алкогольное суперведомство в новейшей российской истории инициировались неоднократно, но каждый раз все заканчивалось фиаско, а ситуация в отрасли становилась все хуже.

Не время пить шампанское

Настроения на Нижегородском заводе шампанских вин в эти дни — без всякого градуса. Обычно ноябрь — горячий сезон оптовых продаж, когда партии игристого уходят влет. Но на дворе кризис, и оборотных денег у оптовиков нет: взять кредит в банке нереально. Ситуация как с полуоткрытой бутылкой шампанского: еще немного — и взорвется.

«Шампанское — товар сезонный, — объясняет Владимир Егоров, заместитель директора Нижегородского завода шампанских вин. — Раньше перед Новым годом оптовики набирали кредитов и покупали наши вина с запасом. Расторговывались в праздники, получали прибыль, отдавали кредиты банкам и зарабатывали сами. Сейчас у оптовиков проблемы с кредитованием, которые, соответственно, распространяются по цепочке. Покупательная способность наших оптовиков снижается, а дальше будет хуже: многие из них начнут разоряться».

По мнению Егорова, повлиять на ситуацию государство могло бы еще месяц назад, выдав кредиты не трем крупнейшим банкам, а всем работающим на рынке межбанковского кредитования, чтобы «расшить» денежные заторы. Но замдиректора завода — реалист, на примере новейшей истории алкогольного бизнеса он знает, на что способно государство в своем стремлении регулировать. Поэтому и новость о создании отдельного ведомства по контролю за рынком алкоголя воспринял без энтузиазма.

«Предлагаю параллельно создать еще одно ведомство — по контролю за новым органом, — иронизирует Егоров. — А если серьезно, то до 2006 года, пока не вступил в силу 102-й закон о регулировании алкогольной отрасли, никому не приходила в голову идея отдельного ведомства. Налоговая служба контролировала нашу отрасль еще с советских времен, и никаких проблем не возникало».

Пятое колесо

Напомним: проблемы возникли, когда государство решило покончить с неучтенным и фальсифицированным алкоголем. Именно тогда с подачи депутата Валерия Драганова получила хождение идея злополучной Единой государственной автоматизированной информационной системы (ЕГАИС): как объяснял депутат, она должна была учесть каждую каплю спиртного. Но детище родилось недоношенным, и рынок в какой-то момент просто встал из-за проблем с акцизными марками. Тогда-то ему и были назначены семь «нянек», среди которых Минсельхоз, Минэкономразвития, Минфин, Федеральная налоговая служба, Федеральная таможенная служба. Результат известен: последние три года алкогольный рынок практически не выходил из кризиса.

Особенно ярко он проявился в октябре, наложившись на общие экономические проблемы в стране. В результате большинство ликеро-водочных заводов резко сократили свое производство: Московский завод «Кристалл» — на 52%, «Урожай» («Парламент групп») — на 32%, «Омсквинпром» — на 11% (к уровню октября 2007 года). Между тем, по данным МВД, в России за последний год нелегально продано 70 млн дал1 спирта. Уменьшились и поступления в казну от акциза на алкоголь: за 9 месяцев этого года они принесли бюджету 58,6 млрд рублей — на 3,1% меньше, чем год назад.

И сегодня некоторые участники рынка надеются, что новое ведомство, объединив в себе разрозненные регулятивные функции, могло бы решить все проблемы отрасли разом. «Сейчас интересы у каждого контролирующего ведомства свои, чаще противоположные, — говорит Дмитрий Добров, пресс-секретарь Союза производителей алкогольной продукции. — И когда надо быстро принять решение, каждый начинает отстаивать свою точку зрения. Если же в отрасли происходит кризис, ответственных за него не найти. Яркий пример — ситуация с забуксовавшей в 2006 году ЕГАИС: пострадало и государство, недобравшее налоги, и производитель, и потребитель. Но при этом, кроме публичных выговоров второстепенным чиновникам, никаких санкций не последовало.

Однако пока абсолютно неясно, какие именно функции сосредоточит в своих руках Росалкоголь (такое название, по словам Зубкова, может получить новое ведомство). Три дня, отведенные первым вице-премьером на подготовку проекта указа о новом органе, давно прошли, а документа все нет. Это значит, что межведомственные бои в разгаре. Если верить утечкам из высоких коридоров, самым ярым противником создания Росалкоголя выступает Минфин.

«Если функции от всех министерств будут переданы новой службе, в том числе выдача марок, лицензий, контроль за работой ЕГАИС, разработка нормативно-правовых документов, то это будет логично, — считает Павел Шапкин, исполнительный секретарь экспертного совета при Комитете по экономической политике Совета Федерации. — Но есть опасение, что налоговая или таможенная службы сохранят за собой свои функции по регулированию алкогольного рынка. И тогда мы получим еще один контролирующий орган, который будет как пятое колесо в телеге.

Битва за акциз

Между тем еще один системный кризис в нынешних условиях может серьезно подкосить алкогольный рынок. Сегодня многие предприятия, как и Нижегородский завод шампанских вин, сокращают свое производство из-за проблем с ликвидностью у оптовиков и торговых сетей. По данным Павла Шапкина, производство водки в стране уже снизилось на 15% (по сравнению с октябрем 2007 года), падает производство вин и коньяка. На предприятиях сокращают затраты, а многие отказываются от проектов развития и переходят на режим жесткой экономии. «Если учесть, что 15% всех рыночных продаж во многих субъектах РФ — это алкогольная продукция, то становится понятно, насколько проблемы ретейла отражаются на отрасли», — добавляет Шапкин.

Кроме того, с 2009 года отрасль ждет очередное 10-процентное повышение акциза. А правительство с нового года устанавливает минимальную розничную цену за 0,5 литра водки — 85 рублей: эта мера предложена Минфином для борьбы с «теневиками». Однако Дмитрий Добров считает, что рост акциза приведет к еще большему подорожанию поллитровки, и в будущем году легальной водки дешевле 100 рублей не будет. «При этом очевидно, что покупательная способность населения не растет, — заявляет эксперт. — Это может привести к тому, что доля левого алкоголя вырастет с сегодняшних 30–40% как минимум до 50%».

Большинство опрошенных The New Times экспертов сомневаются в том, что рост акциза позволит обуздать теневой водочный оборот. По мнению Павла Шапкина, для эффективной борьбы с паленым алкоголем необходимо идти иным путем: не повышать акциз, снижая покупательную способность населения и толкая его в объятия производителей-нелегалов, а заморозить его на уровне 2008 года. А Дмитрий Добров утверждает, что акциз и вовсе надо снизить, одновременно ужесточив ответственность за нелегальный оборот алкоголя (сегодня нарушителям грозит смехотворный штраф в размере 400 МРОТ). С ним согласен и Вадим Дробиз, директор Центра исследований федерального и регионального рынков алкоголя (ЦИФРРА): «Как только в рознице пропадет дешевый легальный алкоголь, тут же начнет расти число отравлений населения. Поэтому сама жизнь заставит власти пойти на снижение акциза. Пусть люди лучше пьют дешевую, но безопасную водку, чем травятся суррогатом. Тем более что поступления от акцизов в бюджет и так ничтожно малы — порядка 1%».

Как бы то ни было, принимать решения по конкретным процентам, скорее всего, будет уже новое ведомство. И тем, кто сегодня рождает его в межведомственных баталиях, стоит помнить об опыте предшественников: те тоже хотели как лучше — а получилась ЕГАИС.

Хроника алкогольной реформы

Июль 2005-го — принят федеральный закон № 102 «О государственном регулировании производства и оборота этилового спирта, алкогольной и спиртосодержащей продукции».

15 сентября 2005-го — срок, к которому все участники алкогольного рынка должны были получить и освоить оборудование для ЕГАИС (не выполнено).

Ноябрь 2005-го — импортеры и производители должны были получить акцизные марки нового образца (не получили).

1 января 2006-го — новый закон вступил в силу. Формально импорт алкоголя со старыми марками должен быть прекращен. Однако технической возможности печатать новые марки в нужных объемах нет. Срок хождения старых марок продлевают до 1 апреля.

Март 2006-го — поставщики и производители алкоголя получили новые марки.

1 апреля 2006-го — прекращена продажа импортного спиртного со старыми марками. Отечественное разрешили реализовывать до 1 июля. Импортеры терпят убытки.

15 мая 2006-го — удалось частично наладить систему ЕГАИС, подключить к ней импортеров и таможню. Однако система работает с перебоями.

1 июля 2006-го — полное прекращение реализации спиртного со старыми акцизными марками. Винный ассортимент магазинов оскудел.

1 ноября 2006-го — срок, когда все предприятия должны быть подключены к ЕГАИС (не выполнено). Глава правительства Михаил Фрадков объявляет публичные выговоры трем заместителям министров — Сергею Шаталову, Андрею Шаронову и Игорю Рудене. Разработчик ЕГАИС (ФГУП «НТЦ Атлас») отстранен от участия в конкурсе по созданию программного обеспечения для системы. Потери рынка и бюджета от ее недоработки составляют $1,8 млрд.

Июнь 2007-го — ФНС приостанавливает действие лицензий у 260 предприятий, не успевших приобрести счетчики спирта, необходимые для запуска ЕГАИС. Арзамасский приборостроительный завод, монопольно производящий спиртовые счетчики, не справляется с объемом заказов. Убыток от простоя предприятий составляет около $150 млн.

1 ноября 2008-го — срок полного введения в действие ЕГАИС. Новый разработчик программного обеспечения для ЕГАИС (ГНИВЦ ФНС) с задачей справился. Однако целесообразность ЕГАИС остается под вопросом: из системы исключены оптовое и розничное звено.

_______________

1 1 дал (декалитр) = 10 л.


×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.