Свобода слова.
Дорого.
Поддержи The New Times.

#События 2010

X-Files Джулиана Ассанжа

01.01.2011 | Альбац Евгения | № 44-45 от 27 декабря 2010 года

GLAVNOE_02.jpg

X-Files.
Нет сомнений: сегодня Джулиан Ассанж и его сайт Wikileaks — супербренды. Публикация иракского, затем афганского военного дневника, потом — тысячи шифрограмм американских посольств вызвали шквал аплодисментов и море обвинений и ненависти. На смену WEB 2.0 приходит эпоха Wikileaks?


Он сам именует себя журналистом, правозащитником, программистом и шифровальщиком. Оппоненты чаще называют его хакером и напоминают, что суд его родной Австралии в начале 1990-х признал Ассанжа виновным по 19 эпизодам хакерства, но отделался он лишь небольшим штрафом. Сам Ассанж слово «хакер» предпочитает избегать. Те, кто занимается исследовательской журналистикой профессионально, склонны именовать Ассанжа «информационным брокером», чьи документы надо серьезно анализировать и проверять.

У 39-летнего Ассанжа нет ни семьи, ни постоянного дома, он бесконечно меняет свои телефоны и электронные адреса, работает на каких-то съемных квартирах с плотно занавешенными шторами сутками напролет, предпочтительнее — в странах с либеральным законодательством в отношении СМИ. Оснований для паранойи у него достаточно: за последние годы он разозлил правительства и секретные службы многих стран мира.

Матрица Ассанжа

Идея, положенная в основу сайта Wikileaks, проста и прямолинейна: если правительства скрывают информацию от тех, кто за нее платит, — налогоплательщиков, значит, они нелегитимны, если то же делают организации, значит, они хотят обмануть общественность и, следовательно, тоже нелегитимны. Причем чем больше финансовых ресурсов и первые, и вторые тратят на охрану секретов, тем больше оснований, полагает Ассанж, пытаться раскрыть их тайну.

Ассанж, изучавший в Университете Мельбурна физику и математику, пишет американский журнал The NewYorker, несколько лет назад даже написал работу — «Конспирология как метод управления». В ней он на графиках доказывал, что выживаемость «нелегитимных правительств» впрямую зависит от их способности скрывать информацию от сограждан, следовательно, говорит он, чем больше их секретов станет публично известно, тем быстрее такие «нелегитимные правительства» перестанут существовать — без конспирологической подушки они просто развалятся. В 2006 году, когда стартовал веб-проект Wikileaks, Ассанж обозначил в качестве объектов пристального интереса «репрессивные режимы в Китае, России и Центральной Евразии, но также мы хотим помочь тем на Западе, кто готов обнародовать сведения о беззаконном и безнравственном поведении своих правительств и корпораций». В 2010-м главным объектом его атак стало правительство США.

Веб-охота

Первые свои скандальные документы Ассанж и его коллеги сняли, оседлав информационный поток китайских хакеров, которые выуживали в сети секретные телеграммы иностранных посольств. А впервые Wikileaks попал на полосы новостей в 2007-м, обнародовав компрометирующие документы на ведущих политиков Кении, включая ее вновь избранного президента. «По данным кенийской разведки, эта информация на 10% изменила расклад голосов и итоговые результаты выборов», — рассказывал Ассанж на конференции летом этого года. Но истинная слава пришла к Wikileaks после публикаций документов, связанных с войной в Ираке и Афганистане. Документы передал Wikileaks, как утверждают, аналитик американской разведки, рядовой Брэдли Мэннинг, служивший в Ираке, — сейчас он арестован, ему предъявлено обвинение в краже секретных писем/документов Пентагона, его ждет суд и тюрьма. Сам Ассанж источник по понятным причинам не называет.

Информация и/или жизнь?

Публикация афганского архива Пентагона вызвала бурю, в журналистских кругах в том числе. Собственно, спор идет о том, какой соединительный союз следует употреблять между словами «информация» — «жизнь». «И» — считают одни, «или» — другие, имея в виду, что публикация документов может стоить жизни, например, солдатам, воюющим в Афганистане, и афганцам, борющимся против «Талибана» на стороне натовских сил.

Бил Ковач, знаменитый в прошлом журналист The New York Times, убежден — правда спасает жизни: «В демократиях нельзя ни управлять под покровом тайны, ни вести войны втайне, — сказал он в интервью The New Times. — Если избиратели и власти не могут принять войну такой, какой она является в реальности, то это значит, что для решения проблем следует выбирать иные способы, нежели война».

Главный редактор The New York Times Бил Келлер, чья газета публиковала и «Афганский дневник», и шифрограммы американских посольств, написал в блоге газеты, что они долго проверяли документы, пока не убедились, что информация в них соответствует тому, о чем писали его военные корреспонденты. Кроме того, газета убрала из документов все имена, за исключением имен афганских чиновников. Ровно так же поступила газета и в отношении шифрограмм: в текстах, выложенных на Wikileaks, вместо фамилий целого ряда источников — крестики.

Страна Wikileaks

В Джулиане Ассанже много мистического. Худой, бледный, с узким нервическим лицом, седыми волосами — кажется, ему только не хватает черного плаща и способности проходить сквозь стены. Впрочем, проходит.

Главный сервер Wikileaks находится в пригороде Стокгольма — в городке Сольна: законодательство Швеции не позволяет требовать у журналистов раскрыть источники их информации, так что прийти и забрать сервер ни спецагенты, ни полицейские не могут. По иронии судьбы, именно Швеция сейчас требует экстрадиции Ассанжа, обвиняя его в сексуальных преступлениях* *В Швеции шутят: если ты хочешь переспать с женщиной, то лучше получить от нее письменное согласие на секс. В Швеции сексуальное насилие бывает трех видов, Ассанжа обвиняют в самом легком: он имел секс с женщиной, которая к моменту начала действа его уже не хотела. По законам страны — это преступление.. Всего в разных странах и на разных континентах у Wikileaks около 200 серверов. Для передачи информации между компьютерами Wikileaks использует специальную сеть — TOR, которая позволяет пересылать файлы таким образом, что даже если информация проходит по территории стран, госструктуры которых имеют право — и активно используют его — следить за информационными потоками, они все равно не смогут ни расшифровать закодированные тексты, ни понять, откуда и куда они идут. Файлы летят по виртуальному лабиринту со множеством ответвлений, останавливаясь в разных местах, — они именуются «узлами Тора», они, эти файлы, окутаны многими слоями шифровки — специалисты говорят, что это что-то похожее на луковицу: в каждом перевалочном пункте (узле) приемщик секретной информации (а это волонтер, помогающий Ассанжу исключительно из симпатии к его идеям) снимает один слой «луковицы», из которого узнает местонахождение следующего промежуточного пункта и посылает его туда. Ни отправителя файла, ни того, что в нем, он узнать не может — только следующий пункт назначения. «А таких перевалок в сети TOR — 500 в 50 странах мира», — говорит Игорь Свиридов, специалист по выстраиванию суперзащищенных интернет-структур. Но и это еще не все: когда файл летит по виртуальному лабиринту, рядом с ним проносятся еще миллионы бит таких же, но фейк-файлов, отправленных в плавание Ассанжем исключительно для того, чтобы сбить с панталыку преследователей. «В нашей системе, конечно, есть слабые места, — говорит создатель этой страны Wikileaks, — но она защищена значительно лучше, чем банковские сети». Можно, конечно, попытаться обнести эту страну колючей проволокой. Только хватит ли ее? А если хватит, то надолго ли?




Из интервью Джулиана Ассанжа — Channel 4, Великобритания, 25.06.2010 г.

Вы пацифисты?

Мы считаем, что путь к правосудию — прозрачность, и мы ясно даем понять, что нашей конечной целью является обнаружение несправедливостей в мире и попытка их исправить. Естественно, смерть — это несправедливость, а смерть во время войны мирных граждан — это несправедливая война.

Эта публикация (речь об «Афганском дневнике») подвергает людей опасности…

Мы просмотрели материал на предмет случаев, где фигурировали невинные информаторы: мы приложили много сил, чтобы исключить малейший шанс нанесения вреда кому-либо.

Есть ли у Wikileaks какие-то табу? Вы опубликуете, скажем, отчеты ЦРУ?

Да. Но при условии, что мы проведем процедуру по снижению вреда.

Местонахождение оружия?

Несомненно.

Коды запуска ядерного оружия?

Ну, тут нам придется пройти через процедуру по снижению вреда.

Да уж, вред был бы велик.

Ну, когда коды запуска поменяют, мы сможем их опубликовать. Это бы показало, что держать такие вещи в безопасности — нелегко, и все мы должны знать, что атомная война, хоть и маловероятна, технически возможна /…/ Существует секретная информация, совершенно секретной информации не существует. У многих солдат есть доступ к этому материалу.

Но не все могут загрузить это в интернет?

Ну, если у них есть мозги, почему бы и нет?

Перевод с английского
Анны Лесневской, The New Times


×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.