Свобода слова.
Дорого.
Поддержи The New Times.

#Column

#Суд и тюрьма

И примет он смерть от рубля своего

24.11.2008 | Вардуль Николай | № 47 от 24 ноября 2008 года

Ох уж эти 90-е! Как их ни клеймили, как от них ни открещивались, а они не дают себя забыть — и все тут.

У каждого свой счет к 90-м. Они войдут в историю не своими проклятиями, реальными и мнимыми, а тем, что они начинались революцией. Для любителей ярких красок могу добавить, что это была самая масштабная «оранжевая революция», если рассуждать сегодняшним языком. Это были годы большой мечты, большого рывка и немалых разочарований. С революциями иначе не бывает. Если же говорить о горьком, то это прежде всего август 1998 года.

Прошло 10 лет. Снова кризис. Отовсюду говорят, что этот совсем другой, вообще небывалый. Могу рассказать анекдот. Один банкир спрашивает другого: «Слышал, из кризиса пора уроки извлекать!» — «А я слышал, что такой кризис бывает раз в 100 лет. Какие уроки, когда до следующего не дожить!»

Но в некотором смысле мы в 90-е сейчас возвращаемся. Фирменный знак 17 августа 1998 года — обвал рубля. Хотя Сергею Кириенко, августовскому премьеру, советовали провести упреждающую девальвацию рубля. Не провел. Чем, кстати, обеспечил рост, начавшийся в 1999 году. Его двигателем прежде всего и была произошедшая в момент кризиса девальвация, резко поднявшая конкурентоспособность российского производства. И на мировых рынках, и на внутреннем, в конкуренции с импортом. Вот и сейчас есть эксперты, советующие правительству и ЦБ активнее проводить политику мягкой девальвации. Это поможет удерживать на плаву промышленное производство (есть оценки, что в октябре 2008 года по отношению к октябрю 2007-го оно не выросло, а скромно, но уже упало) и смягчить кризис, если он надолго воцарится в России. Эта политика уже проводится. Сначала, правда, ЦБ пытался балансировать в рамках валютной корзины, по которой определяется курс рубля. Но это оказалось малоэффективно и чрезвычайно накладно. Если за сентябрь-октябрь резервы ЦБ уменьшились почти на $100 млрд, то вина в этих потерях политики поддержки рубля весьма велика.

Дальше дилемма. Более ощутимая девальвация рубля может помочь реальному сектору, но при одном условии: власть не должна допустить паники, она ускорит обрушение банков (их падение в любом случае продолжится) и затруднит положение их вкладчиков, как физических, так и юридических лиц. Это проблема уже и политическая — многое зависит от доверия к власти и ее политике. Не думаю, что это доверие укрепят аргументы вроде того, что раз Владимир Путин сказал, что кризиса в России нет, то его и нет. Вряд ли помогут и заклинания, что кризис ничего не изменит ни в стратегии развития России до 2020 года, ни в бюджетной трехлетке 2009–2011 годов. Совершенно понятно, что бюджетные расходы придется сокращать. Еще один привет из 90-х. Впрочем, не последний.

Есть извечное противостояние экономического интереса субъекта рынка и государства. Экономический интерес подталкивает и банки, и частных лиц накапливать валютные авуары, государство же видит в этом опасность и административно (беглецы от рубля закон не нарушают) сдерживает этот процесс. Ну чистые 90-е, хотя тогда победителя в столкновении экономического интереса и административного ресурса определить было легче, чем сейчас. Вряд ли дело дойдет до возвращения ценников в у.е. Хотя… В любом случае забывать уроки 90-х не рекомендуется.


×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.