Свобода слова.
Дорого.
Поддержи The New Times.

#События 2010

Золотые томографы

01.01.2011 | Яковлев Андрей, директор Института анализа предприятий и рынков ВШЭ | № 44-45 от 27 декабря 2010 года

Объем взяток, откатов, нецелевых расходов, связанных с системой государственных закупок, оценивается в 1 трлн рублей, заявил Дмитрий Медведев в своем послании Федеральному собранию. В связи с этим президент распорядился переписать пресловутый закон о государственных закупках (94-ФЗ в терминологии специалистов), которому в августе 2010 года исполнилось 5 лет. В связи с этой датой Федеральная антимонопольная служба (ФАС) даже провела пресс-конференцию, где было сказано, что один из главных результатов реформы — внедрение конкурентных процедур закупок, а экономия для бюджета от снижения цен на торгах составила 770 млрд рублей. Юбилей 94-ФЗ, однако, был омрачен громким скандалом, который я бы назвал историей про «золотые томографы».

Еще в апреле я ознакомился с письмом, присланным в Москву хирургом Алексеем Поповым из Архангельска. Будучи членом конкурсной комиссии по закупке медицинского оборудования, Попов столкнулся с тем, что нужный его больнице томограф на конкурсе с участием четырех фирм был приобретен по цене в три раза выше обозначенной на сайтах предприятий-производителей. Абсурдность ситуации побудила хирурга провести собственное расследование, результаты которого он изложил в своем письме.




При закупке оборудования реальной стоимостью $1 млн оказалось возможным приобрести его за $3 млн и еще отчитаться об «экономии» $1,5 млн
 



Письмо хирурга Попова благодаря интернету и печатной прессе получило широкий резонанс. Видимо, именно эта история дала импульс прокурорам и сотрудникам контрольного управления кремлевской администрации для серии проверок и вынесения вопроса на уровень президента Медведева.

Но за рамками общественного внимания остались важные детали. Во-первых, на жалобы других поставщиков, предлагавших аналогичное оборудование по существенно более низкой цене, местные управления ФАС и прокуратура ответили отказом, поскольку при проведении закупок «процедуры закона не были нарушены». Во-вторых, главврач больницы, для которой был закуплен «золотой томограф», не постеснялся публично заявить, что «стоимость томографа — 130 млн рублей, но в результате проведенных торгов он приобретен менее чем за 88 млн рублей».

Иными словами: при закупке оборудования реальной стоимостью $1 млн (порядка 30 млн рублей) оказалось возможным приобрести его за $3 млн и еще отчитаться об «экономии» $1,5 млн.

В этой связи возникает вопрос: а сколько таких мифических миллионов долларов экономии в тех 770 млрд рублей, о которых рапортует ФАС? К сожалению, их может быть сколько угодно, поскольку действующий закон никак не регламентирует установление стартовых цен и вообще стадию планирования закупок, равно как и стадию исполнения контракта.

Что иллюстрирует другой пример — сугубо личный. Мой ребенок ходит в московскую школу, где детей кормят завтраками и обедами по льготным ценам. Недавно там сменился комбинат питания, который поставляет еду. Сменился потому, что департамент образования в соответствии с законом о госзакупках проводил очередной конкурс и новый поставщик предложил более низкую цену. Качество завтраков и обедов при этом снизилось, однако на жалобы родителей из окружного управления образования пришел ответ, что сделать ничего нельзя: у сотрудников нового поставщика есть медицинские книжки и санитарные справки, а других требований к ним не предусмотрено. В результате дети просто перестали есть в школьной столовой. Ну а в статистике ФАС эта ситуация тоже пройдет по разряду «экономии бюджетных средств».

Так какой же смысл в законе, который позволяет чиновникам спокойно проводить закупки «золотых томографов», а школьников оставлять без качественного обеда?

×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.